Ташкент-2200. Канка — один из крупных центров железорудного производства Мавераннахра История Разное

В сложении городов, росте их экономического потенциала и общем процессе урбанизации общества громадную роль сыграло применение металлов. Известно, что освоение качественно новых технико-технологических приемов обработки сырья, термической плавки, литья, ковки способствовало резкому ускорению появления качественных орудий труда и роста производительности труда, а также количественному росту производства продукта, революционному прорыву в экономике. Ведущую роль в этом играло железо — один из наиболее жизненно важных металлов, необходимый во всех видах экономики: в мирной деятельности, как основа орудий производства и ремесла, и сельского хозяйства, в военном деле – для наступательного оружия и для оборонительного доспеха, конской упряжки, техники.

Появление металла способствует формированию многих новых ремёсел, как напрямую связанных с обработкой металла: изготовление орудий труда, оружия, предметов быта и т.д., так и косвенно основанных на орудиях труда из металла: строительство и плотницко–столярное ремесло, обработка кости, кожи, камня, изобретение колеса и круга и развитие с их помощью гончарного, горнорудного, водоподъемного, ткацкого, прядильного и многих других производств. Профессионализация ремёсел и рост обмена продукции резко подняли роль городов как центров производства обмена и регулирования связей и ускорили процесс урбанизации общества. Результаты геологических исследований, археологические материалы, связанные с горным делом, и анализ письменных источников позволяют сегодня судить о богатстве отдельных регионов сырьевыми ресурсами. Разработка запасов способствует появлению специализированных поселений, перерастающих в городские центры, или разрастанию профессиональных кварталов в ранее сформировавшихся городах.

Наряду с анализом процесса металлургии в городе важно выявить источники сырья, пункты его промежуточной переработки и пути транспортировки сырья, полуфабрикатов и продукции. В Средней Азии железо начинает использоваться с первой половины I тыс. до н.э. Античные источники упоминают среди восточного оружия и доспехов предметы из этого региона, в частности, парфянские доспехи. Но наиболее полные сведения относятся к средневековой эпохе, особенно восточных географов IX–X вв., сообщающих о железе Уструшаны и Ферганы, об оружии из хорошей стали и других изделиях. При геологоразведочных работах зафиксированы месторождения железа с высокопроцентными рудами. Валовые запасы их, однако, очень незначительны, и в наше время они промышленного значения не имеют. Древние же горняки могли выбирать железо, имевшее небольшие запасы, лишь бы оно обладало необходимыми свойствами.

В южных районах Средней Азии, по геологоразведочным и археологическим данным, пункты древней добычи железорудного сырья фиксируются в юго-западной части Гиссарского хребта. В Кугитангтау, Байсунтау, Сурхантау и Бабатаге имеются рудопроявления полиметаллов, но наиболее широко распространены железорудные месторождения, также эксплуатировавшиеся в древности. Здесь выделена рудная зона среднегорья, в которой выявлено несколько горнопромышленных районов, наиболее активно функционировавших в средние века. Это Бабатаг, где следует отметить работавшие на железо Гавиркан, Канокан. В Байсунтау наиболее чёткие следы железорудного металлургического производства сохранились в районе к. Вахшувар, шлаковые поля которого тянутся двухкилометровой полосой. Л.И. Ремпелем здесь прослежены скопления мощностью до 3 м, включающие тысячи керамических труб. Это сопла для поддува воздуха с помощью мехов в горн при сыродутной плавке железа. Они лежали вперемешку с металлургическими шлаками железными крицами. Над древним селением металлургов на 100-150 м поднимается скала и над ней крепость правителя – Кагана. Поблизости железорудное месторождение Аулата. Отмечен мазар Ходжа-Кочкорон, вокруг которого разбросаны железные крицы, шлаки, формы для отливки.

В долине Тургандарьи, к северу от Дербента – добыча и переработка железа в Гамбузе, в районе Шаргуни-Такчаяна – также железа, в районе Хандиза – полиметаллов. В Кугинганском районе Е.Б. Пругером обследовался район Чуянкана, направленный на извлечение железа и меди, и Пашхурда – на железо и соль. Здесь выделены участки Чуянбулак I-II, шлаковые поля которых охватывают участки 100х100 м и 105х40 м. При последующих работах в Кугингтау в его центральной части, входящей в зону Сурханского заповедника, зафиксированы три рудопроявления: Тиллякан (участок Занкан), Чуянкан и Янгикан. В Тиллякане отмечаются небольшие разведочные производственные разработки, в Чуянкане – 13 карьеров и крупные штольни, связанные с извлечением железной руды и полиметаллов, а к северу обнаружены остатки плавки – круглая в плане плавильная печь со следами поддува на разных уровнях, шлаки. В целом на этих участках открыты 23 крупные и мелкие рудоразработки и 25 скоплений шлаков, позволяющие считать данный участок крупным древним металлургическим районом.

Одним из первых центров Среднеазиатского Междуречья, в котором было обращено внимание на этот аспект развития городской экономики, был Термез. Так, уже на первом этапе изучения города геологом П.Н.Князевым и археологами М.Е. Массоном и В.А. Шишкиным в приамударьинской его части было обращено внимание на громадный квартал металлургов площадью в 10 га. Это говорит о том, что древняя столица Чача была крупным металлургическим центром, цветных металлов и железа. Ведущий профиль его – железная металлургия, время деятельности предварительно отнесено от античности до средневековья. При изучении его в последние годы уделено внимание изучению производственной направленности железоделательного ремесла: горнякам, металлургам, кузнецам, потребителям, в раннеисламский период (IX – начало XIII в.), а также стратиграфии мастерских. Среди находок интересны тигли для плавки стали.

В Согде, в Самарканде крупное металлическое производство пока не выявлено, хотя небольшие мастерские по плавке и обработке железа и ювелиров были зафиксированы в восточной и южной части Афрасиаба, а в квартале IX–X вв. н.э. в северной части города предполагается мастерская по изготовлению доспехов. Самые крупные металлообрабатывающие мастерские в Центральном Согде раскрыты в небольшом предгорном раннесредневековом городке Пянджикенте вдоль улиц, ведущих от южных городских ворот к центральной части города. В восточной и юго-западной частях шахристана раскрыты следы производства, связанного с обработкой железа. Наиболее крупные скопления мастерских (домницы по очистке железа, кузнечные мастерские по изготовлению товарного железа, в основном, двух видов: прутьев и округлых заготовок, возможно, из тигельной стали и цветных металлов) располагались в специально выстроенных для них помещениях, примыкающих к богатым домовладениям с выходом на улицу, особенно вдоль одной из главных магистралей торгово-ремесленного района города с концентрацией мастерских. Были мастерские и у крепостных ворот, и вне города. В них открыты горны и тигли для плавки, инструментарий мастеров для кузнечной обработки, формы для литья, исходное сырьё, готовая продукция, склады и торговые лавки, выходившие на базарчик.

Второй крупный центр по переработке железа исследуется в столице Ферганы – Ахсикете, располагающемся на правом возвышенном берегу Сырдарьи ниже слияния рек Нарын и Карадарья. Здесь открыты не только кварталы металлистов IX – XII вв., связанные с получением железа, но и громадные мастерские по производству высококачественных сталей, содержащие и огромное количество огнеупорных сосудов – тиглей для плавки стали, производственные отходы, и отдельные изделия. Исследование показало, что здесь производилась восточная сталь – булат, использовавшаяся для производства высококачественного холодного оружия, доспеха, инструментария.

Довольно интересный пункт работы согдийских металлистов был зафиксирован также в столице Южного Согда, где изучался городской квартал мастеров по обработке железа, — на городище Еркурган. Располагался он в юго- восточной части городища между внутренней и внешней крепостными стенами. Здесь раскрыта улица, связывающая внутренний город с внешним, и вдоль неё вскрыто 7 хозяйств металлистов с мастерскими – горнами, сырьём – железными прутьями, аналогичными пянджикентским, железные шлаки, каменные тёрки, керамический лепной сосуд с остатками железистого шлака на дне.

Стратиграфические раскопки показали, что зарождение квартала металлистов в данной части города относится к рубежу н.э., а расцвет – к его позднему этапу – V–VI вв. н.э. Найдено 89 монет, из которых 49 экз. извлечены с полов помещений и улицы и относятся к нахшебскому чекану V–VI вв. н.э. Железообрабатывающее производство Еркургана сопровождалось вспомогательными – ткацким, костерезным, использованием цветных металов. Вывоз железных изделий, как продукта товарного производства из горного согдийского селения Вешист в районе Кштута известен по документам архива Деваштича. М.А. Бубновой в горах этого района отмечены древние выработки, в которых, по определению геологов, добывали железо. В литературе отмечены железные рудопроявления в Согде в Ухумских горах. Пять рудопроявлений железа со следами древних промышленных работ выявлено на Нуратинском хребте. Наиболее крупное из них – Ахангараутское, вдоль Фиджакской – правой составляющей Каттаинсая, отработано тремя подземными выработками объёмом более 8 тыс. Труды. Второе – Ходруд или Хазретикан и Зак в правобережье Ходрудсая, включает 4 выработки объёмом около 20 тыс. т. Вблизи него – плавильное поле с металлургическими шлаками. Небольшие следы рудодобычи отмечены на рудопроявлении Фучжак вдоль левого берега Каттасая.

В целом это мелкие рудопроявления, разработка которых имела местное, узколокальное значение. Тем больший интерес представляет, на наш взгляд, неизвестное ранее железорудное месторождение Западного Согда Темиркан, сведения о котором получены благодаря содействию геолога Д.А. Ахмедова. Месторождение располагается в Зерабулакских горах. Здесь, на южных склонах гор Джинкыра в долине Калтасая, известняки которого включают лимонитизированные 4 древних щелевидной формы, выработки в 15–20 м друг от друга, направленные на открытую добычу линзовидных рудных тел, приуроченных к трещинам, оперяющим разломы. Глубина выработок до 7 м, содержание окиси железа в руде по материалам опробования – 80 %. На северном склоне этих гор, в 1 км южнее центрального Лапаса – месторождение Кызыл Гур. Здесь в лимонитизированных известняках и дроблёных сланцах, пропитанных гидроокисями железа, следы открытого извлечения. Датировка отсутствует, пробы показывают от 8 до 11,5% железа.

На восточных границах Согда с поры раннего средневековья выдвигается в качестве значительной железорудной базы район Мальгузарских гор в Уструшане, известный в восточных хрониках как рудная база Минк. Исследование этого района позволило выделить четыре горно-металлургические зоны, объединяющие рудные и плавильные пункты: в Туркестанском хребте – это Лятабандская зона на юго- востоке Бахмальского района и Бахмазарская зона на юге Бахмальского района. В Мальгузарском хребте – Шайбекская зона на востоке Бахмальского района, Мыкская зона – на юге Зааминского района. Здесь в процессе археологических исследований выявлен крупный металлургический центр с прямым циклом производства от извлечения руды до изготовления готовой продукции из чёрного металла. При горном замке Мык, у его подножия, в посёлке металлургов на площади более 1 га в слоях VII – середины XII в. найдены обломки железистых шлаков, футеровка железо-восстановительных и кузнечных горнов, товарный полуфабрикат железа, что говорит об узкой специализации этого района в получении важного для средневековой эпохи металлургического продукта. Это способствовало формированию на территории Уструшаны такого известного всему восточному миру ремесленного центра, как Марсманда, и позволило определить специфику Северо-Западной Уструшаны как древнего железорудного бассейна не только этой области, но и всего Мавераннахра.

Большую роль в развитии горно – металлургического ремесла сыграл Чач и его рудная область Илак, включавший в свой состав основные участки Чаткало-Кураминского хребта. В отличие от Уструшаны он был известен по данным восточных источников как крупный горно-металлургический центр, поставлявший, в основном, благородные металлы — золото и серебро, и отчасти цветные и самоцветы. Вероятно, сравнительно с этими минералами извлечение железа велось здесь не столь концентрированно, поэтому оценке их древними историками, и изучению современными исследователями уделялось не столь значительное внимание. Между тем, систематические археологические и геологоразведочные исследования позволили выявить здесь и пункты специализированного извлечения железной руды, обладающей природной тугоплавкостью, скопления шлаков и пункты плавки этого металла.

В бассейне Чирчика – это плавильные пункты в Шахджуваре, Богбустане в долине Коксу. Обильно выступающие на поверхности железные шляпы по Пскему и Чаткалу, осыпавшиеся в саи окатанные гальки магнетитовых руд, богатых железом и легко добывавшихся в речных отложениях, также составляли значительную часть сырьевой базы ремесленников- металлургов. Не случайно здесь наряду со специализированными пунктами обработки руды, такими, как Шахджувар, Богбустан, открыты единичные плавильные печи, как в пещере Пальтау с сопровождающим материалом XI – XII вв.

Более значительны железорудные пункты долины Ахангарана. Это выработки Шаугазсая, печи Башучбау и Каттасая, в притоках Каракиясай, Дрешсае, Адрасмане, Долонабулаке, Майдантале, Джусалы, Кызылунгуре в верховьях Чушкабулака, Такели, Чокадамбулаке. В современных условиях пункты этих первичных руд считаются маломощными. Вместе с тем, геологи отмечают, что на их выходах в зоне железных шляп региона возможно значительное повышение мощности поверхностью рудного тела по отношению к мощности первичных руд месторождения.

Подобный характер образования железорудных месторождений в виде губчатых шляп облегчал добычу руды, но в настоящее время затрудняет выявление пунктов древних рудоразработок, так как следы их сохраняются незначительно. Тем большую ценность представляют хорошо сохранившиеся пункты добычи и плавки этого металла. Один из древнейших пунктов по добыче и плавке руды подобного типа открыт в Южном Чаткале, в верховьях правого притока р. Ахангаран – Шаввазсая. На его правом берегу, в устье притока Ашибулакская, геологами при строительстве базового посёлка были потревожены плавильные горны, найдены скопления шлаков, посёлок металлургов. При археологическом исследовании выявлены скопления горнов и жилые дома, основное поселение металлургов в устье правого берега Ашибулакская, пункт 2. Все это свидетельствует о том, что древняя столица Чача была крупным металлургическим центром, цветных металлов и железа. Не вылвлены большое поселение и плавильные печи в низовьях Ашибулакская на его левом берегу, пункт 3, также на левом берегу сая в 0,5 км — плавильные печи, и пункт 4-в 1км выше по правому берегу Шаввазсая – плавильные горны и печь для выжигания древесного угля. Жилища рудокопов и металлургов частично концентрировались у впадения Ашибулакская в Шаввазсай и поднимались уступами по берегам этих рек. Раскрыты каменные стены домов, наборы орудий труда, инструментов – каменные рудотерки и молоты, комплексы керамики.

Выделено несколько этапов жизни поселения металлургов – от IV–V до XII в. н.э. На склоне предгорий вскрыты крупные плавильные горны цилиндрической формы диаметром около 2 м, стены которых были сложены из специальных лекальных кирпичиков из огнеупорной глины, оплавившихся в процессе работы.

В пункте 2 м, являвшемся продолжением первого пункта на другом берегу сая, раскрыты полуземлянка, жилая и производственная, печи оплавленные, железная крица губчатой формы и фрагмент керамического тигля с прикипевшим железным шлаком. Не здесь ли проводилась плавка в тигле с изготовлением в качестве конечного продукта высококачественной стали, аналогичной Ахсикетской?

В других пунктах объекта – горны цилиндрической формы со стенками из лекального кирпича (глина огнеупорная), фрагменты железных криц, керамические сопла и печь углежога с очень высоким дымоходом. Данный пункт железа – наиболее крупный в Чач-Илаке – функционировал с поры Каунчи II, для которой у нас не столь много материалов. Очень важная находка, хотя и единичная, фрагмента тигля. Металлурги отмечают два этапа в получении железа: сыродутная плавка в домницах с получением крицы губчатого железа, которая уже являлась товарным сырьём. И на втором этапе – ковка с получением чистого железа или литьё в тигле, как это было в Ахсикете, с получением стали.

Располагающийся глубоко в Южном Чаткале пункт этот, однако, был связан горными путями с городскими центрами Чач-Илака. Один из путей вел через Бошкызылсай в долину Междуречья с городами Фарнкетом, Зеранкетом, Намадванаком и Хисараком, второй чётко выводил через золотой рудник Кызылалму к Абрлыгу, Намудлыгу, Кухисиму, откуда путь шёл через упоминающийся в источниках перевал в Фергану, к Ахсикету. Следует отметить, что через Среднюю Азию проходило несколько трасс транзитной торговли от Китая, Индии до Южной Европы, Византии. В составе объектов продажи упоминаются многие товары: от знаменитого шёлка до металла и оружия. Источники упоминают, что, возможно, из Китая попало в Среднюю Азию производство чугуна, трансформировавшееся в плавку сталей.

Для IV – VI вв. н.э. отмечаются активная роль тюрок в производстве железа, у которых авары брали дань железом и железной продукцией, которая шла на вооружение войска и в торговлю. Византийские источники сообщают, что тюркский каган Истеми предлагал византийскому послу в 568 г. н.э. покупать тюркское железо. Известно, что тюрки имели рудники по добыче железной руды, горны для плавки, торговали полуфабрикатами и готовыми изделиями. По археологическим источникам мы видим функционирование рудников и плавильных горнов в Чаче с IV–VI вв. н.э., в Уструшане – с периода раннего средневековья, металлургические кварталы Термеза – с поры поздней античности и громадное производство стали в средневековом Термезе, Ахсикете, его производство в Папе, Куве, Чаче, Семиречье. Всё это говорит о том, что Мавераннахр был крупным центром Востока по извлечению железа и стали и производству орудий труда, оружия и доспехов.

При проведении археологических исследований в 2008 г. на городище Канкадревней столице Чача мы нашли: а) обломки футировки кузнечных горнов, б) железные крицы, в) наковальню и симобкузача. При раскопках в 1969-1972 гг. караван – сарая Канки во дворе были найдены выполненные из железа детали конского снаряжения. Они включали набор крупных железных пряжек и овальной, и прямоугольной форм с медными кольцами, являвшиеся частью конской упряжки, возможно, подпруги.

Вместе с ними найдены фрагмент железной оси колеса и железной чеки, конская подкова, железная цепь, гвозди с широкими плитками, железные детали вооружения, однолезвийный меч со слегка изогнутым профилем, острым рабочим краем со следами деревянного крепления, наконечники стрел, широкие с листовидным шагом и узкие– с пулевидным и гране. Они найдены в слое с медной литой монетой плохой сохранности со следами животного – это тип тюркских монет Чача VII в.н.э. Здесь же найдены монеты с нагрудным изображением царя и царицы, правителя и на обратной стороне тамги и следов согдийской надписи.

На наш взгляд, древняя столица Чача была крупным металлургическим центром по переработке цветных металлов и железа.

У.Р. Халмуминов
Қанғ – Мовароуннаҳрнинг йирик темир кон саноати маркази сифатида
Макола Чочнинг кадимий пойтахти Қанқа шаҳри харобаларидан топилган қора металл шаҳарнинг илк ўрта асрларнинг йирик саноат маркази сифатида фаолият юритганлиги ҳақида маълумот беради.

U.R. Khalmuminov
Kanka – the important centre of Iron industry of Tarnsoxiane

Фойдаланилган адабиётлар:

1. Буряков Ю.Ф., Кошлаков И.О., Радилиловский В.В. Роль сырьевых ресурсов в урбанизации Средней Азии // История и перспективы развития горнорудной промышленности Средней Азии. Худжанд, 1994.
2. Пругер Е.Б. Древние горнопромышленные объекты Юга Узбекистана // Материалы по истории, историографии и археологии. Сб. научных трудов ТашГУ. Вып. 630. Ташкент, 1986.
3. Наследов Б.Н. Металлопромышленные ресурсы Средней Азии. Ташкент, 1931.
4. Пугаченкова Г.А., Ртвеладзе Э.В. Северная Бактрия – Тохаристан. Древность и средневековье. Ташкент, 1990.
5. Ремпель Л.И. Народная архитектура предгорной зоны Узбекистана //Искусство зодчих Узбекистана. Вып. 4. Ташкент, 1990.
6. Буряков Ю.Ф., Рузанов В.Д. Древние рудники и памятники металлургии в горах Кугитангтау //ИМКУ. Вып.28. Самарканд, 1997.
7. Тереножкин А.И. Вопросы историко-археологической периодизации Древнего Самарканда //ВДИ. 1947.№ 5.
8. Распопова В.И. Металлические изделия раннесредневекового Согда. Л., 1980.
9. Распопова В.И. Металлические изделия из Пянджикента. СПб., 1999.
10. Кабанов. Нахшебские монеты V–VI вв. // ВДИ. 1961.№ 1.
11. Пырин В.А. Предварительные результаты изучения квартала металлистов Еркургана. Отчёт хранится в архиве ИА АН РУз. Рукопись.
12. Массон М.Е. Из истории горной промышленности Таджикистана. Л., 1934.
13. Пидаев Ш.Р., Лериш П., Папахристу О.А. Новые данные о раскопках в Старом Термезе //Археологические исследования в Узбекистане – 2000 г. Самарканд, 2001.
14. Папахристу О.А. Сосуды-тигли из Старого Термеза для производства знаменитых восточных тигельных сталей // Термиз шаҳрининг жаҳон цивилизациясидаги тутган ўрни. Тошкент-Термиз, 2001.
15. Якубов Ю. Паргар в VII-VIII вв. н.э. Душанбе, 1979.
16. Буряков Ю.Ф. Горное дело и металлургия средневекового Илака. М., 1974.
17. Папахристу О.А. О стали и мечах «салмани» //Археология, нумизматика и эпиграфика средневековой Средней Азии. Самарканд, 2000.
18. Абдуллаев К.А. Исследования городища Канка. Ташкент. 1975.

Манба: Тошкент шаҳрининг 2200 йиллик юбилейига бағишланган Халқаро илмий конференция материаллари
Ўзбекистон Республикаси Фанлар академияси, «Фан» нашриёти, 2009

Источник Shosh.uz

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.