Голь на выдумки хитра История Разное

Tatyana Vavilova:

Вчерашние публикации о "чегачи" - мастерах, чинивших нашу разбитую посуду и воспоминания Лидии Козловой о перелицовщиках верхней одежды, напомнили разные хитрости наших трудных послевоенных лет. Да, наши родители не были суеверными и не спешили тащить битую посуду на свалку, уберегая дом от несчастья. Мы несли разбитые фарфоровые чайники, пиалы, чашки и тарелки на базар, на тот же Алайский, где сидели чегачи, искусные мастера соединять черепки металлическими скобами так, что потом посуда не пропускала воду. В ремесленных рядах около чегачи сидели лудильщики. Как-то раз, мы с подружкой заболтались и проворонили кипящий на керосинке чайник, а когда опомнились, увидели, что вода из него выкипела, сам чайник накалился, и только я его сняла с огня, как носик и отвалился. Получив от мамы строгий выговор, отправилась с чайником к лудильщику, который быстренько припаял носик. Так же чинили и прохудившиеся кастрюли и тазы.
А занавески? У кого-нибудь возможно и были в конце 40-х – начале 50-х тюлевые, но не у нас. У нас висели марлевые. А чтобы они хоть немного напоминали настоящие, мама их красила в розовый цвет красным стрептоцидом, а в желтый хинином, который бесплатно разносила по дворам мед. сестра из поликлиники для профилактики приступов малярии у носителей плазмодия.

qq1

Зубной порошок чистил не только наши зубы, но и обувь – белые папины парусиновые туфли, такие же парусиновые бегунки, предшественники кед и кроссовок, и наши с мамой танкетки, босоножки на сплошной подошве. Летом вся обувь была матерчатой. За чистку обуви отвечала я. Садилась на маленькую табуретку во дворе, выбеливала всё, на что наступили в трамвайной толкучке, и что запылилось на грунтовых дорогах. Сушить выставляла на горячее летнее солнце.


Зима в Ташкенте короткая, но без верхней одежды не обойтись, а она дорогая. Доносив до бахромы на подоле свои военные шинели, не все мужчины могли купить новое модное двубортное драповое пальто. Вынимали из сундуков старое и отдавали портным на перелицовку. На Алайском был маленький магазинчик сбоку от овощных рядов, где сидел портной – перелицовщик. Маленький, худенький, морщинистый, но с золотыми руками. Сам распарывал пальто и ватный подклад, переворачивал ткань наизнанку и сшивал аккуратно заново, затем тщательно заштуковывал петли, чтобы потом прикрыть их большими пуговицами и соблюсти мужскую или женскую сторону застёжки. Обычно подкладку из сатина покупали новую и тогда никто не смел подумать, что пальто перелицевали! )))

qq2

На случай дождя и снега все запасались резиновыми галошами, у дам на каблуке. Но вот беда, на галоши денег у большинства еще хватало, а на туфельки или ботинки под них, увы, не всегда. Но выход найдется из любого положения. На улице Папанина сидел в кожаном фартуке сапожник дядя Ваня. В отдельном ящичке у него лежали деревянные каблуки. Вставишь в галоши такой каблук, и нет нужды в туфлях. Резиновый не сминается, а что галоши надеты прямо на чулки никто не видит.))) Чинили обувь до последнего. Дядя Ваня не только набойки менял и швы заново прошивал, но умел незаметные заплатки ставить и аккуратно их под цвет туфель подкрашивать. Если же заплатка всё же видна, то давал дельные советы: «Быстро, быстро ходи, заметно не будет!», или «вечером носи, когда стемнеет» ))) Прилаживая очередную заплатку, дядя Ваня спросил однажды: «Ирина, а муж у тебя кто?». Инженер, сказала мама. Сапожник глубоко вздохнул: «Плохо теперь без специальности!» О размерах инженерных зарплат знали все.
На том же Алайском еще долго после войны продавали трофейные вещи. Их покупали и переделывали, перешивали по себе. Мама купила ночную штапельную рубашку красивого розового цвета и отдала своей подруге сшить мне из нее платье. Та училась на курсах кройки и шитья в ОДО и должна была сдать выпускную работу. Шикарное получилось платье, клеш на кокетке, с оборочками и рукава-крылышки. До сих пор помню.
Шляпы в Ташкенте тогда стоили не только дорого, но и выбора не было. Даже первые фетровые береты привозили из Москвы. Носили чаще платки. Но бабушка категорически не желала кухаркин платок. От прежних же шляп, выписанных в Самарканд из Парижа, остались одни картонки и светлые воспоминания. ))) Тогда она, офицерская дочь и жена, сделала себе башлык. Во время войны в районо учителям раздавали американские вещи. Бабушке достался длинный, крупной вязки, чисто шерстяной, табачного цвета шарф. Она сложила его пополам и часть зашила. Получился башлык, заменивший шапку и шарф – конец перекинула через плечо. Той шерсти сносу не было. Распустив шарф, я потом перевязывала из него несколько вещей.
Духи маме доставал дед, он у нас пробивной был, не то, что папа, тот скромный, очень правильный, что положено то и получит. Дед же умел не только «достать», но и смешать разные запахи так, чтобы из советских получились французкие.)) «Красная Москва», «Серебристый ландыш» и прочая роскошь стали доступны много позднее.
Пудру «Лебяжий пух» и губную помаду мама покупала, трудности возникали с тушью для ресниц. Выручала профессия, у чертежницы всегда есть жидкая тушь. Правда, от погоды полная зависимость. Однажды во время демонстрации пошел мокрый снег. И потекли по щекам саниировских красавиц черные слезы! )))
И об игрушках. Погремушек мне не покупали, зачем? Крышки от жестяных чайников и кастрюлек гремели не хуже. Педиатр посоветовала купить и повесить над моей кроватью яркий мяч или шар, для развития. А где во время войны его взять? Нашли красные лоскуты и сшили шар, набив его ватой. Когда же я подросла, бабушка Аня, папина мама, сшила мне первую куклу из сатина в ситцевом платье. Лицо у нее было плоским, глаза – бусинки, рот, нос и брови вышиты, а косички из толстых ниток. Бабушка хорошо шила и вязала. Из старых брюк переделывала мне пальто, серую кофточку, помню, связала, варежки и носки. Большая подмога родителям!
Не помню специальной детской кровати, и уж люлек под потолком никогда не было, разумеется. Сначала спала в дореволюционной картонке из-под шляп или одежды бабушки Оши, а позже на обычной взрослой кровати, с железными спинками и веревками вместо пружины. Папа привез с Волги все свои рыбацкие приспособления и такую деревянную штучку, которой плели сети. Ею и сплел из бечевки бортики на мою кровать, чтоб не свалилась.
Послевоенный быт постепенно налаживался, в магазины стали привозить ткани, посуду, игрушки по не слишком заоблачным ценам. Всё меньше прибегал к хитростям народ, но бережливым оставался еще очень долго. Не то, что теперь.

Сохранить

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

10 комментариев

  • Равшан:

    Бережливость должно быть не только из за обстоятельств, но и в воспитании. У нас в семье уже несколько поколений воспитание начинается с бережливости. Дедушка всегда учил нас этому и до сих пор учит. Начнем с хлеба, у нас дома принято отламывать а не откусывать от куска хлеба ровно столько, сколько осилишь, лишнее никогда не выкидывается, а хранится в хлебнице и при следующей трапезе первым делом едим старый хлеб. После, всегда натирать куском хлеба свою тарелку. Никогда не выкидывать старую одежду, бабуля всегда из старья делала коврики, потом раздавала кому попадет, а сейчас этим мама занимается. У нас дома все старое, но рабочее, как только что из конвейра. Всегда все реставрируется, ремонтируется. Сам своими руками полностью отремонтировал холодильник зил 50-60 годов, поставил новый компрессор, заменил утепление. Отреставрировал двухкомфорочную газовую плиту. Не привыкшая к такому, моя жена, с начала отнеслась к этому скептически, но после реставрации поняла что все что угодно может приобрести вторую жизнь. Полностью отремонтировал диван, кресло. Тумбочку для кухни 30-40 годов. Абсолютно, все как новое, даже швейная машина, которая осталась от прабабушки, выпуска 30х годов под названием Госшвеймашина.

    Вот что можно сделать из старой пилы? Отец делает ножи. А рукоятки из б.у. пластика, бутылки, пластиковые изделия, переплавляет и делает из них.
    Что можно сделать из дырявой 30 литровой кострюли? Много чего, например, мангал под казан. Аккуратно сбивается эмаль, и это не выбрасываем, можно измельчить и посыпать в горшочки с цветами, будет красиво. Потом делаем дырки в днище, большую дырку для топки, прорези для отвода огня, а самый последний штрих, это приварить ножки. У нас такой уже больше 10 лет служит. Стоит на нем маленький казан готовим плов, килограммов 2-3.
    Я сам, уже в третий раз собираю новый комп на старом корпусе начала 90х годов. Когда корпуса типа тауэр только только набирали популярность.

    У нас соседи даже удивляются, семья большая, а мусор из дома выходит максимум одно ведро. Это не значит что дом завален мусором, дома у нас всегда идеально чисто, дело в том что то что приходит к нам в дом, служит очень долго.

      [Цитировать]

  • Ольгана:

    Спасибо, с таким удовольствием прочитала! И попутно вспомнила «рецепты» своей бабушки, которыми я и мои подружки пользовалась в перестроечные годы (моя юность): лаковые туфли и сумки натирала глицерином; чтобы сапоги не промокали — по периметру обтирала каждое утро косметическим вазелином; джинсы «подкрашивала» разведенной синькой; картофельный крахмал — вместо дезодоранта; бигуди — на пиво; вместо дефицитного лака для волос — из пульвелизатора — сладкий чай! И еще сколько можно вспомнить!!!

      [Цитировать]

  • Арина:

    Да, очень и интересно, и трогательно… Очень многое из написанного близко! Кому сейчас в голову придет перелицовывать вещи? Просто выбросят… А мне очень понравился совет: быстро, быстро ходи… Смеялась ! Я собираю эти рассказы с историческими бытовыми зарисовками для внуков. Спасибо, Вам, большое!!!

      [Цитировать]

  • lvt:

    А капроновые чулки с поднятыми петлями забыли? В Старом Универмаге сидела мастерица.

      [Цитировать]

    • Ольгана:

      Меня мамочка в свое время научила этому искусству, в старших классах я единственная без «стрелок» ходила ))

        [Цитировать]

    • Вавилова Татьяна:

      Помню! Но это было уже в более благополучные годы. В детстве чулки были из хлопка в резиночку.

        [Цитировать]

  • Ильгиз:

    Помню ,мама всегда ходила в парикмахерскую красила ресницы и брови ..ресницы красили какой то краской …смазывали под глазами вазелином ..потом приклеивали папиросную бумагу ..закрывали глаза и накладывали жирным слоем краску .. Надо было немного подождать потом бегом смывать краску ..иначе краска начинала жестоко щипать глаза ..Но,зато не надо было пользовать тушь ..в картонной коробочке ..плевать на тюбик сухой туши ..растирать краску ..потом красить тушью ..которая повисала жирными кусочками на ресницах ..Парикмахерская краска долго не смывалась ..могла держаться месяц ,может больше . О чертежной туши я никогда ничего не слышала .. и не представляю как ею можно было красить ресницы ..можно было остаться без глаз .(OL)

      [Цитировать]

    • Вавилова Татьяна:

      Урзол — так краска называлась. Но в парикмахерской надо было платить. (( В начале 30-х не все могли себе позволить парикмахерскую. Кстати, урзол тоже портил ресницы. Ну, а тушью не красились каждое утро.))) Да, папильотки еще были вместо бигуди — из кальки. Этим способом мама завивалась много лет.

        [Цитировать]

  • Виолетта Лаврова:

    Усьму давили на перевёрнутой пиалушке, красили брови и ресницы.

      [Цитировать]

  • lvt:

    Ещё один способ «Накрап». Его использовали в театрах и очень рьяные модницы — в жизни. При этом две реснички слипались в одну толстую ресницу и загибались вверх. Использовали расплавленный воск со свечки (стеарин тоже). Никакой дождь, никакие слёзы не страшны были. Но в итоге ресницы ломались. В жизни он существовал в эпоху «венчика мира». На сцене он тоже был «уходящим». В конце 70-х видела только одну актрису, которая ещё успешно пользовалась накрапом.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.