Махалля, как имя твое? Часть четвёртая История

Мы продолжим нашу экскурсию в историю почтенных махалля нашего несравненного города. И начнем мы сегодняшнюю поездку, пожалуй, с современной, существующей и поныне махалли Джангох, имя которой в переводе означает “место битвы”.

Улица в старом ТашкентеКаково происхождение топонима - версий множество. Но одна - основополагающая. В далеком прошлом нашего достопочтенного города на этом месте произошла ожесточенная схватка двух враждебных армий. Обе стороны понесли большие потери.

Но есть и другая, не менее интересная версия. Еще в XVIII веке Ташкент разделился на 4 части - даха, аксакалы которой пытались выставить сами себя на пост хакима города. И сторонники то одного, то другого из них «выясняли» отношения именно на этом месте -  на пустыре северо-западнее рынка Чорсу. То страшное время вошло в историю города под названием «чорхаким» - четыре хакима. И только вмешательство Юнуса - Ходжи остановило распри горожан.

Была эта махалля  довольно маленькой, насчитывая всего лишь шестьдесят домовладений. Жители ее занимались самыми разными ремеслами, одно из которых было довольно редким для нашего края - они создавали «плетенку» из прутьев ивы, украшавшую бутылки с вином!

Жили здесь и славные ташкентские купцы, торговавшие далеко за пределами Средней Азии. В распоряжении почти полутысячного населения имелись мечеть, чайхана и одна-две небольшие лавки. В настоящее время на ее территории находятся парк культуры и отдыха имени Абдуллы Кадыри  и часть жилого квартала Ц-15. Но самое главное -  мало кто знает, что в одном из домов незаметной махалли родился и вырос известный не только у нас в стране артист, основоположник узбекской эстрады Батыр Каримович Закиров.

Ныне основная территория квартала живет и здравствует, сохраняя историческое название.

Другой квартал с не менее интересным названием находился в районе нового путепровода по проспекту Абдуллы  Кадыри, недалеко от Урды, по  улице, на которой располагается известный каждому ташкентцу магазин спортивных товаров. Сориентировались? Правильно – современная улица Лабзак. Довольно большая по своим размерам - 200 домов, махалля называлась Шатак буквально – «телега/арба» (то, что само не едет).  Видимо, здесь проживали «специалисты по перевозкам» (логистике). Делилась она на две части - верхнюю и нижнюю, насчитывая около тысячи трехсот жителей.

Используя воды протекавшего рядом канала Кайнама, они занимались садоводством и земледелием. Ремесленных мастерских в квартале было мало - в основном преобладали бакалейные, мясные, мануфактурные и даже одна парфюмерная лавки - отсюда несложно догадаться, что здесь жили многие торговцы города. Здесь находилось и махаллинское кладбище.

В период сплошной застройки, особенно после Ташкентского землетрясения 1966 года, махалля была снесена и сейчас на ее месте красуются жилые и административные здания, а широкий проспект, соединяющий так называемые Старый и Новый город, носит имя писателя и журналиста Абдуллы Кадыри. По этому же проспекту проедем и мы, следуя в махаллю Ачават, существующую и поныне в старинной даха Себзор.

Ничего не говорящий топоним имеет довольно странный перевод - буквально «беспорядок». Видимо, это вызвано различиями в национальном составе ее населения. Дело в том, что, если практически во всех махалля, которые мы с Вами посетили, проживали узбеки, то в этом квартале, хотя и в малом количестве, проживали и цыгане.

Были здесь три мечети, кладбище, мактаб и три мельницы. Жители занимались в основном ремесленным производством, торговали. Находился квартал практически за границами города того времени, примыкая к его черте лишь с северной стороны. А недалеко от нее, в окружении махаллей Укчи, Чукур Куприк, Самарканд Дарвоза, Бадрвай, находился жилой квартал, относившийся к даха Бешегоч и бывший полным тезкой загородного района  и поселка - Занги-ата.

Жители его были по своим занятиям, «на все руки от скуки» - кроме торговцев и земледельцев, здесь жили превосходные мастера - сапожники, производившие ичиги, кавуши и другие виды обуви, быстро раскупавшиеся жителями города.

Рядом находилось довольно редкое по своему профилю предприятие - сартарошхона, коих действительно в Ташкенте было мало. Квартал считался грамотным, ведь кроме мечети, в нем находился и мактаб. Среди сотни домов стоял (и сохранился ныне) мавзолей мусульманского святого Ходжи Нуритдина.

Ныне территория древней махалли застроена жилыми домами, в которых проживают и те наши сограждане, кто не пожелал расстаться с родными местами, и получил квартиры именно здесь, на территории милого сердцу квартала.

Рядом находился квартал Эски - Джува, что в переводе означает «старый арсенал». Дело в том, что некогда здесь была построена одна из крепостей  Ташкента (см. предыдущие номера). Она была совсем рядом с современным базаром Чорсу. Ее жители, (что естественно), занимались торговлей, имея в своем распоряжении около полусотни торговых лавок.

На территории махалли находилось около ста домовладений, имелись в квартале три мечети и медресе, которое могло поспорить  по уровню подготовки специалистов своего профиля с такими именитыми учебными заведениями, как медресе Кукельдаш и Барак-хана. Ныне территория махалли поменяла свой внешний вид до неузнаваемости.

Еще одна махалля, называемая Рабад, находилась недалеко от Эски-Джува, в тогда еще пригороде нашей столицы. Этот факт подтверждается тем, что с севера к ней подходила местность, Гурунчарык (одно название которой говорит само за себя - об одном из видов земледелия - рисоводстве), куда выезжали местные жители для обработки своих и арендованных участков. Кроме этого, население квартала было довольно универсальным по своим занятиям - одни делали масло, другие перемалывали зерно - здесь имелись две мельницы и маслобойня.

Делился квартал на два прихода, насчитывая триста домовладений, имея в распоряжении жителей три мечети и мактаб - школу для местных ребятишек. Вы заметили, что во многих махалля были мактабы? Поэтому вряд ли можно говорить о неграмотности населения в те времена.

Как и Эски-Джува, массив находился не слишком далеко от базара Чорсу, куда доставляли свою продукцию мастера - ремесленники. Это были бешики, сундуки, ковровые дорожки и другие предметы домашнего обихода. К сожалению, этого квартала, так же, как и многих других, больше нет. На его территории находятся жилые дома массива Себзор.

И снова возвращаемся в даха Шейхантаур. Снова вспоминаем славных ташкентских оружейников, вооружавших защитников города отличным оружием. В давние времена приходилось сражаться не только мечами и кинжалами, сходясь лицом к лицу с противником, но и применяя дальнобойные луки, сила которых  помогала стрелам пробивать даже двойного плетения кольчуги захватчиков. Именно стрелы производились устозами, проживавшими в махалле Укчи, что расположена в районе современной станции метро «Узбекистанская».

Квартал этот стоял рядом с крепостной стеной города у ворот Коймас, путь к которым проходил через жилой массив. Насчитывалось более ста домов, имелись две чайханы, три мечети и несколько торговых лавок. В одном из домов очень долго, почти до самой своей гибели в мрачном 1938 году, проживал известный государственный деятель нашей республики - Акмаль Икрамов.

В память  о нем названа одна  из улиц города. Просуществовала махалля практически до конца 60-х, а ее небольшая часть существует и поныне. Сохранилась даже маленькая улочка, носящее древнее имя - Укчи кучаси - улица «отливателей пуль».

От упомянутого жилого массива проедемся по проспекту Узбекистанскому до пересечения проспекта Бунедкор с  улицей Фурката.  Именно здесь, за новыми жилыми домами и  находилась махалля с довольно интересным названием - Зебак (в русской транскрипции - Зевак).

Название это ни в коем случае не связано   с праздно проводящими время горожанами. Напротив, жители квартала были очень трудолюбивыми - занимались производством масла и муки, мелкой торговлей, изготавливали изделия из кожи. Имелись здесь около ста домовладений и, естественно, мечеть.

А теперь о названии - в каждом городе имеется какая-то достопримечательность, будь то мечеть или караван - сарай, о которой можно сказать - украшение, жемчужина. Именно так и переводилось название махалли - украшающая, красящая город. Интересный топоним, не правда ли?

Ну, что ж, сегодня мы с Вами побывали в различных пунктах нашего любимого города, полюбовались его видами, вспомнили его историю. Но эта поездка не последняя.

Станислав Балашкин

Фото – различные сайты

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

11 комментариев

  • Сабир Хайдаров:

    Ачавот — ачи обод — цыганский городок.
    Эски Джува — страя мельница.

      [Цитировать]

    • Фома:

      Эски Джува — старая скалка, не путайте людей.
      Кстати ул.А.Икрамова уже давно нет как и названия района, ныне Учтепинский. Кажется название улицы сохранилось только в Келесе.

        [Цитировать]

      • Станислав:

        ул.А.Икрамова — совр Кары Ниязова, быв. Учительская. Касаемо — Учтепинский. Мое мнение — лучше бы Чабанатинский. Все ближе
        к правде. А то холмов там было гораздо больше, чем три.

          [Цитировать]

        • Шел мимо...:

          Станислав:
          ул.А.Икрамова — совр Кары Ниязова, быв. Учительская

          Нет, не так.
          Быв. Учительская сразу получила имя Кары-Ниязова без каких-либо промежуточных названий.
          А улица А.Икрамова находилась чуть дальше, если следовать по правой стороне ул.Каблукова от Ассакинской в сторону Алайского. Буквально следующая за учительской. Ее предшествующее название Уездная. Современного названия, к сожалению, не знаю. Думаю, что «Ниёзбек йули — тор кучаси» с каким-нибудь номером.

            [Цитировать]

          • Станислав:

            Да, Вы правы. Тут ошибся.
            Ул.Уездная — Орджоникидзе-Ляшкарбеги, на том протяжении, что осталось на сегодня. Мог бы подтвердить, но, к сожалению, скриншоты с карты НЕ прикрепляются. Но это уже вопрос уважаемому Азиму.

              [Цитировать]

      • Станислав:

        А улиц А.Икрамова все-таки две: одна в поселке Назарбек, другая — слева от массива Феруза, стыкуется с Карамуртской. Подробности — в справочнике «Мой Город.Ташкент».

          [Цитировать]

  • Рахим:

    Правильно — цыгане по-узбекски лули или ача. Люля-кебаб — шашлык по цыгански.

      [Цитировать]

  • Станислав:

    Евгений Семенович! Это ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТЬ!

      [Цитировать]

  • Станислав:

    Сабир Хайдаров и Фома: Специально запросил отдел переводов: «Эски Джува» переводится как «Старая башня». В ней вполне возможно, хранился арсенал гарнизона города. Тем более, что гарнизон НЕ мог быть супермногочисленным, и места для ручного оружия могло хватить вполне.
    Хотя, сколько людей, столько и мнений.

      [Цитировать]

  • Сабир Хайдаров:

    Здесь как раз путают людей поверхностные «всезнайки», опелирующие только эмоциями и ничем более. Как это типично для совка. Эски Джува (а не Джова-скалка)- старая мельница, еще раз.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.