Персидский поход Петра I История Разное

Историк Игорь Курукин о пребывании Петра I на Кавказе, его внешней политике и походах на восток.

Еpetr13ще не закончилась Северная война, а Петр уже задумал другое, более масштабное предприятие на востоке. Восток его и раньше интересовал. Кстати, именно при Петре I впервые русский человек, а именно купец Семен Маленькой, попал в Индию. Туда и раньше пытались попасть, но в итоге попали только при Петре I. Раньше было не до того, поскольку Северная война отнимала все силы и средства, а вот когда стало ясно, что эта война будет выиграна (она еще будет продолжаться довольно долго, но в принципе все было уже ясно), то здесь Петр задумал другое предприятие, о котором известно несколько меньше, но которое действительно представляется очень важным для понимания петровской внешней политики и его замыслов.

В 1715 году подполковник Артемий Волынский в качестве русского посла отправляется в Иран, и одновременно (1715–1716) на Каспийское море отправляется несколько морских офицеров. Их задача была примерно одинаковая: проложить, если так можно выразиться, международный трансъевразийский торговый путь. Естественно, он существовал и раньше — все знают, что такое Великий шелковый путь. Теперь Петр задумал такую транспортную магистраль (настолько, насколько этот термин применим к той эпохе) повернуть на Россию, то есть сделать так, чтобы поток товаров из Ирана, Индии, Китая пошел не через Малую Азию и Турцию (традиционным путем, каким ходили купеческие караваны в Западную Европу), а через Каспийское море, далее по Волге, затем в Петербург и уже оттуда в Европу. Замысел был масштабный — создать новую международную конструкцию, мировой торговый путь.

Óìó è íåó¸ìíîé ýíåðãèè Ïåòðà îáÿçàíà Ðîññèÿ ñâîèì ÷óäåñíûì ïðåâðàùåíèåì èç îòñòàëîé, ïîëóôåîäàëüíîé ñòðàíû â ïðîñâåù¸ííóþ ïðîìûøëåííî-ðàçâèòóþ äåðæàâó.

Для начала надо было элементарно создать географические карты, а их тогда ни в Европе, ни в России не было. Далее, по замыслу Петра (все надо учитывать применительно к знаниям той эпохи), задача была такая. Естественно, Волга впадает в Каспийское море, в Каспийском море есть какие-то русла и реки. Петр знал, что когда-то великая среднеазиатская река Амударья впадала не в Аральское море, а в Каспийское. Это не совсем так на самом деле, но там, действительно, был проток (кстати, в свое время я его видел, когда работал в Туркмении в археологической экспедиции, так что это действительно существует). Мысль Петра I: Амударья течет неправильно, ее надо повернуть и заставить течь в Каспийское море, для того чтобы по этой великой реке Амударье можно было приплыть в Индию. В Индию так приплыть нельзя, потому что там будут горные хребты Центральной Азии, которые преграждают путь, но тогда в Европе об этом просто никто не знал, Петр I тоже не знал. Задачу повернуть реку и создать новую геополитическую реальность не большевики придумали в XX веке, а это было у Петра.

Запасной вариант — через Иран, поэтому с Ираном в 1717 году заключается торговый договор о беспошлинной торговле в расчете на то, что русские купцы могут ехать через Иран, далее через Афганистан в Индию, то есть такой вариант тоже прорабатывался. Если речь идет о водном пути, как Петр думал в те годы, то, соответственно, там есть среднеазиатские ханства, их надо сделать вассалами России. Для этого с ханами надо заключить союз (это Хивинское ханство, Бухарский эмират), сделать так, чтобы эти ханы признали суверенитет России, для порядка отправить туда русских солдат, чтобы они составляли ханскую гвардию и одновременно помогали ханам управлять, но держали под контролем это среднеазиатское пространство.

Это были замыслы Петра. Что-то он сделал сразу. Например, с Ираном был заключен договор. Кстати, послы, которые прибыли в Иран, убедились, что эта страна находится в состоянии кризиса, что вполне соответствовало действительности: власть была недееспособна, постоянно вспыхивали восстания. Ситуация была такая, что к началу 1720-х годов Петр предполагал, что скоро Ирана не будет: он просто развалится из-за внутренних проблем. Как только закончилась Северная война (в 1721 году, как в любом учебнике написано, она завершается Ништадтским миром), Петр радостно празднует его, и буквально через пару недель начинается подготовка к большому походу на восток.

Поход должен был быть и сухопутным, и морским, поэтому вдоль Волги и в городах Поволжья срочно строятся десантные корабли, там, где их не успеют построить, их отберут у местных жителей-купцов, кому-то заплатят, кому-то нет, потому что все надо было подготовить в очень короткие сроки, к весне. Создается специальный корпус порядка 40 000 человек пехоты. Пехота должна сесть на корабли и плыть вниз по Волге до Астрахани, конница, драгуны (их было порядка восьми полков) должны двигаться через степь. Сборное место — Северный Дагестан, на границе есть русская Терская крепость, так называемый Терский городок. В этом районе должна произойти высадка, и далее все должны двигаться на восток.

В принципе операция, подготовленная в очень короткий срок, с транспортной точки зрения удалась: войска были вовремя перевезены (немного опоздали, но это ничего), в июне произошла высадка, тут же Петр отметил годовщину Полтавской победы, как он всегда делал, это произошло одновременно. Дальше начинается марш русских полков. Подошла конница, с большими потерями, правда: переход был длинный, трудный, корм плохой, вода плохая, и конница уже тогда здорово пострадала, но подошла.

Ïåðñèäñêèé ïîõîä 1722 ã.

После этого Петр двинулся дальше через Дагестан на юг. Дагестан — это горная страна, где есть западное побережье Каспийского моря от 4 до 40 км — это приморская долина, по которой можно идти. С древних времен это был коридор, который связывал Закавказье с миром кочевых степей Северного Кавказа и Поволжья, по этой дороге всегда ходили. Теперь по ней шел Петр на юг, он лично предводительствовал войсками, из-за жары ему пришлось постричься. Пришлось принять соответствующие меры, Петр выпустил длинный приказ, что можно есть, чего нельзя есть, что воду нельзя пить взахлеб, потому что будет плохо, что шляпы надо носить — вполне по-деловому освещался этот вопрос.

В короткий срок, буквально через несколько дней, Петр подошел к древнейшему и славному городу Дербенту, который совсем недавно отмечал свой юбилей. Дербент — один из очень любопытных городов (мне довелось там быть, поэтому я его себе достаточно хорошо представляю). Дербент построен в самом узком месте. Дербентская крепость — это две параллельные стены от моря до гор, которые уходили в горы (остатки этих стен сохранились и сейчас), а цитадель Дербента, построенная еще в VI веке, и сейчас производит сильное впечатление. Дербент открыл ворота Петру, ему поднесли серебряный ключ от Дербента (он до сих пор хранится в Санкт-Петербурге, на него можно посмотреть).

derbent

Замыслы Петра были таковы. Самая удобная гавань на Каспии — это Баку, Бакинская бухта, ее надо было обязательно занять, тем более Баку — большой торговый город. Далее Петр предполагал соединиться с грузинским царем Вахтангом VI, царем Восточной Грузии, и его армяно-грузинским войском, и Россия получала доступ к каспийским берегам и главным портам. Петр задумал на Каспии в устье реки Куры построить южный Петербург, новый город, который стал бы транспортными воротами на этом большом торговом пути, который он замыслил. Планы были грандиозные. В это время Иран действительно находился в крайне тяжелом положении, туда вторглись афганские войска, и через несколько месяцев после похода Петра (июль 1722 года), в октябре 1722 года, шах потерял корону — все так и произошло, как Петр мыслил.

А вот дальше, увы, не получилось. Проблема была в том, что Петр привел достаточно большую армию, то есть он думал, что будут большие военные столкновения. Их не было, но зато появилась другая проблема: войско надо было кормить и поить, а с этим было очень тяжело, потому что снабжать такую армию за счет местного населения было практически невозможно: оно немногочисленно, уходит и не собирается кормить других. Был заготовлен провиант, чтобы доставлять его по морю, но корабли, которые были наскоро построены весной 1722 года, оказались к морским условиям на Каспии не приспособлены. Море теплое, но очень бурное, там постоянно бывают штормы (очень любопытное в этом смысле море), там нет удобных гаваней, поэтому целых два каравана судов с провиантом потерпели крушение. Что-то спасли (это было не совсем катастрофой): и люди спаслись, и часть провианта, но после занятия Дербента провианта осталось на месяц. Рисковать большой армией на востоке, не зная, куда ты попадешь в итоге, Петр не стал, и он вернулся.

baku

На реке Сулак в Дагестане была заложена мощная русская сухопутная база — крепость Святого Креста (ныне от нее остались только руины, причем очень незаметные). Он понимал, что на востоке действовать этой армией бесполезно, то есть противника, равного по силе, все равно нет, а иметь дело приходилось с горскими князьями или с вольными горскими общинами, которые не могут выставить такую армию, но зато с ними в горах воевать очень сложно. Тут нужно было действовать как-то по-другому. В итоге армию больше не посылали, в конце 1722 года русский десант занимает город Решт на южном берегу Каспия — это уже иранская провинция Гилян. Летом 1723 года другой десант занимает Баку. Таким образом, к этому моменту поход Петр считает успешно законченным, русские войска получили опорные пункты на Каспийском море, и можно было действовать дальше.

Петр был человеком прагматичным, он уже посчитал доходы. Попадем мы в Индию или нет — это еще большой вопрос, потому что в Иране началась, по сути дела, война — и внутренняя между различными группировками, и внешняя: иранцы воевали с афганцами, которые пришли завоевывать Иран. Петр посчитал, что доход от эксплуатации занятых провинций уже должен быть 2 миллиона рублей. Вот здесь у него не получилось.

petr12

Провинции удерживались достаточно интересно. Получился первый масштабный колониальный эксперимент: создана русская администрация в колониальном стиле, войска размещены по опорным пунктам, русские офицеры создают разведывательную базу, то есть русские шпионы бегают по всей этой территории и достают очень любопытные сведения. Территорию держали под контролем, население присягнуло, даже стали платить налоги, правда, мало и плохо. А вот создать то, что хотел Петр, — коридор, по которому шел бы поток русских товаров, товары из Китая и Индии шли бы через Иран, иранский шелк шел бы потом в Петербург, — не получилось. Доходы оказались на порядок меньше, чем рассчитывали. В итоге тратили больше, чем получали.

До своей смерти (а он умер в январе 1725 года) Петр рассчитывал, что эксперимент удастся. Поначалу так и было, операция получилась довольно успешной, но она не привела к тому результату, и дело здесь не только в новых условиях. Представим себе русский ограниченный контингент на востоке в XVIII веке. Через этот низовой корпус, то есть ограниченный контингент русских войск, который там действовал, прошло примерно 70 000 человек за 8 лет, половина из них погибла не от боевых действий, а от того, что называлось «вредительный воздух»: различных лихорадок, дизентерии и тому подобных вещей. Потери были огромные. А приобретения оказались весьма скромными, потому что за 8 лет, что Россия владела этими территориями, содержание этого корпуса стоило примерно 8–10 миллионов, а доходов, которые получили, было примерно 1,5–2 миллиона рублей. Эксперимент оказался неуспешным. Еще одна существенная проблема заключалась в том, что войска оказались достаточно эффективными, а экономически овладеть и эксплуатировать эти территории не получилось. В России не было ни крупных компаний, ни деловых людей, которые умели бы это делать. База для большого колониального владения на востоке оказалась слабой.

Текст отсюда. Картинки с разных сайтов.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

4 комментария

  • Ящеров:

    «впервые русский человек, а именно купец Семен Маленькой, попал в Индию.»

    «Для начала надо было элементарно создать географические карты, а их тогда ни в Европе, ни в России не было.»

    Дальше читать не стал.

      [Цитировать]

  • Усман:

    Действительно, странный историк. Не слышал даже про купца Афанасия Никитина?

      [Цитировать]

  • Станислав:

    «Историк Игорь Курукин»
    Повторять то, что написано еще Кармазиным (пардон, Карамзиным), могут все. Работал ли сей «муж ученый» где-нибудь в архивах, узнал ли что-нито новое из нашей многажды переписанной истории? Читать сей опус не стал с первых же строк. Е.С.- если можно, снимите этот бред с сайта. Я постараюсь прислать что-нибудь поинтереснее.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.