Предателей в тылу еще пожалели… История

"Большое видится на расстоянии" - эта истина неизменно подтверждается при изучении исторических событий, заставивших в свое время ломать голову над их причинами наших далеких и недавних предков. Так произошло со Среднеазиатским восстанием 1916 г. – событием масштабным и до конца не изученным.

Все познается в сравнении

Сначала несколько слов о самом событии, произошедшем в нашем регионе сто лет назад. 1916 г. был для Российской империи вторым годом тяжелых сражений на огромном фронте от Прибалтики до Закавказья и Месопотамии. В них русским войскам противостояли немцы, австрийцы, венгры, словаки, турки и многие другие народы, населявшие сразу три империи - Германскую, Австро-Венгерскую и Османскую. Помимо этого, целый экспедиционный русский корпус спасал Париж от немецкого наступления в Европе, а еще один сражался вместе с британцами против турок в Ираке.

На фронт уже были призваны не только запасники младших возрастов, недавно отслужившие в армии, но и мужчины сорока-пятидесяти лет, ветераны Русско-японской войны 1904–1905 гг. Страна стояла на пороге тотальной мобилизации, когда "под ружьем" находится более десяти процентов мужского населения. Из-за недостатка рабочих рук в деревнях резко упали урожаи зерна, многие заводы и фабрики остановили работу. При всем этом нужно помнить, что по закону о воинской службе Российской империи мужчины пятидесяти народов и племен страны не призывались на армейскую службу. И вовсе не из-за "страха царских сатрапов дать в руки оружие угнетенным народам", как нас пытались убедить советские историки, а… "из-за непригодности к воинской службе". Парадоксально, но именно "самые опасные", по советской логике, черкесы, чеченцы, ингуши, крымские татары – все, кто совсем недавно воевали против войск генерала Ермолова на Кавказе, показали себя достойными противниками немцев и австрийцев в составе так называемой Кавалерийской горской ("Дикой дивизии"). К слову сказать, именно это соединение под командованием генерала Лавра Корнилова едва не вернуло летом 1917 г. на престол царя.

В условиях острого дефицита рабочих рук в народном хозяйстве, равно как и для тыловых работ вблизи линии фронта (строительство укреплений, дорог, подвоз боеприпасов и продовольствия), правительство было вынуждено искать людские резервы. Вот тогда и решено было призвать представителей той полусотни народов и племен.

В Туркестанском генерал-губернаторстве в то время проживало более десяти миллионов населения, из них лишь около пяти процентов - европейцы. Это были жители городов, железнодорожных станций, крестьяне-переселенцы, приехавшие в край после присоединения его к России. Почти все военнообязанное русское население к этому времени было мобилизовано и уже воевало на фронте.

25 июня 1916 г. правительство выпустило указ о мобилизации на тыловые работы четырехсот восьмидесяти тысяч мужчин из местного населения в возрасте от девятнадцати до сорока трех лет. Это и послужило первоначально причиной волнений среди таджикского, узбекского и киргизского населения Туркестана.

4 июля 1916 г. в Ходженте начались волнения с требованием прекратить мобилизацию, уничтожить составленные списки "трудармейцев". Все это сопровождалось погромами местной администрации, полицейских участков и убийствами. Местная администрация почти две недели пыталась справиться с волнениями силами местной полиции, но 17 июля генерал-губернатор вынужден был ввести военное положение.

По официальным данным, уже в июле 1916 г. в Самаркандской области произошло двадцать пять выступлений, в Сырдарьинской - двадцать, в Ферганской – восемьдесят шесть. Волнение постепенно "расползалось" по территории Туркестана и Семиречья, где многие его участники даже не знали, в связи с чем оно началось: оно постепенно трансформировалось в борьбу против полувековой русской власти в крае.

О либерализме царского правительства

Правительство направило против восставших войска численностью около тридцати тысяч человек с пулеметами и артиллерией. Часть из них (как казаков 2-й Семиреченской дивизии) даже пришлось снять с фронта в далеком Ираке. Вспомогательную роль играли местные казачьи и поселенческие ополчения. Уже в конце лета восстание было подавлено в Самаркандской, Сырдарьинской, Ферганской и ряде других областей, а в сентябре - начале октября - и в Семиречье. Последние очаги сопротивления были подавлены в конце января 1917 года в Закаспийской области.

Последствия этих событий были весьма печальны: убито около четырех тысяч русских жителей. В результате репрессий со стороны властей погибло от ста пятидесяти до трехсот пятидесяти тысяч повстанцев.

Разумеется, здесь нужно учесть и лукавость советской историографии, которая включала в число погибших восставших около трехсот тысяч беженцев - казахов и киргизов, умерших от голода, холода и болезней в Синьцзяне. Их увели туда главы родов и племен, непосредственно руководившие нападениями на беззащитные русские села.

При всей масштабности и строгости принятых мер, позволявших советским историкам говорить о "жестоких репрессиях царизма", нужно признать, что сам размах и длительность случившегося восстания были явным свидетельством "либерализма царского правительства", не решавшегося на жесткие меры в самом начале волнений и "запустившего ситуацию".

Уже в разгар беспорядков приказом туркестанского генерал-губернатора при всех карательных отрядах и во всех уездных городах были созданы военно-полевые суды, которые могли выносить смертные приговоры. Правда, судебное разбирательство в отношении восставших проводилось со свойственным предреволюционному времени либерализмом: отмечается, что из 933 участников восстания, первоначально задержанных и отданных под суд, 346 были оправданы, а смертная казнь, к которой были приговорены 587 осужденных, была осуществлена только в отношении 201 человека.

Еще одним итогом восстания было и то, что свыше 100 тыс. "трудармейцев" все же было отправлено на тыловые работы в европейскую часть России. Вернувшись оттуда всего через год благодаря начавшейся революции, многие из них сыграли заметную роль в социальных преобразованиях в Средне-Азиатском регионе.

Теперь, для сравнения, вспомним, какие меры применялись в СССР в период Великой Отечественной войны в отношении дезертиров, а тем более восставших против мобилизации с оружием в руках: физическое уничтожение на месте с последующим выселением семей в края весьма отдаленные! Дико даже представить, что в том же Ходженте в 1941–1942 гг. отказались бы отправиться на заводы Урала "трудармейцы"! Многие тысячи их, не призванных в армию по возрасту (старше 40 лет), трудились на заводах и фабриках Свердловска, Челябинска, Перми, Оренбурга, Самары и Магнитогорска вплоть до конца Великой Отечественной войны. При этом, конечно же, не забудем, что на фронтах с оружием в руках воевало свыше двухсот тысяч солдат и офицеров, призванных только из Таджикской ССР!

Теория и практика заговора

При всей неорганизованности волнений 1916 г. в Средней Азии в скорости их распространения и в разнице требований восставших к властям в разных регионах чувствовался "внешний импульс". Для компетентных служб России в 1916 г. причины восстания лежали "на поверхности": с момента вступления в войну союзницы Германии – Турции (Османской империи) Туркестанское генерал-губернаторство, равно как и союзные Петербургу Бухарское и Хивинское ханства, наводнили листовки и воззвания от лица "халифа всех правоверных" - султана Турции - о священной войне против "кафиров", "гяуров" – неверных.

Надо отметить, что Турция имела мощный рычаг воздействия и через свое движение младотурок: как в Туркестане, так и в Бухарском и Хивинском ханствах; после 1905 г. бурно распространялось движение джадидов – "младобухарцев", ратовавшее за модернизацию жизни мусульманских стран. К началу Первой мировой войны регион наводнили турецкий эмиссары от партии младотурок, турецкие учителя и коммерсанты, помимо ведения других дел дружно собиравшие с местного населения пожертвования в пользу турецкого султана! Это был еще один мощный канал воздействия на общественное мнение среднеазиатских народов и пропаганды турецкой политики.

С началом Первой мировой возросла активность турецких и германских эмиссаров и в пограничном Синьцзяне (ныне – СУАР Китая), особенно в Кашгаре. Русское и британское консульства в Кашгаре нередко оказывали давление на местные китайские власти, добиваясь пресечения деятельности турецко-германских агентов и наказания или удаления с должностей китайских чиновников, потворствовавших им.

Здесь следует вспомнить и то, что на территории Туркестана было размещено до ста тысяч пленных турецких солдат и офицеров, ведших враждебную пропаганду среди тюркоязычного населения региона. Всего четырьмя годами позже уже Советской России придется столкнуться с ситуацией, когда сотни бывших пленных турецких офицеров перейдут на службу к Ибрагим-беку, Джунайд-хану и другим лидерам басмачества; а бывший министр обороны Турции - Энвер-паша - возглавит басмаческое движение в Восточной Бухаре.

Виктор ДУБОВИЦКИЙ, доктор исторических наук

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

6 комментариев

  • Усман:

    >>>»показали себя достойными противниками немцев и австрийцев в составе так называемой Кавалерийской горской («Дикой дивизии»). К слову сказать, именно это соединение под командованием генерала Лавра Корнилова едва не вернуло летом 1917 г. на престол царя.» Л.Корнилов никогда не командовал Дикой дивизией. Летом 1917 г. Дикой дивизией командовал кн.Д.П.Багратион. После февральской революции Л.Корнилов производил арест царской семьи, поэтому говорить о том, что через полгода он хотел вернуть Николая II на престол, — это глупость.

      [Цитировать]

  • J_Silver:

    И источник полуфейковый, и доктор почти схалтурил…

      [Цитировать]

  • Усман:

    >>>»Здесь следует вспомнить и то, что на территории Туркестана было размещено до ста тысяч пленных турецких солдат и офицеров, ведших враждебную пропаганду среди тюркоязычного населения региона. » Всего Российская императорская армия взяла в плен 64500 солдат османской империи. Но это не одни этнические турки, а еще и арабы и курды. На территории Туркестанского генерал-губернаторства не было ни одного лагеря для османских пленных. Царские сатрапы, конечно, дураки были частично, но не в такой степени:
    А.Сибгатулина. Контакты тюрок-мусульман Российской и Османской империй на рубеже XIX-XX вв. М., Исток, 2010.
    Но на территории Туркестанского генерал-губернаторства активно действовали эмиссары турецкой разведки. Именно они и инициировали Туркестанское восстание в 1916 г., что и явилось крупнейшим провалом российской контрразведки, которой фактически не было. А нет контрразведки, нет и государства, что доказали последующие события.

      [Цитировать]

    • Станислав:

      Контрразведка УЖЕ была. Вот только ее численность была еще не на таком уровне, чтобы охватывать действия ВСЕХ воюющих сторон. А все имевшиеся возможности были направлены на Запад. К сожалению, часть «задач по борьбе с большевизмом» также была переброшена на плечи прекрасно подготовленных, но немногочисленных офицеров контрразведки.
      Работать же РУССКОМУ офицеру в мусульманской (османской) среде было достаточно затруднительно. К примеру, представьте китайца в среде европейских военных. А разведчиков, рожденных в Турции, служащих Росии, видимо, просто НЕ было. Потому КРУПНЕЙШИМ этот провал я бы не считал. Но большой неудачей — точно. В череде же последующих событий сейчас лучше и не копаться. За всю жизнь не разберешься. А подлинники документов — либо спрятаны хорошо, либо уничтожены.

        [Цитировать]

  • Искандер:

    Написано в духе околосоветской историографии.

      [Цитировать]

  • Carpodacus:

    «Дико даже представить, что в том же Ходженте в 1941–1942 гг. отказались бы отправиться на заводы Урала «трудармейцы»! Многие тысячи их, не призванных в армию по возрасту (старше 40 лет), трудились на заводах и фабриках… При этом, конечно же, не забудем, что на фронтах с оружием в руках воевало свыше двухсот тысяч солдат и офицеров, призванных только из Таджикской ССР!»
    Автор то ли реально не видит, то ли сознательно умалчивает о различном отношении народа к Первой мировой войне и Великой Отечественной. Что, таджиков в 1941-м году палками на фронт и на фабрики загоняли, чтоли? Что, среднеазиаты под страхом репрессий обездоленных детей в свои дома принимали?
    А вся революция-то 1917 года выросла, в основном, из нарастающего отторжения бессмысленной и беспощадной мясорубки сверхдержав (это даже антисоветчики не отрицают, делая вывод, что не ввяжись Николай II в войну — жили бы мы в какой-то сказочной России, пришедшей к процветанию без новых потрясений). Тем более бессмысленной эта война являлась для жителей Средней Азии, которым уж точно было по барабану, какую такую православную помощь нужно оказать Сербии после австрийского ультиматума за убиенного эрцгерцога. Да они и вообще про формальную подоплёку не знали.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.