Сегодня день памяти Геннадия Александровича Красницкого Tашкентцы История Старые фото

krasМавлон Шукурзода:
Форвард ташкентского "Пахтакора", ставший кумиром для миллионов советских болельщиков, был признан лучшим футболистом Узбекистана  20-го столетия.
"Красный", как любя величали самого яркого футболиста Узбекистана, с раннего детства проявлял невероятную любовь к кожаному мячу, жизни в коллективе и лидерству в нём. Днём и ночью он, далеко не субтильный школьник-повеса, бегал с мячом по соседским дворам. Быть может, так и прошла бы юность высоченного выходца из Ташкента, если бы однажды он не решил встать на ниву профессионального футбола.

Геннадий Красницкий частенько гонял мяч на стадионе "Пищевик", куда его однажды привёл друг и будущий одноклубник Виталий Суюнов. Вскоре Красницкий, что называется, самолично выгрыз себе путёвку в большой футбол – благодаря хорошим физическим данным и выдержке на поле он сумел произвести впечатление на тогдашнего наставника "Пищевика" Ивана Зубарева а потом Геннадия Ермакова, который спустя некоторое время и предоставил настырному тёзке попробовать свои силы на неизведанном доселе уровне.

Красницкий надежды своего первого профессионального тренера оправдал с лихвой. К 1954 году "Пищевик" успел выиграть все возможные соревнования, а Красницкий – забить в ворота соперников массу голов, количество которых нынче не в состоянии сосчитать ни один из его одноклубников и тренеров. Но главное, чего смог добиться Красницкий за время своего выступления за "Пищевик", – обратить на себя внимание тренеров юношеской сборной страны.

Именно в футболке юношеской команды Узбекистана впервые все увидели Красницкого в 1956 году на стадионе "Пахтакор" – арене, на которой ему предстояло более десяти лет забивать фантастические по красоте голы, поражать собственным мастерством и характером соперников и приводить в восторг местную публику; арене, на которой он стал лучшим футболистом Узбекистана 20 века – именно этот титул присвоили ему спустя годы. Титул, который, наверное, наиболее точно отображает важное место Красницкого в скрижалях спортивной истории Узбекистана.

Когда в 1958 году Красницкий впервые попал в состав "Пахтакора", дебютные матчи у него явно не задались – форвард, по собственным признаниям, никак не мог привыкнуть к атмосфере большого футбола, а именно к болельщикам, иногда своим гулом не оставляющим возможности даже докричаться до ближайшего партнёра. Однако вскоре все эти технические трудности футболист преодолел, адаптировался – с этого-то момента карьера Красницкого буквально понеслась ввысь. Новые вершины он покорял настолько легко, что болельщики просто-таки диву давались: как же так, такой молодой – и уже такой успешный? Но успех всегда был тесно связан с Красницким – с каждым матчем он набирал всё новые висты, беспрерывно достигая очередных карьерных горизонтов.

За дебютный сезон в классе "Б" Красницкий отправил в ворота противников "Пахтокора" 24 гола – поистине выдающийся результат для начинающего свой путь игрока!
Однако новый его успех оказался ещё более ошеломляющим – в 1960-м в дебютном сезоне "Пахтакора" в высшей лиге Красницкий забил 19 мячей, уступив место в ранжире лучших бомбардиров союзного первенства лишь нападающему тбилисского "Динамо" Зауру Калоеву. Стало понятно: на футбольном горизонте зажглась новая звезда.

Тренеры сборной СССР сразу же взяли молодого бомбардира "на карандаш" – и пригласили его на гостевую товарищескую игру со сборной Польши. В этот день на поле варшавской арены появились Лев Яшин, Игорь Нетто, Валерий Воронин, Слава Метревели, Валентин Иванов, Михаил Месхи, Валентин Бубукин и прочие легенды советского футбола. А Геннадий Красницкий в этом матче во втором тайме заменил… двадцатилетнего Валерия Лобановского.

Прошло совсем немного времени и уже признанный мастер "Пахтакора", успевшего занять почётное шестое место в союзном чемпионате, отправился в Южную Америку в составе сборной клубов СССР. Этому знаковому периоду своей жизни Геннадий Красницкий и посвятил книгу "От Рио-де-Жанейро до Монтевидео", где в самых ярких тонах рассказал о пережитых мгновениях – о голах бразильцам, заставивших вздрогнуть зарубежных болельщиков, о восторженных оценках местной прессы и многом другом. "Если бы мяч попал во вратаря, команде пришлось бы подыскивать другого. Это был бы нокаут!", – с гордостью вспоминал Красницкий в своей книге публикацию бразильской газеты "Коррео", отмечавший удар узбекского нападающего.

Поставленный удар, по признанию коллег Красницкого, был главным преимуществом нападающего "Пахтакора" над остальными великими форвардами 20-го столетия. От его пушечных выстрелов защитники нередко убирали головы, а голкиперы просто старались поставить кулаки – дабы не рисковать собственными ладонями, ловя снаряды намертво. Порой мячи достигали стоек ворот – говорят, то было фееричное зрелище… "В Ташкенте Геннадий метров с двадцати попал в перекладину – ворота зашатались! Лев Иваныч схватился за голову: "Мамма миа!" Я в "стенку" не становился, когда Геша бил. Боялся", – вспоминал динамовец Георгий Рябов о способности Красницкого исполнять стандарты.

В 1969 году "Красному" удалось покорить очередную высоту – забить сто мячей, став таким образом первым пахтакоровцем, попавшим в "Клуб 100" Григория Федотова. За 13 сезонов, отданных родному "Пахтакору", Красницкий, кстати, успел разменять и вторую сотню – к концу карьеры в его послужном списке значилось около 300 матчей за ташкентский клуб и 200 забитых мячей.

Любой современный болельщик, изучая биографию Геннадия Красницкого, наверняка задастся резонным вопросом: почему такой способный игрок не продолжил карьеру в Москве? Красницкого действительно зазывали флагманы отечественного футбола – "Спартак", "Динамо", ЦСКА… Однако Геннадий, как заверяют его друзья и близкие, даже не помышлял о смене клубной прописки – он был влюблён в родные пенаты, грезил футболом именно в Ташкенте. Не успев закончить карьеру футболиста в 1970 году, Красницкий тут же был приглашён в тренерский штаб клуба – там он с небольшим перерывом отработал до 1976 года.

Спустя восемь лет Красницкий уже испытал себя в качестве главного тренера "Звезды" из Джизака. Ну а в 1987 году Красницкий, послуживший узбекскому футболу в должности начальника отдела республиканского ДФСО профсоюзов, был переведён в разряд судьи-инспектора – это была его последняя футбольная гастроль.

11 июня 1988 года 48-летний Геннадий Красницкий, находясь в таджикском городке Курган-Тюбе на инспектировании матча, выпал из окна третьего этажа гостиничного комплекса.

Почти весь Узбекистан, к тому времени только переживший трагедию девятилетней давности (когда в злопамятной авиакатастрофе оборвалась жизнь других знаменитых игроков "Пахтакора"), вновь впал в траур. Каждый болельщик тогда порывался выдвинуть свою версию произошедшего...:

В общем, мнений хватало. И пусть его каждодневная жизнь не была кристально чистой, что позволяло все эти версии придумывать, в памяти советских болельщиков "Красный" навсегда останется форвардом с исключительными игровыми навыками и удивительной преданностью ташкентскому "Пахтакору", а в памяти одноклубников и друзей – человеком с открытой душой и фанатичным отношением к справедливости.

Геннадий Красницкий – первый мастер спорта в составе "Пахтакора", первый член "Клуба 100" Григория Федотова в истории команды, обладатель самого сильного удара Советского Союза, лучший футболист Узбекистана 20 века!

Ну а недостатки – про них ещё Василий Розанов писал: "Таланты наши как-то связаны с пороком…" А Красницкий – вне всяких сомнений, талант, чья слава переживёт не одно поколение узбекских футболистов.

СПРАВКА: Красницкий Геннадий Александрович. Нападающий. Мастер спорта. Родился 27 августа 1940 г. в г. Ташкенте. Погиб 12 июня 1988 г. в г. Курган-Тюбе.
Первые наставники - Иван Зубарев, Геннадий Ермаков.
Выступал за команду "Пахтакор" Ташкент (1960 - 1970).
За сборную СССР сыграл 3 матча, забил 1 гол.
Тренер в команде "Пахтакор" Ташкент (1971, 1974 - 1976). Главный тренер команды "Звезда" Джизак (1984 - 1985).

ВОСПОМИНАНИЯ:
Алишер Аминов (бывший начальник джизакской "Звезды" и ташкентского "Пахтакора"):
"Мне посчастливилось не просто общаться с Геннадием Санычем, но и работать с ним – никогда не забуду проведённые три года в джизакской "Звезде". Мне тогда было 22 года – казалось бы, как можно серьёзно относиться к столь юному администратору, а затем и начальнику команды? Однако Геннадий Саныч относился к моему труду с уважением и всегда по-отечески наставлял меня. Теперь, спустя столько лет, я понимаю, что именно он заложил в меня некоторые общечеловеческие ценности. И для меня было особо лестно, что это сделал такой великий спортсмен. Он ведь был популярен не только в пределах Узбекистана – на выездных матчах его буквально брали в оцепление сотни болельщиков, желавших заполучить автограф своего кумира. А он, невзирая на такое внимание, оставался скромным человеком. Великая личность!"

Анзор Кавазашвили (бывший игрок столичных "Торпедо" и "Спартака"):
"Я до сих пор сожалею, что Гена не играл в центральных московских клубах. В национальную сборную ведь издавна попадают футболисты ведущих команд. Но Красницкий, преданный только "Пахтакору", упорно не желал переходить в один из столичных клубов. А если бы он, допустим, оказался в "Спартаке", то уверяю: знали бы мы все Красницкого как бессменного центрфорварда СССР наряду со Стрельцовым, Симоняном… Красницкий был изумительный футболист! Бог наградил его отличной пластикой, скоростью, габаритами и мышлением – он обладал всем. А его удар – это нечто особенное. Помню, как в Москве моё "Торпедо" принимало "Пахтакор" и гости получили право на штрафной. Я никогда не любил выстраивать "стеночку", поэтому и тогда сказал защитникам: "Ладно ребята, расходитесь". А он разбежится да как даст по мячу – руки я успел поднять только после того, как мяч уже коснулся сетки. Что же до его человеческих качеств, то за время сборов мне он запомнился балагуром. Гена очень любил пошутить. Да так, что все мы только и успевали за животы хвататься – после его шуток серьёзным оставаться было невозможно".

kras1

Герман Зонин (бывший тренер "Зари" (Ворошиловград):
"Генка был прекрасный парень, компанейский! Но мало того, что человеческие качества у него были на уровне, так он ещё и футболистом был прекрасным. Высокий, стройный, быстрый, да ещё и с ударом просто сумасшедшим. Люди в стенке боялись стоять, когда он штрафные исполнял. Моя последняя встреча с ним произошла в Москве – помню, он в качестве помощника старшего тренера приехал на аттестацию. Я его сразу предупредил: "Гена, отнесись ко всему серьёзно". Он в ответ покивал: "Да, Герман Семёнович, конечно". Но потом пришла какая-то компания – и утащила его с собой. С тех пор я его больше не видел. Пристрастие к алкоголю? Знаете, всё это чушь – выпить он любил, но это никогда не мешало ему в работе. У нас тогда вообще без напитков время не проводилось – все ребята любили яркие застолья, коллективные посиделки. Другое дело – это никогда не мешало игрокам отдаваться на поле. А если и мешало, всегда находились люди, готовые отвесить подзатыльник. Гена был таким. Настоящий лидер!".
Андрей Сухотин, Москва.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

3 комментария

  • Возможно, опечатка.:

    «К 1954 году «Пищевик» успел выиграть все возможные соревнования, а Красницкий – забить в ворота соперников массу голов…»
    В 1954 году Геннадию Красницкому исполнилось 14 лет.

      [Цитировать]

  • Усман:

    Хорошая статья. Жалко, что он в 30 лет повесил бутсы на гвоздь.

      [Цитировать]

  • Atalev:

    Все хочу найти номер Советского спорта за 1965год за июнь или август,отчет с Динамо Москва,,)под заголовком-10 в стенке и гол ,была игра на Пахтакоре
    В воротах был не Яшин,назначен б ыл штрафной ровно по центру ворот метров 30,в.стенку встали все 10 игроков,Гена сделал ка всегда рабег метров 15 и сделал то,что за 56 лет стажа я ни разу не увидел,может кто-то знает другой пример?
    P.S. С месяцами могу и ошибиться.Счет 1:1.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.