Академия наук в интеллектуальной истории Узбекистана История

Глава I. Часть 1. У истоков Академии наук Республики Узбекистан: Поиск и формирование

На пути к Академии (1917 – конец 20-х годов XX века).

Идея организации современного научно-исследовательского учреждения назревала в среде культурной и научной общественности Узбекистана ещё в конце XIX – начале XX в. Эти идеи, в частности, неоднократно обсуждались представителями национальной интеллигенции на страницах национальной периодики указанного периода: в газете «Тарджимон» и журнале «Ойна», а также в положениях первых общественно-просветительских союзов «Турон» (1913 – 1917 гг.).

Послеоктябрьский период 1917 г., образование Туркестанской АССР (1918 г.) и впоследствии Узбекской ССР (1924 г.), дальнейшие общественнополитические катаклизмы и изменения в республике привели к поиску наиболее эффективных форм организации научных исследований. Развитие науки в Туркестане продолжилось развертыванием учебных и научноисследовательских учреждений. В этом отношении важное значение имело открытие в 1918 г. в Ташкенте Народного университета и Туркестанского восточного института, заложивших институциональные основы процесса подготовки квалифицированных кадров и осуществления системных научноисследовательских разработок. В начальные годы в стенах указанных учебных заведений осуществляли преподавательскую деятельность видные ученые, представители старой, дореволюционной научно-педагогической интеллигенции: Мунаввар Кары Абдурашидханов, Абдулла Авлони, М.С. Андреев, П.Ф. Боровский, А.Д. Греков, А.А. Диваев, Н.А. Кейзер, Н.Г. Маллицкий, А.В. Попов, Л.В. Ошанин, В.И. Романовский, А.С. Семёнов, Г.М. Сваричевский, М.И. Слоним, И.И. Умняков, Г.Н. Черданцев, Р.Р. Шредер и др.

Официальное торжественное открытие Народного университета состоялось 21 апреля 1918 г. По замыслу его инициаторов, среди которых были также и представители туркестанской интеллигенции, вновь созданный университет должен был коренным образом отличаться от высших учебных заведений прежнего типа. Выходившая тогда в Ташкенте «Наша газета» писала: «В нём должно быть всё, начиная от обучения грамотности и заканчивая высшими науками и специальными техническими курсами (школами), для подготовки к интенсивной деятельности лиц по разным отраслям труда».

Той же весной по инициативе М. Абдурашидханова, А. Авлони, Ш. Рахими, С. Асфандиярова и других передовых представителей местной интеллигенции, а также при участии представителей общественных организаций было созвано совещание, признавшее необходимым создание отдельных «мусульманских» секций при Народном университете в целях ускорения подготовки кадров из числа местного населения.

На совещании также была утверждена комиссия из представителей 15 демократических организаций старого города по формированию таких секций, в которую вошли Г. Абдурашидов, Р. Юсупбеков и др.

Немногим позднее 12 мая 1918 г. в старогородской части Ташкента в торжественной обстановке открылась первая «мусульманская» секция университета. На торжественной церемонии выступил Председатель Организационного комитета М. Абдурашидханов, который в своей речи отметил, что университет является фактором, способствующим расцвету Родины и нации, проявлением высокого потенциала народа, его устремлений к науке и знаниям.

Первым мудиром «мусульманских» секций был избран известный туркестанский просветитель Мунаввар Кары Абдурашидханов. Программа университета была разработана на пять лет и предусматривала получение полноценного образования с высшей ступенью – учительским институтом.

В структурах университета были также организованы четыре женские школы. В связи с тем, что при организации учебного процесса в университете ощущался острый недостаток преподавателей-женщин из числа местного населения, было решено создать общество по привлечению преподавательниц для работы в университете. В результате уже в середине мая 1918 г. в Ташкенте было организовано «Временное общество учительниц» («Муваккат муалималар жамияти»), преподавательской деятельностью в котором занимались представители местной интеллигенции – Ш. Рахимий, С. Рахимий, Ф. Бакиров, М. Исмаилова, Р. Юсуфбеков, Х. Ирисбеков, М. Фахрутдинов и др.

В целом, создание «мусульманских» секций являлось важным шагом в деле вовлечения местного населения республики в образовательную и просветительскую деятельность.

Однако деятельность по организации и развертыванию системы «мусульманских» секций при университете натолкнулась на жесткое протоводействие со стороны советских органов Туркреспублики. Взамен, в частности, предлагалось организовать краткие четырехмесячные курсы подготовки учителей для ликвидации неграмотности.

В результате дальнейшего противодействия уже к осени 1918 г. «мусульманские» секции при Народном университете были ликвидированы. Функционировать продолжали лишь курсы по подготовке кадров для ликбеза.

На начальном этапе своей деятельности Туркестанский народный университет как высшее учебное заведение объединял пять факультетов:
1. Литературы и философии.
2. Экономики и обществоведения.
3. Земледелия и аульного хозяйства.
4. Естествознания и математики.
5. Промышленности и техники.

В университете преподавали такие видные ученые и специалисты, как М. Абдурашидханов, А. Фитрат, К. Бурхон Х. Шавки, А. Афандизода, А. Исмоилзода, А. Рахимбай, И. Ризо, В. Сергеев, А. Диваев и др.

Спустя некоторое время, по решению Совета университета на базе известного общества «Турон» и театра «Чулпон» в Ташкенте был организован факультет «Саноеъ нафиса ва театру» («Изящное искусство и театр»).

По мере развития университета предпринимались попытки расширения географических охватов его деятельности посредством вовлечения в его образовательную орбиту и другие регионы республики. Так, важным событием стала организация Самаркандского отделения университета, преподавательской работой в котором занимались такие специалисты, как М. Бехбуди, Ходжи Муъин, С. Сиддики, Ш. Мухтори и другие представители местной интеллигенции.

Попытки организации подобных филиалов университета в других городах Туркестанской республики – Фергане (тогда Скобелев), Коканде, Ашгабате (Ашхабад), в силу острого недостатка квалифицированных педагогических кадров на этом этапе не принесли ожидаемых результатов. В итоге все филиалы университета были переименованы в вечерние школы.

Следует также отметить, что немаловажное материальное и кадровое содействие университету было оказано со стороны высших учебных заведений России, особенно Московским и Петроградским университетами. Так, в феврале 1920 г. из Москвы в Ташкент был снаряжен первый эшелон с преподавателями, их семьями, оборудованием. Из-за трудностей, вызванных транспортной разрухой указанного периода, эшелон находился в пути почти два месяца и прибыл к месту назначения лишь 10 апреля 1920 г.

Вслед за первым составом в Ташкент в августе-октябре 1920 г. были направлены еще четыре эшелона, доставившие профессоров и преподавателей, оборудование и библиотеку. Доставленное из центра лабораторное оборудование, гербарии, собрания карт, свыше 50 тысяч томов научной и учебной литературы стали важным научно-материальным подспорьем, способствовавшим активизации научно-исследовательских изысканий на базе Туркестанского Народного университета.

В числе прибывших в республику преподавателей и научных специалистов были И.А. Райкова, Ю.М. Голубкова, А.И. Введенский, А.С. Уклонский – известные ученые в разных отраслях науки, ставшие профессорами Ташкентского государственного университета и долгие годы плодотворно работавшие в его стенах.

Однако, наряду с очевидными успехами в учебном и научном процессе Университета, идеологический пресс большевистского руководства все больше охватывал различные направления деятельности. Так, например, к этому времени от научной и преподавательской деятельности стали постепенно отстранять видных представителей национальной интеллигенции, большинство из которых стояло у истоков организации данного учебного заведения.

В целом, деятельность Туркестанского Народного университета, в организации и работе которого принимало участие значительное число представителей местной интеллигенции, а также людей, чье происхождение, мировоззрение и гражданская позиция шли в разрез, либо попросту не совпадали с идеологическими клише большевистских органов власти, вызывала крайнюю озабоченность последних. В силу этого был постепенно заменен первоначальный контингент преподавательского состава университета, а также трансформирован формат учебно-образовательной деятельности, который сформировался в стенах данного университета. В результате последующих мероприятии властей Народный университет перестал существовать de facto и практически был ликвидирован, а на основе имевшейся учебной и материальной базы декретом Совнаркома РСФСР от 7 сентября 1920 г. был образован Туркестанский государственный университет. Путем последующих реорганизаций в 1923 г. он был переименован в Среднеазиатский государственный университет.

Тем не менее, несмотря на непродолжительный период существования, Туркестанский Народный университет сумел заложить организационные основы научно-исследовательской работы в республике. Важным направлением его деятельности, практически с первых лет основания, стала организация и осуществление системных исследований в наиболее востребованных сферах. И что не менее важно, указанный университет был результатом совместной деятельности самых различных прогрессивных сил Туркестана, как представителей местной интеллигенции, в лице джадидов, так и представителей русской интеллигенции края.

Очевидно, именно отсутствие политической ангажированности Туркестанского Народного университета, дистанцированность его преподавательского состава от идеологической повестки дня большевиков, стали причиной того, что в последующей советской историографии его деятельность была предана определенному затушеванию, а в ранг первого высшего учебного заведения современного образца в Средней Азии был возведен его преемник – Туркестанский государственный университет.

Помимо учреждений образовательного и научно-исследовательского характера, к системе САГУ примыкали также различные культурно-просветительские учреждения: школы прикладных знаний и искусств, клубы, театры, народные хоры, библиотеки, читальни, кинематографы, издательства и т.д.

Одновременно со становлением государственного университета как универсального многопрофильного учебного центра в Туркестане в этот период были сделаны шаги к становлению востоковедческой школы. Так, 8 ноября 1918 г. коллегия Наркомпроса утвердила «Положение о Туркестанском восточном институте», согласно которому в Ташкенте открывалось учреждение в качестве «высшего учебного заведения с четырехлетним курсом применительно к факультету восточных языков в Петроградском университете».

Деятельность вновь созданного института была направлена, во-первых, на изучение Востока, во-вторых, на подготовку кадров ученых-востоковедов в Туркестане и, в-третьих, преподавание и изучение светских наук на местном языке. Директором института был избран М.С. Андреев ( в 1921 г. – А.Э.Шмидт). К открытию института в него записались 234 человека, из них 28 – с высшим образованием, 121 – со средним и 85 – с образованием ниже среднего. 25 ноября 1918 г. в Туркестанском восточном институте началось чтение лекций.

Деятельность института, особенно в первые годы (1918 – 1920 гг.), протекала в условиях экономической разрухи: не хватало средств, топлива, помещений, учебных пособий, оборудования, часто не было освещения. Кроме того, ощущался острый недостаток квалифицированных кадров-востоковедов, способных на соответствующем уровне осуществлять преподавательскую работу в институте.

Для решения кадровой проблемы к работе в институте были привлечены наиболее квалифицированные педагогические силы Туркестана. С 1920/21 учебного года преподавательский коллектив укрепился известными специалистами-востоковедами из Москвы, Петрограда и Казани. Всё это намного повысило качество читаемых курсов, обусловило рост интереса студентов к занятиям. В рассматриваемые годы в стенах института работали М.С. Андреев, А.А. Семёнов, А.Э. Шмидт, А.А. Диваев, И.И. Зарубин, И.И. Умняков, П.А. Фалев, Е.Д. Поливанов, Н.Г. Маллицкий и др.

В конце 1920 г. при институте была учреждена Научная комиссия по изучению материальной и духовной культуры Туркестана, особенностей его народов. Комиссия осуществляла также деятельность по сбору памятников народного творчества, изучению и изданию рукописей, а также востоковедческих трудов.

Активизации научной деятельности Института в немалой степени способствовало учреждение и публикация студенческого журнала «Восток».

Первые кадры, подготовленные Институтом, развернули активную научную деятельность. Многие из них приобрели впоследствии широкую известность и признание. Это – языковеды А.К. Боровков, И.А. Киссен, Р.Л. Неменов, В.В. Решетов, К.К. Юдахин, историки-востоковеды П.П. Иванов, А.С. Маджи, Ю.А. Соколов, археолог В.А. Шишкин, этнографы Н.Н. Ершов, А.С. Морозова, В.Г. Мошкова, Е.М. Пещерева, О.А. Сухарева, А.Л. Троицкая, библиографы-востоковеды З.Л. Амитин-Шапиро, Е.К. Бетгер, писатели М. Ауэзов, М.И. Шевердин и др.

Весной 1924 г. был решен вопрос о слиянии Туркестанского восточного института со Среднеазиатским государственным университетом.

Одновременно с описываемыми событиями в республике шел активный процесс формирования организационных, методологических и иных основ научно-исследовательской деятельности.

Так, 14 марта 1921 г. правительством Туркестанской АССР было созвано совещание профессоров, научных работников и преподавателей университета и всех учебных заведений Ташкента. На нем было принято решение организовать при правительстве края Научно-консультативный комитет, в состав которого вошли: Р.Р. Шредер (сельское хозяйство), Г.Н. Черданцев (общая экономика), Н.Н. Кожанов (экономика сельского хозяйства), А.П. Демидов (хлопководство), Б.К. Ладыгин (водное хозяйство), Н.А. Димо (почвоведение), М.И. Курбатов (общая агрономия), А.Л. Бродский (рыболовство), С.Н. Наумов (химия технология), В.П. Дробов (ботаника), Н.Л. Корженевский (география), Г.А. Сваричевский (строительное дело), А.И. Лебединский, С.А. Ковальский (землемерное дело), А.Э. Шмидт, А.А. Семёнов, М.С. Андреев, А.А. Диваев (востоковедение) и др. Задачей Комитета стало содействие восстановлению народного хозяйства, изучение природы и истории Туркестана. Большинство членов Комитета являлись сотрудниками Среднеазиатского государственного университета (САГУ).

В начале 20-х годов ХХ в. при Ташкентском университете были созданы Институты: физики; химии; геологии; зоологии; почвоведения и ботаники; чистой и прикладной математики; экономики. 20 июля 1921 г. был организован Совет научно-исследовательских институтов, объединивший все имевшиеся на тот период исследовательские институты.

Нехватка научно-педагогических кадров вызвала необходимость принятия правительством решения о допущении совместительства « в целях поднятия производительных сил и наибольшего использования знаний и опыта высшего технического, коммерческого, учебного и врачебного персонала в свободное от занятий время».

В исследуемый период организовывались также специализированные учреждения научно-медицинской направленности. Так, в 1919 г. в Ташкенте были образованы два научно-исследовательских медицинских института – физиотерапии и санитарной бактериологии. В 1924 г. создается Институт тропической медицины. Указанные институты осуществляли первые научные исследования в области медицины, носящие, в основном, научно-практический характер. Например, для борьбы с малярией и паразитарными заболеваниями большое значение имели научные экспедиции, поездки, которые организовывались в различные регионы республики. В 1928 г. была организована Среднеазиатская паразитологическая экспедиция под руководством крупного ученого, академика Е.Н. Павловского. Участники экспедиции осуществили ряд исследований по малярии, клещевому возвратному тифу, москитам, ядовитым насекомым, клещам, слоновой болезни. На основании научных рекомендаций, разработанных участниками экспедиции, для оздоровления местности и уничтожения малярийного комара в отдельных наиболее зараженных местах были осуществлены гидротехнические изыскания, а затем очистные и санитарно-профилактические работы, что в определенной степени снизило процент заболеваемости среди населения.

В этот период продолжали также осуществлять активную научно-исследовательскую работу и опытные сельскохозяйственные станции, созданные в крае еще до 1917 г.

Происходило постепенное институциональное укрепление существующих и формирование различных новых научных объединений. Так, в 1922 г. крупнейшее из них – Туркестанское научное общество насчитывало уже 84 активных члена, а его общие собрания посещали свыше 200 чел.

О работе первых научных организаций можно судить по докладу о деятельности Научного Совета Наркомпроса Туркестанской республики от 25 июля 1922 г., где, в частности, отмечалось, что, «несмотря на очень тяжелые материальные условия, все научные общества вели довольно интенсивную работу по изучению местной природы и края вообще», причем особо отмечалось Туркестанское научное общество, по «масштабу деятельности и по характеру её не уступающее деятельности Центрального научного общества».

В эти годы началась и издательская деятельность научных организаций края. Так, в 1922 г. Туркестанским научно-медицинским обществом было выпущено 12 номеров «Туркестанского ( в дальнейшем – Среднеазиатского) медицинского журнала». Однако издание научных трудов в то время еще во многом затруднялось отсутствием необходимого количества типографских и литографических машин, нехваткой бумаги и шрифтов. По запросам Туркестанской республики союзным правительством было выделено 400 пудов шрифта и некоторое количество литографских машин. Благодаря всему этому научные силы Туркестана вскоре смогли подготовить и выпустить в свет значительное число научных изданий. Уже в том же 1923 г. Туркестанским государственным издательством было опубликовано более 30 названий научной, научно-популярной литературы. Туркестанское научное общество издало 2 тома своих трудов, содержащих более 20 статей сотрудников научно-исследовательских институтов университета.

Кроме того, научные статьи ученых активно публиковались в журналах «Ирригация, сельское хозяйство и животноводство» (орган Наркомзема Туркестана), а научные сообщения по вопросам ирригации и мелиорации – в «Бюллетене» Отдела научных исследований Управления водного хозяйства республики.

Важный вклад в формирование и развитие научно-образовательного потенциала республики вносила Туркестанская публичная библиотека (ныне – Национальная библиотека им. А. Навои), деятельность которой была направлена на популяризацию научных знаний среди населения республики. Научное отделение библиотеки с общим книжным фондом в 93 тыс. единиц, включавшее в себя пять отделов, работало без выходных. Число же читателей на 15 ноября 1920 г. составляло 2.361 чел.

Для развития навыков научно-исследовательской работы и закрепления у студентов знаний, а также с целью выявления наиболее талантливой молодежи в вузах создавались студенческие научные кружки. Одним из первых был студенческий научный кружок ориенталистов при Туркестанском восточном институте, организованный 18 февраля 1921 г. с целью «изучения Востока в лингвистическом, филологическом, историческом, географическом, этнографическом, общественно-политическом, экономическом и прочих отношениях», а также для содействия самообразовательной работе членов кружка в указанных областях востоковедения. На 14 августа 1923 г. в его составе числилось 47 членов.

В 1924/25 учебном году в стенах Среднеазиатского государственного университета (в состав которого на правах факультета входил Туркестанский восточный институт) было создано около 20 студенческих научных кружков по различным отраслям знаний, в работе которых принимали участие 517 студентов.

Всёвозрастающая потребность вузов и научных учреждений в кадрах вызвала необходимость искать новые, более эффективные формы подготовки научных работников. Такой формой работы явилась аспирантура, впервые созданная в 1925 г. на базе Среднеазиатского государственного университета. Будущих аспирантов отбирали из числа наиболее успевающих студентов последних курсов. Они имели преимущественное право на зачисление в аспирантуру при положительных отзывах своих руководителей. Следует вместе с тем отметить, что при отборе в аспирантуру молодых исследователей применялся классовый подход, вследствие чего значительное число перспективных кадров оставалось вне аспирантуры.

Расширения аспирантуры требовали и интересы народного хозяйства. В вузах республики количество аспирантов из года в год увеличивалось. Если к началу 1927 г. во всем Узбекистане обучался 21 аспирант, то уже в следующем году в одном только САГУ насчитывалось 26 аспирантов, из них 10 специализировались в области физико-математических наук, восемь – в сельскохозяйственных, четыре – в востоковедческих и четыре – в области медицинских наук. Всего в республике было 56 аспирантов.

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
Институт истории

Ташкент, «YANGI NASHR», 2012 г.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.