Мечта Локо. Окончание Tашкентцы История

Автор Фахим Ильясов. Часть первая. Часть вторая.

Посвящается переводчикам работавшим на Ближнем Востоке.

 

После ночи проведенной с Ольгой прошло несколько месяцев. За это время Локо съездил в отпуск в Ташкент, а по возвращении из отпуска организовал в городах Алеппо и Латакия курсы по изучению разговорного арабского и английского языков для советских специалистов и членов их семей. Преподавали на этих курсах советские переводчики. Незаметно прошла прекрасная сирийская осень, пришли декабрьская сырость, дожди и период объедания цитрусовыми. Советские специалисты встретили очередной Новый Год не только с московским "Голубым Огоньком", но и под самую модную танцевальную музыку звучавшую из магнитофонов в клубах советских контрактов в разных городах и поселках Сирии. Советник по партийным вопросам был занят своими сугубо марьяжно-транспортными вопросами. Он в очередной раз отправлял свою супругу в Москву, у которой был перевес багажа в четыреста килограмм. Багаж отъезжающей Мадам, то есть жены Советника, состоял из товаров как на продажу, так и для семьи, начиная от разных видов материала для женских платьев, тесьмы для продажи в Ташкенте, модных рубашек, футболок, джинсов, японских видеомагнитофонов "Panasonic", телевизоров "Sony" и др. Апофеозом показывающим дефицит бытовых товаров в СССР являлись два огромных трехдверных холодильника "Philips". Холодильники предназначались для сына и дочери Парторга.

За холодильниками и остальной японской техникой Советник сам съездил в командировку в Кувейт, где все товары были в разы дешевле, чем во всех остальных странах Ближнего Востока. Специально нанятая фура "Iveco" привезла из Кувейта в посольство СССР в Дамаске голландские холодильники, японские телевизоры, видеомагнитофоны, магнитофоны, фотоаппараты и другие популярные приборы бытовой техники предназначенные для Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР в Сирии, Советника - Парторга, Генерального Консула СССР и других многочисленных советников посольства.

Последние дни перед отъездом жены, Парторг большую часть времени проводил в обществе представителя компании "Аэрофлот", чем в посольстве.

Он как мог ублажал "Аэрофлотчика", но тертый калач из Аэрофлота по фамилии Лобода, никак не хотел идти на поводу у грозного партийного чинуши.

Конечно, можно было бы весь груз отправить морским путем на советских кораблях регулярно заходящих в порт Латакия. Но корабли шли только до Одессы, а там опять предстояла головная боль по доставке груза в Москву, да и докеры Одесского порта, так же как и носильщики аэропорта "Шереметьево", время от времени попадались на воровстве багажа пассажиров.

 

Ублажив представителя "Аэрофлота" несколькими ящиками отборного виски и коньяка, Советник отправил жену в Москву. За время переговоров с представителем "Аэрофлота" по фамилии Лобода, багаж его жены вырос до пятисот килограммов, это вместо положенных 20 кг. Но добрый шотландский виски восемнадцатилетней выдержки покоившийся в животе Лободы, сделал его мягким и покладистым. Тем более, что очередные несколько коробок с шотландской огненной водичкой высшего качества перекочевали из "Мерседеса - 350" Советника посольства, в багажник "Тойоты Суперсалун" представителя "Аэрофлота".

Проводив супругу, Советник тотчас устремился в Латакию провести собрание с руководителями советских контрактов, а заодно навестить свою зазнобушку.

 

Вова Локтев несколько раз виделся с Ольгой, но все их встречи проходили в присутствии разных людей. С глазу на глаз они разговаривали пару - тройку раз и всего по несколько минут, конечно, им обоим этого было мало. Но вот на праздник Международного Женского Дня 8 Марта, для женщин - активисток организовали экскурсию в древний город Пальмира. С утра два автобуса женщин в сопровождении переводчиков, нескольких мужей и полицейской охраны выехали из Латакии в Пальмиру. Володя Локтев, как организатор и руководитель, сопровождал группу в своей Тойоте. Он посадил в автомобиль Ольгу и ещё двоих женщин. За разговорами, шутками и остановками на обед в придорожных мотелях, они проехали несколько сот километров и поздним вечером прибыли в Пальмиру. Всех женщин и мужчин расселили в гостинице "Меридиан" по два - три человека в номере. Володя, как руководитель группы, поселился отдельно. Уставший народ, сразу после ужина, разошелся спать по номерам.

 

На второй день, налюбовавшись древними памятниками Пальмиры, не чуя ног под собой, пыльные, потные, но довольные дамы и мужчины вернулись к ужину в отель.

Кроме советских людей в "Меридиане" также остановились туристы из других стран. В отличие от советских обычаев веселиться, петь и шуметь на всю Ивановскую, ужин в ресторане прошел в спокойной обстановке. Володя Локтев и другие мужчины поздравили всех женщин с праздником, кондитеры ресторана внесли огромный торт, а мужчины от имени посольства, профкома, физкультурной организации и руководителей советских контрактов подарили каждой женщине цветы и по томику "Мастер и Маргарита" писателя М.А. Булгакова. В те годы книга реально была лучшим подарком, а томик "Мастера и Маргариты" был одним из самых дефицитных книг и мечтой каждого книгочея. В Дамаске, в самом центре города существовал отличный магазин под названием "Русская книга". Заходя в этот уютный магазин, где хозяйкой была русская женщина жившая в Дамаске, сразу хотелось навсегда "встать лагерем" в этом мире книг. Все книжные новинки, самые дефицитные книги и подписные издания украшали полки этого уютного, русского книжного уголка на Ближнем Востоке. Вот в этом самом магазине и приобрели книги М.А. Булгакова для актива советских женщин в Сирии. Володя Локтев, специально, за несколько месяцев до празднования "Международного Женского Дня", сделал заказ на несколько десятков томиков М.А. Булгакова в этом сказочно богатом уголке русской книги.

 

После возвращения из Пальмиры настали будни. А вот во время майских праздников случилось ЧП в посольстве. По тревоге подняли все службы посольства, начиная от резидентов ПГУ (Первое Главное Управление КГБ СССР - Разведка), ГРУ ( Главное Разведывательное Управление Министерств обороны СССР), всех Советников и контрразведчиков, всех партийных и идеологических сотрудников, побеспокоили самого Советника посольства по Партийным вопросам, работавшего под крышей Председателя Профкома, Комсорга - Физорга Володю Локтева, всех переводчиков и руководителей контрактов, не говоря уже о сирийской агентуре. Из Москвы срочно вылетели в Дамаск несколько "Особистов" с Лубянки.

 

Случилось серьёзное ЧП. Двое советских людей исчезли. Пропала молодая семейная пара из Москвы. Муж преподавал математику в советской школе при посольстве СССР в Дамаске, а его супруга подрабатывала уборщицей в Торгпредстве. Ему было тридцать лет, его супруге двадцать семь. Супруг являлся сыном чиновника средней руки Министерства Внешней Торговли СССР. К вечеру агентура выяснила, что какая - то семейная пара была замечена в районе Джиср - Эш - Шугур, недалеко от границы с Турцией.

 

В район местечка под название Джиср - Эш - Шугур срочно выехала бригада из контрразведчиков и разведчиков работавших под крышей посольства, а также переводчиков. Кроме них на место выехали Володя Локтев, так как ему сказали, что муж исчезнувшей пара является комсомольцем. Локо помнил, что преподаватель математики в посольской школе не был комсомольцем, наоборот, он встречался с ним на партийных собраниях. Перед отъездом Володя ещё раз проверил списки комсомольцев, но исчезнувшего преподавателя в этом списке не было. Вместе с Локо также выехал Советник посольства по безопасности, генерал - майор В.Н. Мокеев.

В связи с первомайскими праздниками пропавшая семейная пара, вместе с другими семьями сотрудников посольства, поехала на автобусе посольства в Латакию, чтобы провести несколько дней на берегу Средиземного моря.

Когда после сиесты за ними зашли в номер, то семейной пары там не оказалось. Никто не придал значения этому факту, так как они могли поехать на прогулку в центр города. Но когда их не было и вечером в номере, то решили позвонить дежурному в посольство, предварительно известив об исчезновении руководителя московского контракта в Латакии. Руководитель контракта сразу пригласил всех переводчиков и попросил их проехаться по всем ресторанам Латакии в поисках загулявшей парочки.

 

В районе моста под названием Джиср Эш - Шугур, действительно, была замечена молодая пара, но эти ребята оказались туристами из Франции.

Поиски продолжались, очень помогли в поисках семейной четы ташкентские переводчики, работавшие на московском контракте в Латакии. Они выяснили в одном из магазинов Латакии, специализирующейся на продаже контрабандных турецких товаров, что некий контрабандист по имени Ахмад  Фадель из пригорода Латакии, может организовать побег в Турцию советских граждан, причем бесплатно. Подключив местный "Мухаббарат - Служб у Безопасности", выяснили у этого Фаделя, что семейная парочка могла уехать на такси к границе с Турцией в направлении города Искандерун. Сам Ахмад Фадель клялся и божился, что никогда не видел и не слышал об этой семье.

 

В Латакии, в этом вольном морском городе, контрабандистов было больше чем самих жителей города. В каждом магазине было полно контрабандных товаров из Турции, Ливана ( они доставлялись наземным путем, в открытую, на такси), Японии, Гонконга, Сингапура, Таиланда, Китая и Филиппин (морским путем на торговых суднах). Но так как все партии контрабандных товаров были на очень мелком уровне, то местный Мухаббарат - Служба Безопасности, закрывал на это глаза. Тем более, что у всех "Мухаббаратчиков" имелись свои родственники - контрабандисты.

 

Через пару дней выяснилось, что двое советских людей действительно пересекли границу Сирии с Турцией, а там попросили связать их с посольством США в Анкаре. В посольстве США семейная пара из Советского Союза сразу попросила политическое убежище и отказалась встречаться с представителями советского посольства в Турции. Советник по безопасности посольства СССР в Сирии генерал - майор В.Н. Мокеев предупредил Володю Локтева, что шеф Володи, председатель партийного комитета посольства будет всё валить на него, и всем будет плевать на то, что супруг сбежавшей пары является коммунистом, а не комсомольцем. А за коммунистов прямую ответственность заграницей всегда несли Парторг и сам Посол, но в данном случае это не играло никакой роли. Связываться с Председателем Партийного Комитета посольства имеющего "мохнатую руку" на Старой Площади (место где расположено здание ЦК КПСС) никто не хотел. Ну и само собой разумеется, также должны были понести наказание рядовые сотрудники службы безопасности посольства, организация пославшая на работу заграницу сбежавшего преподавателя и московская школа, где его принимали  в ряды КПСС. Отца, сбежавшего в США молодого советского коммуниста и учителя математики, тотчас уволили из Министерства Внешней Торговли.

 

После выяснения всех подробностей побега молодой парочки, в советском посольстве ужесточили режим не только поездок на Средиземное море, но даже режим выхода за территорию посольства. В посольстве было проведено несколько собраний. Локо изощрялся в красноречии призывая к бдительности и дисциплине. Он выступал и за себя, и за тех парней( контрразведчиков). Но Гильотина уже опускалась на его шею. В Москву был послан пространный доклад о побеге семейной пары, где указывалось на потерю бдительности председателя комитета комсомола посольства. По тому как сотрудники спецслужб посольства опускали глаза при виде Локо, он понял, что его уже принесли в жертву.

 

Буквально через месяц после этих событий, Володю Локтева направили в командировку в Москву. Перед отъездом Локо в Москву, Советник посольства по безопасности предупредил Локо, чтобы тот забрал все свои вещи, так сказать на всякий случай. Представитель Аэрофлота в Сирии Евгений Лобода сказал Володе, что он сам проводит его до трапа и проблем связанных с перевесом багажа у Локо не будет. Ведь официально Локо ехал в командировку, и поэтому ему полагалось иметь всего 20 кг. разрешенного багажа. Но Женя Лобода, большой приятель Володи по игре в волейбол, пропустил весь багаж Локо общим весом почти 165 кг. Отработав более трех лет в Сирийской Арабской Республике, Володя Локтев романтик с улицы Алока, фанат игры в волейбол, любитель шахмат, игры в нарды, посиделок в чайхане и апатичный к языку страны пребывания, завершил свою комсомольскую миссию на Ближнем Востоке.

 

В управлении Ближнего Востока МИДа СССР на Смоленской Площади, Локо сообщили, что его должность Физорга в посольстве СССР в САР упраздняется и он должен написать заявление об увольнении. Чиновник из кадров буднично и уныло выдал ему трудовую книжку, он даже не выдавил из себя несколько дежурных слов, типа, если вы понадобитесь, то мы вам напишем об этом. Через отдел кадров МИДа проходят тысячи и тысячи сотрудников работающих в разных точках земного шара и, поэтому, в советское время кадровики этого ведомства выглядели неразговорчивыми, суровыми и холодными, почти по Дзержинскому, но абсолютно лишенных горячих сердец. Наверняка, у этих бездушных "детей Рыцаря Революции", вместо пламенного мотора работал рефрижератор по заморозке органов. Локо пытался поговорить со своим куратором в Управлении Ближнего Востока МИДа, другими высокопоставленными дипломатами, сотрудниками КГБ, его даже для проформы приглашали на Лубянку, где Локо пытался все рассказать. На Лубянке Володю, вроде бы, даже слушали, но не услышали. Локо был для них холопом, выкинутый боярином из княжеского дома. Локо страшно переживал свой отъезд из Дамаска, он не был виноват в побеге молодой семьи, но мысли о том, что его банально и несправедливо подставили Парторг и спецслужбы, доводили Локо до сильных головных болей.

 

Локо поехал в Ташкент, где хотел посоветоваться со своим старшим другом из ЦК комсомола УзССР. Локо пригласил его в один из многочисленных, вновь открытых кооперативных ресторанов. Они поехали обедать в модный еврейский ресторан расположенный в Парке имени "Победы". Секретарь ЦК комсомола уже был в курсе произошедшего с Володей и очень сочувствовал ему. Тем не менее они с Володей хорошо посидели, поговорили, посмеялись над новыми анекдотами и реалиями жизни. Но в конце разговора секретарь ЦК Комсомола сообщил Локо, что наступили смутные времена, и что он сам, буквально на днях, уезжает работать консулом в одну из Ближневосточных стран. Также он сказал, чтобы Локо устраивался на работу в Москве, а не в Ташкенте и дал Володе номера телефонов нужных людей.

Они тепло попрощались, Локо остался на некоторое время в Ташкенте, а секретарь ЦК комсомола вскоре улетел в Москву. Больше они с Локо не виделись. Бывший секретарь ЦК комсомола УзССР, через два года, работая Генеральным Консулом СССР в Маскате - столице Султаната Оман, умрет на рабочем месте от обширного инфаркта. Влажный климат Маската и астма подорвали больное сердце Генерального Консула СССР в Султанате Оман.

 

Локо, расстроенный и подавленный новостью о смерти своего старшего друга и наставника, взяв на работе отгулы, приедет в Ташкент на его похороны. И потом, бывая в Ташкенте, он всегда будет приходить на кладбище Минор к могиле своего Устаза (Учителя) и читать суры из Корана. Православный Локо знал, что секретарь ЦК Комсомола всегда был и оставался в душе мусульманином, а Локо хоть и не любил восточный язык который он изучал в университете, но тем не менее знал наизусть несколько сур из Корана.

 

Один из номеров телефона, которые ему дал Секретарь ЦК комсомола, оказался номером отца Ольги, работавшим начальником управления ГОСПЛАНа СССР и курировавшим все водохозяйственные объекты страны.

Вот он и устроил Локо парторгом в один из Водохозяйственных Институтов системы Минводхоза СССР. Советская власть уже вовсю дышала на ладан, должность парторга не принесла Локо никаких дивидендов в плане карьерного роста. Если организации типа "Союзгипроводхоз", "Союзводпроект", "Гидропроект", "Мосводпроект", включая сюда и Минводхоз СССР, ещё только начинали сокращаться, чахнуть, испытывать нужду в финансах, а впоследствии переименовываться и даже закрываться, то сам институт парторгов и комсоргов СССР стремительно умирал, впрочем, как и сама страна.

 

После возвращения из Сирии, у Локо появилась своя квартира, "двушка" на Тимирязевской улице. Для этого пришлось покупать кооперативную квартиру на окраине Москвы и потом обменять её на эту квартиру. Процесс этот был нелегким и занял целый год. Работа его абсолютно не удовлетворяла. Пусть квартира была без ремонта, пусть на первом этаже, пусть иногда под окнами распивали бутылку молодые и не очень люди, Локо был очень доволен ею. Во - первых, рядом находилась станция метро, во - вторых, было много других видов транспорта, да и пешком до центра города было недалеко. С Ольгой он встречался очень редко, чаще с её отцом, который раньше регулярно ездил в долгие командировки в Узбекистан и искренне любил Республику и его жителей. Муж Ольги запил и загулял. Но Ольга даже и не думала разводиться с Юрой, отцом их дочерей. Наступили непростые времена. Отец Ольги сообщил Локо, что поможет ему перейти на другую работу, так как вот - вот падет "несокрушимая" советская власть.

 

Перед самым распадом СССР, Локо перевели работать на должность заместителя Генерального директора института по хозчасти.

На Локо свалилась уйма ранее незнакомых дел. Но Володя, хоть и с трудом, но умудрялся справляться с хозяйством огромного института. Советский Союз прекратил своё существование, а институт по инерции продолжал отправлять своих специалистов на работу в страны Ближнего Востока и даже в страны Латинской Америки. Начались проблемы с финансированием объектов, но Россия, являвшаяся правопреемником СССР, пыталась оказывать техническое содействие дружественным арабским странам. Некоторые советские специалисты работая на Ближнем Востоке, сами, индивидуально начали заключать новые контракты с местными министерствами. Особенно часто это происходило в Сирии, Ираке, Йемене, на Кубе и в Перу, где работало много советских изыскателей и проектировщиков. Институт в котором работал Володя Локтев, заключил небольшой контракт на геолого - инженерные изыскания в Йемене. Локо поехал в Йемен заместителем руководителя контракта. Солнечный, но ужасно жаркий климат Долины Хадрамаут в Йемене, после курортной Сирии, никак не сказался на здоровье Володи, наоборот, у него исчезли головные боли, начавшиеся в Москве, когда он пытался доказать свою непричастность в побеге молодой советской пары из посольства СССР в Турцию. Локо хоть и избавился в Йемене от диких головных болей регулярно настигающих его в Москве, тем не менее, отработав до конца контракт по инженерным изысканиям, с большой радостью вернулся в свою квартиру. В Москве, через несколько недель, Володя слег с возобновившимися головными болями в больницу, врачи не могли понять причину этих болей. Помогал только ежедневный массаж головы, который ему делала медсестра Наташа, а Володя рассказывал ей о Сирии и Йемене, о Средиземном море, культуре и истории Сирии и Йемена, об арабах и их традициях, об одежде арабов и кухне, о древнем Дамаске и морской Латакии и ещё много разных историй связанных с Ближним Востоком. Наталья рассказывала о том, что с помощью родителей поднимает дочку, а муж сбежал к своей первой жене в Киев.

Наташа потрясенная его бегством даже не пыталась подать на алименты. Она винила себя в том, что оказалась недостаточно мудрой и не отличила чувственность и сексуальную притягательность от настоящей любви.

 

Муж Ольги уволился из института и работал водителем - охранником у одного "авторитета". Ольга начала совершать челночные поездки в Китай и Турцию. Она открыла небольшой магазин по продаже одежды в Химках.

 

Локо провалялся три недели в больнице, затем ещё три недели, но ничего не помогало. Голова периодически болела, в такие дни он ехал в больницу к палочке - выручалочке Наташе. В это время случилось несчастье в семье Ольги. Её муж и младшая дочь попали в автомобильную аварию и оба погибли. Виновный был известен, но его, не то что не наказали, а даже не лишили прав. Ольга свалилась от постигшего её горя, и долго не могла даже встать с постели. Локо и отец Ольги работали вместо неё в магазине и по очереди дежурили у её постели. Мать Ольги скончалась когда она была ещё студенткой. Старшая дочь Ольги вместо матери стала ездить за товаром в Турцию. Локо уволился с работы и полностью посвятил себя Ольге и её магазину. Иногда, вместо дочери Ольги, Локо сам ездил в Турцию за товаром. Во время поездок Володя заметил странную вещь, что приезжая в Турцию он ощущал себя абсолютно здоровым человеком, а в Москву он возвращался как на плаху, ежедневно ожидая новых головных болей. Через полгода после гибели дочери и мужа, Ольга уже сама стала работать. Володя, как бы оказался не у дел. Но дочь Ольги сказала матери, что надо принять на работу дядю Вову, так как он очень поддерживал её и помогал их семье во всех делах. Ольга даже не смотрела в сторону Володи, она вся была погружена в свои мысли. Локо старался не показывать ей свои болячки, но равнодушие Ольги к нему его обижало. Отец Ольги вышел на пенсию и частенько приезжал в магазин Ольги, но не помогать дочери и внучке, а пообщаться с Володей, поговорить об Узбекистане и поиграть с ним в шахматы. Володю познакомили с врачом из Китая, работавшим в футбольной команде "Спартак". Китайский врач обследовал Володю, сделал ему несколько раз массаж головы и посоветовал Володе на несколько месяцев уехать из Москвы в страну с мягким климатом. Знакомый Володи по работе в МИДе был назначен советником посольства России во Франции. Локо ещё удивился тогда, что человек знавший азиатские языки фарси и пушту, но ни бельмеса не знавший по французски, вдруг стал работать в странах Европы. Ларчик открывался очень просто. Парень, оказывается, был женат на дочери известного политика из круга Ельцина.

 

Этот знакомый и пригласил Локо поработать в посольстве России в Париже дежурным переводчиком, без официального оформления в отделе кадров на Смоленской площади (МИД РФ).

Знакомый хотел оформить Локо на месте в стране пребывания, то есть принять Володю на работу в посольство России вольнонаемным сотрудником уже в самой Франции. В этом случае российское посольство сильно экономило на зарплате сотрудника, оплате больничного листа, социальных выплатах и т.д.. Локо поехал посоветоваться с Ольгой и её отцом Александром Петровичем. Ольга ставшая абсолютно равнодушной к Локо, промолвила ему, - как хочешь. Александр Петрович отговаривал Володю от поездки, он видел что Володя страдает от равнодушия Ольги и советовал Локо потерпеть, мол, Ольга придет в себя и тогда у них всё наладится. Володя совсем забыл, что его неплохой французский остался в прошлом. Его французский был испорчен разными диалектами восточного и английского языков.

 

Володя уехал во Францию, но отработав чуть больше года в посольстве уволился из-за маленькой зарплаты. Но самое главное, что во Франции его отпустили головные боли. За время работы в посольстве, Володя переводил много французских газет, журналов, разных статей и подтянул свой французский до неплохого уровня. По объявлению в газете он нашел работу переводчиком русского языка в одной из библиотек маленького городка, недалеко от границы с Испанией. Пройдя собеседование, он уволился с работы и поехал в этот городок. Его многократная французская виза (спасибо консульству РФ) действовала ещё два года.

 

Работа в библиотеке приносила Володе большое удовлетворение, он переводил с французского языка на русский язык книги, рефераты и статьи, по истории и религии. Это был заказ одного из университетов Франции. Работы было на несколько лет. Время от времени он звонил Ольге. Ольга осталась одна, дочь вышла замуж и уехала с мужем жить в Италию. Отец Ольги жил отдельно, он уже был слаб здоровьем, также как и мама Володи в Ташкенте.

 

Через полтора года работы в библиотеке, Володя поехал в отпуск в Ташкент. Ташкент его всегда радовал и успокаивал. Огорчало, что многие знакомые уехали из города. Но Локо не унывал, он помогал матери по хозяйству, готовил ей плов и шурпу, приносил с базара фрукты и овощи, а вечерами они сидели и чаевничали с братом и мамой, совсем как в детстве в ожидании отца с работы. Брат Володи тоже собирался уехать в Калугу, семью он уже отправил к родственникам супруги, а сам остался чтобы продать квартиру и заодно попытаться уговорить маму. Вот только мать была категорически против переезда. Володя отдал все имевшиеся у него деньги матери и попросил брата повременить с отъездом. Брат сам понимал, что мама уже старенькая, да и здоровье у неё пошатнувшееся, и поэтому её нельзя оставлять одну.

 

В один из первых дней пребывания в Ташкенте, Локо позвонил Халифу, он хотел увидеть Халифа и Писателя. Трубку взяла жена Халифа и сообщила, что Халиф умер несколько месяцев тому назад. Локо поехал к ним домой и супруга Халифа рассказала, что он начал пить после распада СССР, что его уволили из радиокомитета, где он работал с восьмидесятого года, что количество передач на русском языке резко сократилось. Халиф, как отменный специалист по русскому языку, высокопрофессиональный редактор и радиожурналист, понимал, что его любимый русский язык, язык великих писателей, поэтов, художников, актеров предается забвению. Он всегда был любителем выпить, но после увольнения, он будто бы специально начал гробить своё здоровье. Всего за несколько лет после ухода из радиокомитета, Халиф сгорел от водки.

 

Писатель, товарищ детства Володи, которого он так и не увидел в Ташкенте, оказывается, уехал в Москву. Писатель, в последнее время до отъезда из Ташкента работал в одном известном республиканском журнале и хорошо знал, что финансирование журнала является убыточным для издательства, а на развитие журнала обещанных денег не выделяли. Писатель съездил в Москву, где он встретился с московскими приятелями - литераторами. Писатель пригласил этих известных людей в ресторан. Хорошенько выпив, москвичи пообещали Писателю должность в одном из популярных журналов. Писатель через некоторое время переехал в Москву. И хотя москвичи - литераторы многое наобещали Писателю, но в столице у него сразу возникли сложности, говоря откровенно, даже очень много сложностей, начиная от отсутствия гражданства, обещанной должности и места проживания. На утряску всех возникших проблем у Писателя ушло несколько лет. Но даже в эти тяжелые, так называемые адаптационные годы, он не забывал о творчестве. Писателю здорово помог устроиться в Москве его членский билет Союза Писателей СССР, в отличие от тех известных людей которые ему много - чего наобещали. Но всё равно полного удовлетворения от своей работы в Москве Писатель не испытывал. У подросшей российской молодежи не было никакой тяги к чтению, из - за этого падали тиражи всех литературных журналов. Зато гламурные журналы с фотографиями полуголых поп - звезд Америки, России и Европы расходились и расходятся как горячие пирожки. Никто уже не читал в Москве и в глубинке России произведения не только Достоевского с Чеховым, но даже современных и модных писателей, таких как Сергей Довлатов, Виктор Пелевин, Дмитрий Захаров, Борис Акунин, Михаил Веллер, Дина Рубина и др.

Писатель, иногда, вспоминая своего ташкентского приятеля Локо иронизировал, что его товарищ детства в своем нежелании читать книги, опередил время на несколько десятков лет.

 

Володя уже собирался уезжать назад во Францию, как в это время позвонила Ольга из Москвы и сообщила о смерти отца.

Володя в тот же день вылетел в Москву. В Москве он помог с похоронами Александра Петровича. Приехали из Италии дочь Ольги с мужем. Володя позвонил на работу и предупредил директора библиотеки о своей задержке.

 

После проведения поминок Володя поговорил с Ольгой и пригласил её пожить с ним во Франции, дочь Ольги звала её в Италию.   Ольга склонялась сперва поехать к дочери, но перехватив не очень приветливый взгляд зятя передумала. Ольга сказала Локо, что как только утрясет дела с магазином, сразу же приедет погостить к нему.

 

Ольга приехала к Локо через три месяца и пробыла с ним почти год. Локо очень сочувствовал горю Ольги и не разрешал ей ничего делать. Он с утра готовил ей кофе, вечерами баловал её узбекскими блюдами собственного приготовления, водил в местный ресторан для дегустации деликатесов французской кухни. С помощью интернета Ольга управляла магазином в Химках и её ничего не интересовало, кроме поставки и продажи товаров. Несколько лет тому назад Ольга закрыла вещевой магазин на химкинском рынке и открыла мебельный магазин в комплексе "Гранд", расположенный в тех же Химках. Мебель из Италии поставляли Ольге её дочь с зятем. Ольга оставила магазин на попечение подруги дочери, а сама уехала к Локо.

 

Переводы статей по истории и религии в библиотеке заканчивалась и директор библиотеки нашел для Володи заказы на переводы произведений нескольких советских писателей на французский язык. Также директор посоветовал Володе начать переводить произведения известных писателей Узбекистана и других республик бывшего СССР, заказы на переводы книг советских писателей поступали из библиотек соседних городов. Также директор посоветовал Володе подумать о виде на жительство. Насчет последнего предложения, Володя решил поговорить с Ольгой.

 

Равнодушие Ольги слегка коробило Володю, но решив, что виноват он сам, загнав её в провинциальный городок, пусть и Франции, но по сравнению с Москвой глубокой провинцией, он предложил ей съездить в отпуск в Ташкент, в любимый город её отца.

 

В Ташкенте Ольга немного оживилась, ей очень понравился город, не восхитительная узбекская кухня, а именно город с его широкими и узкими улицами, неровными и разбитыми дорогами, современными и старыми зданиями, ухоженной одноэтажной окраиной, её колоритными жителями и уютной набережной неширокой речушки рассекающей центр Ташкента на две части. К узбекской кухне Ольга была абсолютно равнодушна. Из многочисленного изобилия узбекских, уйгурских и корейских блюд она выделяла манты, а из разной вкуснятины продающейся на базаре, ей понравились, только, курага и кишмиш. Она могла есть их ежедневно. Через две недели, она сообщила Вове что ей надо поехать в Москву по делам. Володя, удивленный её решением, тем не менее, купил ей авиабилет и проводил Ольгу в Москву. Они договорились встретиться в Москве через две недели.

 

Позвонила дочь Володи из Дубая, куда она переехала с мужем бизнесменом, детьми и мамой. Дочь избегавшая общения с отцом, вдруг

попросила разрешения пожить в его московской квартире. Володя ответил, что квартиру он сдает, а она может пожить с мужем пару недель в квартире его жены. И хотя Ольга не была ещё его официальной женой, но Володя уверенно называл её так. Дочь поблагодарила отца, но так и не перезвонила.

 

В Москве, дома у Ольги, он сообщил ей о звонке дочери. Ольга тоже удивилась этому звонку, так как знала, что по наущению матери, дочь Локо избегала встречи и разговора с отцом.

 

Ольга была вынуждена оставаться в Москве ещё некоторое время, так как у её дочери, живущей в Италии, было много заказов на поставку итальянской мебели из Италии в Москву. Надо было дождаться, чтобы заказы были доставлены всем адресатам.

Локо уехал в свой маленький городок на юге Франции и по которому он уже немного скучал. Локо стал переводить книгу одного узбекского писателя на французский язык. Работа его так захватила, что он начал делиться своими мыслями с Ольгой, всё ещё находящейся в Москве. Вместо нескольких недель, Ольга пробыла в Москве два месяца.

 

Через год Локо получил вид на жительство во Франции. Газета издаваемая мэрией городка где жил Володя, напечатала его статью о писателе Абдулле Кадырий, а также несколько стихов Локо на французском языке. Локо был счастлив, сбылась его мечта напечатать свои стихи. Впоследствии, его стихи на французском языке иногда будут печататься в газетах соседних городов. Но самое главное это то, что Локо понравилось заниматься переводами с узбекского, русского, татарского и казахского на французский. Зная узбекский язык, для Володи не составляло труда переводить статьи и книги также с татарского и казахского языков. Все его работы и переводы Володи редактировала необыкновенно красивая женщина по имени Надин, бывшая сотрудница газеты "Юманите", а ныне работающая ученым секретарем филиала Национальной Библиотеки Франции в Тулузе. Надин с семьей жила в одном городке с Володей Локтевым, недалеко от Тулузы. Надин Леклер, высокая, статная и восхитительными чертами лица, в которой текли французская, бельгийская и конголезская крови была замужем за южнокорейцем Кимом учившимся в Москве, в Университете имени Патриса Лумумбы. Естественно, что Володя сдружился с Кимом, с его супругой и детьми, которых Володя немного обучал русскому языку.

 

Слегка ошалевший от радости после публикации его стихов, Володя и не подозревал, что через год, так и не вышедшая за него замуж Ольга, уйдет к их соседу французу, имевшего пасеку в горах на границе с Испанией, и куда Ольга с соседом французом подозрительно часто ездили последние несколько месяцев. Володя также не знал, что родная дочь найдет его во Франции и будет просить помочь ей купить квартиру, после того как её муж, этот горе - бизнесмен из Четвертого Жилгородка ташкентского авиазавода разорится в Дубае на поставках автозапчастей. Локо придется продать двухкомнатную квартиру в Москве, чтобы купить дочери квартиру в Калуге, рядом с его братом. Что на оставшиеся от продажи квартиры деньги и плюс заработанные во Франции, он купит однокомнатную квартиру в криминальном Гольяново, недалеко от метро "Щелковская". Что оставшись один после побега Ольги на "Пасеку", он, чтобы развеяться от мыслей об Ольге, будет вести факультативные занятия по узбекскому языку и истории Центральной Азии в одной из школ своего городка.

 

Локо, подтверждающий выражение, что человеку для счастья надо совсем немного, будет загружен переводами на многие годы. Володя Локтев, волею случая оказавшись во Франции никак не мог предвидеть, что он женится на медсестре Наташе, которая лечила его в московской больнице во время периода диких головных болей и депрессии. Володя и Наталья случайно встретятся в Париже, куда она приедет на экскурсию во время своего отпуска, а Локо приедет по делам в небольшую библиотеку посольства Узбекистана во Франции. Володя не узнает одетую в модную блузку медсестру в белом халате из городской больницы № 50. Больной Лотев, - окликнет его Наташа.

Володя признав Наташу обрадуется ей как родному человеку. Он уговорит Наташу остаться погостить у него, чтобы показать ей юг Франции и съездить в Испанию. Через несколько месяцев после отъезда Наташи, Володя поедет в Москву в гости к ней и вернется в маленький городок под Тулузой уже с Наташей. Отныне этот городок станет домом и для Наташи. Единственная дочь Натальи Светлана, с мужем и сыном жила в квартире родителей Наташи в районе Речного Вокзала. Сама Наташа до переезда к Володе жила в однокомнатной квартире у метро "Сокол".

 

Володя даже не представляет, что ещё через несколько лет, он и Наташа продадут свои однокомнатные квартиры в Москве и купят маленький домик с небольшим участком в сельской местности Франции, а на оставшиеся деньги приобретут старенький вагончик расположенный на восьми сотках в Калужской области, рядом с дачей брата Володи, и куда они будут приезжать на несколько дней один раз в два года, а оттуда прямиком уезжать в Ташкент. А их участок под Калугой будет засеиваться овощами братом Володи Анатолием.

Но всё это будет второстепенным, а основным будет размеренная и спокойная семейная жизнь Володи с преданной Натальей, а не с Ольгой. Жизнь Володи и Наташи во Франции будет протекать без всяких эксцессов, срочных командировок, партсобраний и внезапных, сводящих с ума головных болей. Но иногда Володю будет пугающе окатывать огромная, как средиземноморская волна, почти непреодолимая тоска по Ольге, которую он будет любить ещё многие годы. Ольга ещё не один раз появится в его жизни. Локо навсегда сохранит в душе любовь и теплоту к Ольге, несмотря на её предательство. Ольга даже будет просить прощения за свою измену и за свой снобизм, будет предлагать Володе уехать в Италию, жизнь с галантным и необыкновенно "щедрым" французом - пасечником оказалась не под силу Ольге, но Володя останется со своей верной, мудрой и искренне любящей "больного Локтева" Наташей.

 

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

2 комментария

  • Михаил Мачула:

    Не ожидал. Так все слабо. Почти все надуманно. Написано сверх кондово.
    Если такое с «чинушами» и случалось, то это хранилось в страшном секрете. И рядовой переводчик не мог об этом знать.
    Стилистически, наше знакомство с фамилией представителя Аэрофлота, на двух, подряд идущих предложениях, не выдерживает критики, и говорит о том, что автор не вычитывал то, что писал.
    Да и настоящие мужики хранят в своей памяти, не когда-то одержанные, и не удержанные победы, а неудачи, страсть по которым длится действительно годами.
    Попасть вот так одним движением мысли в Москву было в то время не возможно. Купить кооператив — несбывшиеся мечты. Короче, все схематично и не правдоподобно. Очень далеко от реальной жизни. Сам знаю, все это прошел.
    У Вас, Фахим, лучше получаются описания шестого этажа «Ташкента», хотя и там коробит, несколько кочевряжистый , статус «кабальеро», присвоенный рядовым представителям туземного населения Ташкента.
    С большими извинениями, но сдержаться не смог. Слишком близко это ко всей моей жизни, а она у меня настоящая, состоящая из маленьких побед и радостей, горестей и печалей. Но всегда все обусловлено чем-то.
    А не так, что теперь вот случилось такое, как бы само по себе.
    Это не жизнь а вырезки из мультиков.
    Еще раз пардон, mais rien a faire.
    Юрий Яковлевич.

      [Цитировать]

  • Дастон:

    Ерунда полная ! даже скажу больше — это издевательство над читателями. Уважаемый ЕС ну так же нельзя — сначала «Двойник китайского императора», теперь вот это. Даже не знаешь как и назвать сей «материал» . И что дальше? будем печатать все подряд, где встречается слова Ташкент и Узбекистан??. не засоряйте сайт всякими»леваками» пожалуйста. Я его (сайт) очень люблю и уважаю!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.