Алдар Куса по-издательски (А поставьте-ка его в Гугл!) Tашкентцы Литература

Николай КРАСИЛЬНИКОВ

 

… Ну, а пока образовалась пауза, я немного расскажу о Павле Шуфе – талантливом журналисте, писателе, поэте. Моём единомышленнике, честном, открытом, доверительном и надёжном друге, чьи книги у нескольких поколений детских и взрослых читателей пользуются неизменной любовью.

Это, прежде всего, его трилогия повестей – "Тайна Лысой горы", "Улыбка лорда Бистузье", "Приключения юнкора", а также вышедшие в Москве в "Молодой гвардии" 100- тысячными тиражами повести "Сбор трубил карнай" ("Белый верблюд не обидит" – во втором дополненном издании) и там же в Москве еще одну приключенческую – про разгром басмаческой банды Фузайла-Махсума при участии таджикских подростков, уникально помогавших авиадесанту товарища Дыбенко.   «Знаешь, – писал мне Шуф, – вот этот "Белый верблюд..." заставляет меня и сей секунд ощущать, что это была важная и нужная работа. Я годами и по крупицам собирал материалы о последнем отряде скаутов в Туркестане (1921 год), и это дало возможность беллетристически воссоздать в повести уникальную и абсолютно достоверную историю перетекания пуристского скаутизма в горластое пионерство (1922), когда "царские" скаутмастеры-азийцы Гаркушенко, Конышев, Баранова гениально возглавили новые колонны, во многом не изменив классическому скаутингу от английского кутюрье этого движения – генерала Баден-Поуэла! Да ты и сам знаешь эти мои книги».

Да, я хорошо знаю эти и другие книги Павла Шуфа. Чту глубокое его знание предмета, о котором он пишет, парадоксальность сюжетов, взрывную лексику, добрую улыбку… Есть что-то мистическо-недоброе в событиях 90-х, когда страна пошла по швам, задев глубоко и наши сердца, когда мы, потеряв язык, на котором писали, вынуждены были покинуть, ставшими с млада «родные гнёзда».

Поэтому такой неподдельной горечью и откровением веют некоторые строки Павла, адресованные мне:

«…Уезжая из Ташкента, я, пребывая в горечи зело облой и стозевной, учинил большой костёр во дворе — сжёг архив, много рукописей, набор книги-«роженицы» в 20 листов (2-я корректура в «Укитувчи») — итого 6 полок бумаг. Оставил там всю свою библиотеку (зато заново приобрел её же здесь, прибавив заодно наивосхитительный пласт книг ориентальной истории, этнографии — труды великих средневековцев Востока). Но зато взял с собою рукописи текстов, которые там нельзя было ни издать, ни предложить заявкой ни в одно подцензурное   изд-во. Тут дописал, получилось 11 вышедших книг— сатирические стихи, поэмы, афоризмы и т. д., и три книги пока в столе».

Работоспособность Павла всегда восхищала его друзей и вызывала злобную зависть недругов. Ибо к чему бы ни прикасался его калям, он всё делал – светло, летуче и философски глубоко.

В этом можно легко убедиться, прочитав новую поэму-трактат Шуфа "Хайям в Афинской школе". В одном из своих писем автор сообщает мне: «Она (поэма) мне безумно дорога. При этом я отменно понимаю, что круг её читателей, в идеале, заключается в тех нас, лютых и уже неисправимых среднеазиоидов, кому люба тусовка у дастархана литературной и кулинарной ориенталистики, где всем одинаково шибают в душу и нос густые исириковые паникадила знакомых и знаковых метафор, образов, опорных словечек и краеугольных саманных кирпичиков всем внятной аскии на базе сиюминутно и счастливо происходящих дружбы и пира: совместного "среднего и тяжелого овкатостроения" вскладчину — на всепожирательных полигонах необоримых и бессмертных чайхан всех наших общих Самсоградов и Шашлыбургов».

Так беспощадно-самоиронично относится мастер к своему творчеству, не допуская для себя никаких скидок. Тем не менее, поэма-трактат, опубликованная на многих авторитетных литературных сайтах, получила самую высокую оценку собратьев по перу разных направлений и взыскательных читателей.

Новое произведение Шуфа «Хайям в Афинской школе» глубоко экспериментально. Ориенталистика, рубайят, аллюзийные отсылы к "нашей" конкретике, своя и наша общая, схожая эмигрантская судьба через вехи Хайяма.   В каждой строке чувствуется крутой замес. От себя скажу, о средневековом учёном, мудреце и поэте написано огромное количество книг. Среди них достаточно вспомнить романы Г. Гулиа, Я. Ильясова… Но таких значимых и глубоких поэм посвящённых Хайяму ещё не было в литературе. Думаю, что Шуф вписал в хайямоведении свою неповторимую страницу.

 

Полностью эссе Н. Красильникова «Алдар Куса по-издательски» (А поставьте-ка его в Гугл!) о ташкентских поэтах 70-х годов, издательстве «Ёш гвардия», можно прочитать на сайте «Изба-читальня» и «Проза. ру»

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.