Её любовь навсегда осталась с нами… к 80-летию со дня рождения Анны Герман Tашкентцы История

Среди людей изредка встречаются те Избранные, судьбы и личностные качества которых настолько необычны, что не укладываются в расхожие рамки. Их жизненный путь содержит множество таинственных обстоятельств и фактов, вызывающих различные суждения и толкования. Между тем, дар, ниспосланный свыше этим людям –  единичен и не подходит под привычные мерки. И к тому же –   несет в себе множество таинств, не поддающихся расшифровке и «удобному» раскладыванию по полочкам.

Как правило, столь неповторимые личности как бы и не имеют конкретно осознаваемого нами возраста. Да, конечно же, у них имеются точные даты явления их на свет, - как и скорбное число, месяц и год ухода их из земной жизни. Но влияние их на земную жизнь и на всех нас –  непостижимым образом не только сохраняется, но и причудливо меняется во времени – как если бы они были физически живы и действенны. А срок их воздействия на наши души не знает ограничений и отнюдь не вписывается в промежуток между их рождением и уходом…

Люди привыкли отмечать так называемые «круглые», десятичные даты возрастов своих соплеменников по земной жизни. Конечно, эти даты – весьма условны и во многом придуманы нами самими. Кажется, что именно в «круглую» дату уместнее и удобнее подытоживать, осмысливать, рассуждать о свойствах той или иной Личности, в большинстве случаев – уже ушедшей из земной жизни.

Анна Герман… Светлое, но непростое  таинство удивительной судьбы, в которой   как бы вступали в схватку свет и сумерки, невзгоды и надежда, жесткая сила отвергающих обстоятельств – и беззаветная любовь. По календарю ей исполнилось бы в эти дни 80 лет – но с уже отдаленного 1982 года её нет с нами на Земле.

Настолько необычна суть ее удивительной натуры – что не хочется в этом сегодняшнем воспоминании обращаться к сухим датам. Но сама тайна ее происхождения, в котором слились древние голландские, немецкие и отчасти польские корни, но непостижимое сплетение устоев и основ разных земель и стран, где волею судеб проходила жизнь Анны Герман – не могут не удивлять сознание. И то, что в скитаниях ее семьи, в полной мере познавшей невзгоды эпохи тридцатых – неким чудом возник узбекский город Ургенч, где и родилась будущая великая певица – особо откладывается в сознании всех узбекистанцев. Немецко – голландские корни ее отца, сурово сметенного, как и многие другие, годами репрессий, – стали раной ее духа на всю жизнь. Это «немецкое» происхождение в те послевоенные годы вызывало негативное отношение и со стороны польско- советских властей, и в тогдашнем СССР оно вызвало бы целый ряд крайне нежелательных поворотов в ее судьбе. Потому как-то уложилось в сознании, что Анна Герман – польская певица, хотя с этой страной и с этим народом ее роднило только происхождение ее отчима. Смущал ее с юных лет и, как ей казалось, чрезмерной высокий для женщины рост. Как многие из нас под обстоятельствами дней она не всегда видела за сумерками свет, тот истинный свет, что был ей исконно дарован свыше.

Трудно взвешивать на весах неповторимые особенности великого дара. И говоря об Анне Герман, крайне трудно осознать – какие же именно свойства воплощают значение и звучание ее Таланта? Голос? Да – он очень своеобразен, он несет множество нюансов, он поразительно УЗНАВАЕМ по тембру. Но только ли в голосе суть?

Доверительность исполнения? Безусловно, и более того - даже не исполнения, а некой исповедальной открытости общения с каждым, кто может слушать и слышать. Или уже не просто доверительность, а какая-то непостижимая излучательность всего истинно высокого, что даровано свыше вечному женскому началу? Это – и любовь – ранимая, светлая, всепрощающая, всепонимающая. Это и с трудом осознаваемое единство двух истоков женской любви – любви Материнской и Любви земной, во всей их свободе и беспредельности. И –да! Но и – отнюдь не только это…

Нет, всё сказанное не определяет того, насколько принципиально отличается всё излучаемое Анной Герман от десятков индивидуальных свойств ее нередко весьма одаренных коллег. С детства интуитивно осознав процесс Пения как некую особую форму выражения больших и глуюоких чувств – она на уровне сознания и подсознания шла к тому, чтобы это пение стало средством для раскрытия противоречий внутри души – и перипетий внешнего мира. С юности она мечтала об опере. И вполне возможно, что достигла бы и в этом сложнейшем жанре весомых позиций. Она с наслаждением пела арию моцартовского Керубино – юнца-пажа, одержимого порывами любви почти ко всем женщинам, с которыми рядом находился.

Но… психологическое восприятие собственного роста, нестандартного для оперной героини, в особенности – в соседстве с низкорослыми партнерами-мужчинами! – убедило Анну Герман искать себя в иных широкомасштабных жанрах того, что в те годы называлось эстрадным пением.

Вся внешняя сторона ее стремительного восхождения, победы на фестивалях и многое фактологически важное, но… не поясняющее истинной неповторимости ее натуры – только иллюстрирует канву ее жизненного пути. А в сути ее воздействия на души многочисленных почитателей – таится союз Женственности и Целомудрия, свободы духа – и Таинства любви как высшего дара свыше. В теснейшем союзе певческого звука и слова Анна Герман создала свой Театр Пения. В нем на равноправных началах действовала и пластика – раскованная, но утонченная, свободная, но – отрицающая прямолинейную заземленность и вульгарность. А глубокий взор певицы даже за обаятельной улыбкой хранил некую встревоженность и грусть, в нем как бы отражалось все, что мешает полной гармонии – в мире, полном трагических противоречий. Первичной в этом Театре Анны Герман была и остается высота полета души. Вот почему, например, создавая один из своих выдающихся номеров – «Когда цвели сады…» - Анна Герман достигает почти непостижимого результата. Да, когда она рисует безоблачную картину любви своей героини в начале песни – все как бы понятно и достаточно просто. Хотя и здесь нет и следа банальной «идиллии» - во внутреннем пульсе уже живет тревога предчувствия, мудрость предощущения того, насколько в мире земном непрочны мгновения счастья. А когда возникает образ той, «другой», которая вторглась в эти цветущие сады и нарушила гармонию – здесь нет банального «столкновения» двух соперниц. С поистине надчеловеческой мудростью, не сетуя и не проклиная, но с неизбежной горечью – героиня предостерегает каждого, утверждая, что ниспосланный дар «цветущих садов» - свершается для каждого единственный раз и не поддается банальному «размену» на пустые имитации. И в этом порыве нет и тени бледной назидательности – есть лишь призыв беречь и охранять свое счастье от вольных или невольных посягательств на него…

В нашем сознании живут многие высочайшие создания Анны Герман. И далеко не случайно, что и пахмутовская «Надежда», и «Эхо Любви» Птичкина, и многое другое общеизвестное сегодня – стали отнюдь не просто не «хитами» (как принято сейчас прозывать удачные номера!),  а песнями души целых поколений. В самой драматургии этих песен – по воле и таланту их авторов – таились эти романтические устремления духа. А утонченность толкования их Анной Герман привнесла в эти песни, прекрасные сами по себе – элемент высшего таинства причастности к началам, которые вообще должны составлять духовную суть человека. При этом в основе донесения этих высоких свойств певицей была заложена все та же простота, доверительность, ранимость и… недосказанность. Вновь – ни следа иллюстративности, ни штриха приземленности, бытовой «правдишки» - а единая великая Правда поэтики возвышения души. Отметим и еще одно важное – в своей масштабности Анна Герман никогда не стремилась ни к тому, чтобы быть «как все», ни к пошлому «имиджу звезды». Этой крикливости и настырности, как и усиленного «педалирования» своей значимости она избегала с удивительной тонкостью, не думая ни о внешнем блеске, ни о том, как она вообще воспринимается.

Да этому и не стоит удивляться. Весь ее жизненный путь – это путь преодолений. Вначале – преодоление «неблагоприятности» обстоятельств своего происхождения, затем – формирование своей индивидуальности при постоянном комплексе «стеснения» своего роста. Преодоление многих и многих обстоятельств и внутри себя, и в окружающем мире – в стремлении быть услышанной и понятой. В стремлении быть нужной человеческим душам, исцелению и возвышению которых она помогает – а не «модном» ныне «снисхождении к толпе поклонников», которые только и умеют выкрикивать восторженные эпитеты в своем слепом преклонении! Стремление обрести свой мир, свою семью, счастье любви и материнства – в преодолении очень мешающих обстоятельств. Наконец – борьба с трагическими событиями своей жизни.

На пике творческих возможностей и взлета Анну Герман постигает трагическая автомобильная катастрофа с тяжелой травмой и очень долгим возвращением к творческому укладу. И здесь несгибаемая воля и внутренняя сила одерживают победу – и певица возвращается к выступлениям. Но безграничность отдачи во всем также имеет свою роковую цену – и в расцвете сил Анну Герман настигает роковое онкологическое заболевание, выйти из которого уже не суждено…

Афоризм «всё остается людям» кому-то может сегодня показаться банальным, устаревшим в своем смысле. Но как объяснить феномен истинного бессмертия тех некоторых, кому во все времена удалось совершить для людей нечто больше обычного творчества? Например – отдать во всей полноте запас душевной энергии и устремленности для того, чтобы мы лишний раз остановились на бегу и задумались – а для чего мы вообще живем, и так ли вершим свой путь, как это задумано некими высшими силами?

Анна Герман своим относительно коротким жизненным путем и творчеством, своим объемом намного превысившим масштабы отрезка этого времени – подтверждает это во всей полноте и таинстве своего Таланта. Недавно в интернете промелькнули попытки многих ходатайствовать о том, чтобы ей посмертно (подобно тому, как это делается в отношении павших воинов!) присудили высокое почетное звание, которого по законам восьмидесятых годов она  как «заграничная певица» носить не могла. Отметив похвальность этого устремления, давайте задумаемся над тем, насколько превыше любых установленных званий и наград  истинная значимость всего того, что несли и несут людям сквозь быстротекущее Время  Нежность, Вера, Надежда и Любовь Анны Герман. Насколько она и ее творчество важны и нужны нам в сегодняшнем неспокойном мире людей и душ. А то, что ее Любовь и сегодня с нами – неоспоримо!

А завершить эти заметки я хотел бы стихотворением, которое родилось у меня в эти дни почти экспромтом. Оно, как мне кажется – всё о том же:

ЭХО НЕМЕРКНУЩЕЙ ЛЮБВИ

Анне Герман

Среди людской толпы несметной

Она и пела, и жила.

Как все мы – смертною была.

Но стала – как никто! – бессмертной.

В весеннем радужном венце

Она дарила мир цветений,

Познав и сумерки смятений,

И лучезарный свет в конце.

 

Дыханьем мая сердце пело,

Когда цвели её сады.

Своей надеждой от беды

Всех нас хранить она умела.

Там, где никто из нас не смог

Найти исход в пурге бесцельной, –

Она чуть слышной колыбельной

Дух заслоняла от тревог.

 

Вся нежность тихая Господня

Таилась в песне той всегда.

Не потому ль её звезда

Всем нам сияет и сегодня?

Жив свет души и жар крови,

И все невзгоды – не помеха,

Когда звучит святое Эхо

Её немеркнущей Любви…

_________

Андрей СЛОНИМ,
Режиссер-постановщик ГАБТ имени А.НАВОИ,
Заслуженный работник культуры Узбекистана
Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.