Воспоминания Георгия Минасовича Саркисова. Глава четвертая Tашкентцы История

ГЛАВА 4

С первых дней после землетрясения Исполком го­родского совета стал штабом по решению всех задач, связанных с размещением пострадавших, созданием палаточных городков, обеспечением всем необходимым для нормальной жизнедеятельности городского хозяй­ства.

Руководители исполкома X. А. Асамов, П. И. Садыменко, Ф. X. Мазитов, С. Рахматходжаева, работая совместно более трех лет, целиком отдавались делу. 11аиболее ответственные решения принимались после обсуждения с руководством городского комитета пар­тии, Первым секретарем в то время работал С. Р. Расулов, вторым — В. С. Скребнев, а позднее — В. В. Онуиский. Все мы жили одной дружной, сплоченной ничьей, одними интересами.

image002image003

Столовая в палаточном городке

Вскоре на меня возложили и вопросы обеспечения ташкентцев жильем, как весомая нагрузка в тому, чем уже занимался. Хорошо помню первомайский празд­ник, когда все ушли на демонстрацию, а я остался с группой работников дежурить в исполкоме. Мы едва успевали регистрировать сообщения о прибытии пред­ставителей проектных институтов' и грузов самолета­ми и поездами со всех уголков страны.

И сравнивая помощь Ташкенту с тем, что мне при­шлось видеть и пережить в Ашхабаде в 1948 году, подумал, как необычайно выросла мощь нашего госу­дарства, какая это сила — дружба советских народов. «Ташкенту — ключи от братского миллиона!» — под таким призывом все советские республики приняли обязательства о строительстве жилья в разрушенном Ташкенте. И вслед за этим, со всех концов Союза двинулись строительные поезда, техника, многотысяч­ная армия строителей.

image001

В исполкоме дни были заполнены до отказа. И каж­дый день — событие. Вот некоторая хронология того времени: 16 мая — закладка города-спутника Сергели. 17 мая — встреча первого эшелона украинских строите­лей. 19 мая — первыми застолбив участок на 94 тысячи квадратных метров жилья, украинцы начали рыть де­сять котлованов под жилые дома на квартале В-13. 20 мая — прибыл эшелон московских строителей. 1 июня— москвичи начали строительство первого жилого дома на Чиланзаре. 10 июня — свердловчане приступили к строительству микрорайона Ц-4.

Вместе с тем, стихия готовила нам новые сюрпри­зы. 5 мая небо над городом почернело, мгновенно обрушился ураганный ветер силой более 29 м/сек. По данным спецслужб, такого урагана не было зарегис­трировано 30 лет, с 1940 года. Полетели кровли с от­дельных домов, повалились деревья, полностью было парализовано движение электоротранспорта. Аварий­ные службы Минэнерго были стянуты в город, чтобы срочно восстановить линии электропередач. К уборке городских улиц от завалов были привлечены все, вплоть до подразделений Гражданской обороны. Напуганные матери бежали в школы и детсады, чтобы забрать малышей и быть с ними.

Ураган был коротким, но времени, а ликвидация последствий заняла не одну неделю.

Помню, как группа саратовских строителей-железнодорожников, присланная на помощь с Приволжской дороги, занятая на ремонтно-восстановительных рабо­тах наших домов и отдыхавшая под стенами дома во время обеденного перерыва, от подземных ударов вмиг разбежалась. После этого подтрунивания саратовцев над нами, что мы, боясь землетрясения, спим во дво­ре, прекратились. Каждый сильный толчок травмиро­вал многих людей. Очень тяжелой была ночь на 9 мая, когда на город обрушился еще один почти восьми­балльный толчок. Моя племянница, находившаяся в родильном доме, в нарушение всех правил была вмес­те с новорожденным вынесена во двор.

Всевозрастающие объемы ввода жилья, масса га­рантийных писем о предоставлении жилья, земельных участков вызвали потребность в создании при горис­полкоме управления по учету и распределению жилья и соответствующих отделов в райисполкомах.

Для решения этого вопроса я был командирован в Москву, в Министерство финансов СССР. Первый за­меститель министра отнесся к нашему предложению весьма критически, пришлось вести в его кабинете жаркие дебаты. Ответ был один: «Что Вы просите, у нас и в Москве нет». Тогда я предложил прерваться, поехать в любой из районов и сравнить, что есть у нас в Ташкенте и что есть у них. Почему я так смело просил об этом? Да только потому, что у меня быливсе материалы. Двух часов оказалось достаточно, что­бы убедиться в нашей правоте.

Возвращаемся в кабинет и начинаем заново обсуж­дать вопрос. И вдруг на улице резко затормозил трол­лейбус, а контактная сеть была заанкерена в здание, где мы сидели. Ощутив толчок, я подумал, что это землетря­сение, и невольно подскочил. Теперь, уже много лет спустя, думаю, что моя неожиданная нервная реакция ускорила положительное решение нашей просьбы. Были введены и должности заместителей председателя город­ского, районных исполкомов по строительству, учету и распределению жилья. У меня стало больше времени заниматься сносом, восстановлением аварийных домов, благоустройством, развитием сетей городского транспор­та и связи. В феврале 1968 года меня избрали первым заместителем председателя Ташгорисполкома.

По поручению ЦК Компартии Узбекистана я с груп­пой работников исполкома в мае был командирован в Ленинград для участия в подготовке решения Ленсове­та о мерах по ликвидации последствий землетрясения в Ташкенте. Ленинградцы направляли к нам на восста­новление города строительные материалы, технику и многое другое. Особое внимание они уделили приему наших детей на лето.

Нас пригласили на проводы первого эшелона с ра­бочими и техникой, направляемого в Ташкент. В на­путственной речи начальник Главленинградстроя Ге­рой Социалистического Труда А.А.Сизов сказал: «В годы Великой Отечественной войны десятки тысяч се­мей ленинградцев, наших матерей, сестер, жен, детей были эвакуированы в Ташкент, где их гостеприимно приняли, оказали максимум внимания и сделали все, чтобы им было хороню. Теперь пришло время, когда нам, ленинградцам, необходимо ответить на эту неза­бываемую доброту и гостеприимство узбекского наро­да своим трудом на восстановлении пострадавшего Таш­кента. Нужно сделать все, чтобы ленинградское жилье, возведенное вашими руками, было не только надеж­ным, но самым удобным и красивым».

Это напутствие ленинградцы выполнили с честью, построив в Ташкенте более ста тысяч квадратных мет­ров жилья с объектами соцкультбыта. Их дома в Чиланзарском и Октябрьском районах шли под заселе­ние нарасхват.

Вот что писал в то время бригадир комплексной бригады Николай Павлов: «15 июня получили проект­ную документацию, а 7 ноября обязуемся сдать в эк­сплуатацию три пятиэтажных жилых восьмисекцион­ных кирпичных корпуса».

«Скажу прямо, — пишет ленинградец С.Кокушкин,— северянам приходилось нелегко, одолевая непривычный зной. Снабжение затруднялось дальними расстояниями. Кстати, сюда за несколько тысяч километров от Балтики мы везли все, кроме песка и гравия. Случалось, чтобы сберечь дорогое время, материалы и оборудование от­правляли самолетами».

Вот какой транспарант был вывешен на доме В-13 на Чиланзаре: «Первый жилой дом, построенный для города Ташкента братскими республиками, оказав­шими помощь в ликвидации последствий землетрясения. Построен коллективом строителей луганского строительно-монтажного поезда треста «Укрстрой». Пусть стоит как символ вечной и нерушимой дружбы братских народов Украины и Узбекистана. Сентябрь 1966 г.».

Страна посылала самых опытных, самых достой­ных, И они, как правило, с честью выполняли свой долг. Нас обогащали встречи с будущим руководите­лем Главмосстроя М.П. Коханенко, начальником Глав- ленинградстроя О.К.Зебровым, министром специальных строительных и монтажных работ Украины А. Н. Шепетелышковым, начальником Главвладимирстроя В. Н. Маркиным. Все они выросли на наших глазах, мы многому учились у них, но, думаю, их тоже многому научило время, проведенное в Ташкенте.

Михаил Павлович Коханенко запомнился, в пер­вую очередь, своей невероятной мобильностью. Разры­ваясь между двумя огромными площадками — 26-м квар­талом Чиланзара и на улице Пушкинской, он всегда оказывался там, где нужнее, оперативно решал возни­кавшие проблемы.

Трест Росташстрой со своими строительными база­ми и автохозяйствами объединил 48 областей России и три специальных управления Минмонгажспецстроя. Почти 11 тысяч строителей Российской Федерации при­были в числе первых на помощь узбекской столице. Перед ними была поставлена задача сложная — в небы­вало короткий срок построить и сдать в эксплуатацию 330 тысяч квадратных метров жилья с полным ком­плексом культурно-бытовых объектов.

 

Большой груз ответственности лежал на Валентине Никитовиче Маркине, возглавлявшем Росташстрой. Опытный руководитель, высококвалифицированный ин­женер, успевал заниматься вопросами механизации строительных работ, внедрял поточное строительство. В.Н.Маркин тратил на это массу сил и здоровья, уста­вал до предела. Первый девятиэтажный дом повышен­ной сейсмостойкости в Ташкенте возвел их трест, а это было непросто.

В первом полугодии 1969 года трест рапортовал о выполнении принятых обязательств. Российские строи­тели полюбились в Ташкенте: многие остались здесь жить, а 1500 россиян носят теперь памятный знак «Строитель Ташкента», сотни награждены правитель­ственными наградами, в том числе и В.Н.Маркин - орденом Ленина. И лучше всего о нем - человеке и профессионале - говорит тот факт, что руководство республики не отпустило Валентина Никитовича из Таш­кента, попросило возглавить крупнейшую строитель­ную организацию города - Главташкентстрой - в слож­ный период ее становления.

О.К.Зебров возвращался в родной Ленинград из Кры­ма 2 мая 1966 года. У трапа самолета в Пулково его встретил начальник Главленинградстроя с билетами на Ташкент. В тот же день, не распаковывая чемоданов, Олег Кириллович был в нашем городе и сразу присту­пил к организации жилого городка для ленинградских строителей.

О.К.Зебров не мог привыкнуть к подземным толч­кам, считал их количество. Но, несмотря на это, рабо­тал очень напряженно, успевал сделать многое. Будучи незаурядным инженером, принимал смелые, остроум­ные решения, не боялся рисковать, а если надо, то обратиться за помощью. И с такой непосредственностью обращался, что и отказать-то было трудно. И сам он приходил на помощь, если была необходимость.

Город рос со сказочной быстротой. И многое начи­налось на строительной площадке треста «Укрстрой». На Чиланзаре был выбран первый ковш земли, и здесь украинцы - чуть больше чем за два месяца построили первый дом, первые квадратные метры из братского миллиона.

Чаще других Ташкент посещал заместитель началь­ника Главкиевгорстроя Михаил Васильевич Рудов, ко­торый в годы Великой Отечественной войны с. отцом и матерью на паровозе «ФД» проехал от Днепропетров­ска до Ташкента. Чтобы локомотивный парк не достал­ся захватчикам, Наркомат путей сообщения перегонял «сплотками» паровозы на Восток. Так попал шестнад­цатилетний М.В.Рудов в Ташкент и стал работать с отцом на паровозе в качестве кочегара. После осво­бождения Украины возвратилась семья на родину. Ми­хаил Васильевич получил высшее образование, позд­нее стал комсомольским работником и в пятидесятые годы работал в Москве вместе с К.М.Муртазаевым — тогда секретарем ЦК ВЛКСМ. Михаил Васильевич от­личный друг, который в тяжелые дни никогда не оста­вит в беде, в чем имел возможность сам убедиться не раз. Он обладает даром выслушать человека, ну а со­беседник он незаменимый. Прошло более двадцати пяти лет со дня нашей первой встречи, наша дружбы вы­держала много испытаний, и не простых. М.В.Рудов, как и прежде, остался моим другом.

А.Н.Шепетильникова, управляющего трестом Укр- строй, привели в Ташкент не только долг, но и давняя любовь. Четыре военных года жили Шепетилышковы в семье ташкентца Закира Ганиева. «Жили одной семьей, каждый кусок делили пополам. Сыновья дяди Закира стали моими братьями», — вспоминал Аркадий Николаевич. Когда произошло землетрясение, Шепе- тильников тут же позвонил в Ташкент Ганиевым. Его успокоили — дом цел — и пригласили в гости. И он приехал вместе с женой. Снова Шепетилышковы по­селились у Ганиевых: устроились в палатке во дворе. Таким людям, как Шепетильников, самой природой дано быть лидерами, его аналитический ум диктовал поведение — спокойное, вдумчивое, скромное. Его лю­били, рядом с ним не было криков, нервозности, пани­ки. Он умел убедить, подчинить все достижению цели.

Посетил Ташкент в июле 1966 года и начальник Главкиевстроя В.А.Гусев, принимавший активное учас­тие в застройке города, человек большого жизненного опыта, с широким кругозором, отличный инженер-стро­итель, вскоре избранный мэром Киева.

Мы часто встречались с замечательным человеком, курировавшим строителей России, Председателем Гос­плана республики К.Герасимовым, гордившимся тем, что было сделано от души многочисленным коллекти­вом россиян. Побывал на стройках города и первый заместитель Председателя Госплана Союза В.Я.Исаев,

 

который считал, что качество вводимого жилья долж­но быть лучше, что мы строим новый город, что весь мир диву дается тем темпам, которые были взяты на восстановлении Ташкента. В прошлом мэр города на Неве, Владимир Яковлевич попросил отвести его на стройплощадку «Ташленстроя», где состоялась теплая встреча с управляющим трестом И.Березовским, глав­ным инженером О.Зебровым и всеми теми строителя­ми Ленинграда, которые строили новый Ташкент.

Сегодня все они продолжают работать, их дни за­полнены проблемами — служебными, личными, обще­ственными: и у заместителя председателя Госстроя Рос­сии М.П.Коханенко, и у министра специальных и стро­ительно-монтажных работ Украины А .Н. Шепетильни- кова, и у министра жилищно-коммунального строитель­ства России О.Е.Зеброва, и Героя Социалистического Труда начальника Главвладимирстроя В.Н.Маркина, и у министра жилищно-коммунального хозяйства Москвы А.С.Матросова, и у М.В.Рудова — бессменного замести­теля начальника Главкиевгорстроя. Все они помнят эпо­пею восстановления Ташкента, а здесь стоят сотни домов как символ нашей нерушимой дружбы.

Уже в начале июня 1966 года город представлял грандиозную строительную площадку. Здесь работала стотысячная армия строителей, оснащенная всем не­обходимым, с необычайным зарядом энергии, друже­любия, желания, чтобы их детский сад, школа, кафе, жилой дом были самыми хорошими. Это был триумф силы и мощи советского государства, сила нашей друж­бы народов. Это была новая глава в истории нашего народа — начало рождения нового Ташкента.

К началу 1970 года строители Москвы завершили выполнение своих обязательств, построив 78 домов жи­лой площадью 230000 кв. метров в комплексе с тремя школами на четыре тысячи учащихся, семь детских комбинатов на две тысячи мест, девять объектов тор­говли, общественного питания и бытового обслужива­ния.

Главленинградстрой и Главзапстрой ввели в эксплу­атацию сорок четыре дома на 2604 квартиры жилой площадью сто тысяч квадратных метров, школ на две тысячи мест, два детских комбината на 560 мест, два магазина, аптеку, почту, сберкассу и кафе-столовую.

Весомый вклад в восстановление Ташкента внесли тысячи квадратных метров жилья, магазины, столовые, освоив 41,5 миллионов рублей капитальных вложений. В 1967-1968 гг. было освоено 107,2 миллионов рублей, ташкентцы получили еще почти 220 тысяч квадратных метров жилья. А в первом полугодии выполнили свои обязательства, построив в общей сложности более 330 тысяч квадратных метров жилья, школы на 65600 уча­щихся, детсады на 2940 мест, 16 магазинов, два обще­ственных центра, поликлинику на 800 посещений. В 23-м квартале Чиланзара, в центре города, в кварталах Ц-4, Ц-5 оставили добрую намять о себе российские строители.

За три года строители Украины ввели 64 жилых дома жилой площадью 165 тысяч квадратных метров, экспериментальную школу, самую большую в то вре­мя в стране, на 2600 учащихся, с крытым плаватель­ным бассейном, замечательным мозаичным панно, ук­расившим улицу Т. Шевченко. Прошло почти 25 лет, как была построена эта школа, а панно смотрится так, как будто вчера убрали леса и подмостья. Вот что значит делать от души, для братьев и друзей. А как смотрелись только что введенные кафе «Украина», «Ки­евлянка», детские сады, магазины на месте снесенных аварийных домов! Частенько едучи рано утром в ис­полком или глубокой ночью возвращаясь на несколько часов домой, я любил побывать на площадке у своих друзей в Ц-7, где день и ночь не умолкая «шли бои» за новый дом, детский сад, а руководители района Б.Г.Халилов, В. А .Бирюков вместе с управляющим трестом «Укрстрой» А.Н.Шепетильниковым и главным инженером В.Ф.Темерте организовали это «наступле­ние» на старые развалины, давно отслужившие свой век строения. Диву давался их работоспособности, так могли работать самоотверженные люди, любящие свое дело, дело созидания.

Сколько нужно было проявить умения, чтобы со­хранить зеленый наряд на улицах Чимкентской, Г.Титова и других, и не только сохранить, но и осу­ществить новые посадки! Во все это было вложено почти 67 млн. рублей.

Мало кто знает, что освобождение этой площадки мод застройку в квартале Ц-7 на улицах Шевченко — Узбекистанская — Ленина — Космонавтов шло очень трудно, люди из центра города не хотели уходить

 

да и пригодился метод закавказских республик выда­чи ордеров на квартиры «под котлован», который применил председатель Ленинского райисполкома Б. Г. Халилов вместе со своим заместителем В.А. Би­рюковым, и все сделали, чтобы выполнить свои га­рантии в своевременном предоставлении жилья семь­ям, поверившим райисполкому. Это был большой ус­пех, и метод сноса с предоставлением квартир «под котлован» нашел у нас широкое применение вплоть до конца 1983 года.

Белорусские строители возвели на 24-м квартале Чиланзара девять домов (26,6 тысяч кв.метров), укра­сивших этот квартал, в которых разместилось 750 се­мей ташкентцев, школу на 960 учащихся. Казахские друзья построили 14 домов жилой площадью 28,3 ты­сяч квадратных метров, расположенных на улице Ка- тартал в Чиланзарском районе.

Грузинские строители ввели 20,9 тысяч квадратных метров, а на улице Шота Руставели соорудили мону­мент «Дружбы народов».

В тринадцати жилых домах площадью 29,7 тысяч квадратных метров, возведенных на улице Рисовой и на Чиланзаре азербайджанскими строителями, посели­лись 966 семей.

Строители из Литвы за год с небольшим, к 7 нояб­ря 1967 года, выполнили свои обязательства, ввели че­тыре дома площадью 10,7 тысяч квадратных метров на 300 квартир. Детский сад-ясли на 280 мест стал укра­шением микрорайона не только по качеству строи­тельных работ, но и по оборудованию, оснащению, мебели, игрушкам, завезенным из республики.

В квартале Ц-24 Чиланзарского района молдавские строители ввели в эксплуатацию два дома на 160 квар­тир площадью 6,7 тысяч квадратных метров, детсад на 280 мест.

Латышские друзья построили 8,9 тысяч квадратных метров жилья, на которых расселилась 221 семья. Кир­гизские строители на улице Катартал построили 336 квартир площадью 11,5 тысяч квадратных метров.

Строители из Таджикистана, по соседству с брат­скими республиками из Туркмении и Киргизии, по­строили шесть домов на 284 квартиры площадью 8 тысяч квадратных метров, детский сад на 280 мест.

Армянские строители за полтора года выполнили свои обязательства, построив два стопятидесятиквар- тарных дома жилой площадью 15,3 тысяч квадратных метров и детский сад на 280 мест.

Строители Туркмении за два года построили 9 ты­сяч квадратных метров жилья, в которых поселились в квартале Ц-9а триста семей ташкентцев.

Военные строители в 1967 году выполнили свои обязательства, построив 170 тысяч квадратных метров жилья, школы на 1200 мест, детские сады на 720 мест, 3 столовых, два магазина и многие другие объекты. Министерствами и ведомствами СССР было построе­но жилья 156,3 тыс. квадратных метров, школ на 1000 ученических мест, детских дошкольных учреждений на 840 мест.

Рос и креп главный подрядчик по застройке города Главташкенстрой, который возглавлял И.В.Марцинюк, заместитель Председателя Совета Министров респуб­лики. Подразделения Главка ввели более двух миллио­нов квадратных метров жилой площади. Объем строи­тельно-монтажных работ возрос в 1970 году по сравне­нию с 1965 годом более чем в два раза.

В городе выросли жилые массивы Чиланзар, Высо­ковольтный (ныне Северо-Восток), Кара-Камыш, Куйлюк, Север (Юнус-Абад), город-спутник Сергели, всем известные кварталы «Россия», «Москва», «Ленинград», «Украина», «Казахстан» и другие.

Если в 1965 году около восьмидесяти процентов жилых домов составляли одноэтажные каркасные и саманно-глинобитные строения, не отвечающие ни са­нитарным, ни сейсмическим требованиям, то к началу 1971 года их количество сократилось до тридцати про­центов.

В ремонте и повышении сейсмостойкости старого жилого фонда большую роль сыграло Управление вос­становительными работами, которое состояло из четы­рех генподрядных трестов, образованных на базе ре­монтно-строительных управлений городского ремонт­но-строительного треста Ташгорисполкома, пополнен­ные военно-строительными и студенческими отряда­ми. Набирал силы и сам городской ремонтно-строи­тельный трест горисполкома, который вместе с под­разделениями Главташкентстроя сыграл важную роль в восстановлении городских объектов и, прежде всего, школ, детских садов, поликлиник и больниц.

Райкомы и райисполкомы делали все для того, что­бы расположенные в их районах строительные организации были обеспечены рабочими, техникой, всем не­обходимым для быстрейшего завершения восстанови­тельных работ.

Восстановительные работы в Ташкенте были орга­низованы по трем основным направлениям: снос пол­ностью вышедших из строя объектов, к которым отно­сились обвалившиеся или обрушившиеся строения, а также здания и сооружения, потерявшие несущую спо­собность; временное восстановление строений, пригод­ных для срочного расселения лишившихся крова жи­телей, с последующим их сносом по плану реконструк­ции города; восстановление зданий и сооружений, час­тично потерявших несущую способность, но сохраняе­мых в первое время в составе постоянного фонда за­стройки города.

После выполнения плана восстановительных работ тресты NN 7,8,9,10 были переключены на общестрои­тельные работы, а Управление восстановительных ра­бот стало заказчиком по проектированию и строитель­ству Ташкентского метрополитена.

Министерство транспортного строительства СССР при активном участии заместителя министра Н. И. Литвина оказало помощь в организации треста «Ташкентдорстрой» на базе СУ-461, который осуществлял работы по пробивке и строительству новых магистра­лей. Его возглавил Ю.Ф.Чередников. Для сооружения путепроводов, мостов, подземных пешеходных перехо­дов на базе мостоотряда N 13 был организован Мостот­рест N 7, который возглавил П.В.Семенов.

Благодаря усилиям этих коллективов в городе были построены проспекты Дружбы народов, 50 лет УзССР, улицы Катартал, Фархадская, часть кольцевой дороги на участке улицы Шота Руставели, Куйбышевское шос­се. Как создавалась, строилась каждая магистраль, про­спект, улица — это отдельные истории. Мы понимали, что без пробивки новых магистралей, проспектов не­возможно улучшить транспортное обслуживание насе­ления. На одном из разборов в институте «Ташгипрогор» кто-то из специалистов сказал: «В Чиланзарском районе наибольший объем жилищного строительст­ва, и мы не решим проблему транспортного обслужи­вания населения, если по-прежнему будем возить лю­дей по улице Шота Руставели!»

Затраты времени на поездку на трамвае от Чилан- зара до гостиницы «Ташкент» по улицам Мукими, Шота

Руставели, Саперная, Самаркандская составляли сорок минут. Напрямую — двадцать минут, и Вы в центре города.

Всеми силами мы взялись за пробивку этой маги­страли. А она задала нам задачу: сселить в осенне- зимний период почти 800 семей.

Рабочий день мы начинали на улице Узбекистан­ской, а поздно ночью собирались в штабе по строи­тельству проспекта. Дела со сносом и переселением семей, а это настоящая драма для людей, из ветхого жилого фонда на земельные участки индивидуального массива шли очень медленно. Каждая семья искала транспорт, людей на разборку старых домов, погрузку стройматериалов. И вот тогда мы обратились за по­мощью к депутату городского Совета, командиру во­инской части Бурхану Хасановичу Сиражиддинову с просьбой ежедневно в течение 7-10 дней выделять 35- 40 автомашин и по 4-5 солдат на каждую из них, что­бы ускорить сселение. Учитывая, что началась зима, мы многим семьям выделили квартиры сроком на год в новых домах на Чиланзаре.

Утром в назначенное время прибыли транспорт и солдаты во главе с офицерами. Предлагаем людям вос­пользоваться предоставленной помощью — никакой ре­акции. Трудно представить более сложное положение. И вдруг подходит к нам пожилая женщина и просит выделить ей машину и солдат. Когда люди увидели, как аккуратно и быстро работают солдаты, мигом весь транспорт и личный состав был разобран по домам, и работа закипела. Обрадованный таким началом, пое­хал в Исполком.

В двенадцать тридцать звонок А.С.Сакиева с прось­бой приехать на место производства работ. Оказывает­ся, в обеденный перерыв от толчка рухнул старый дувал и задавил солдата, которому оставалось служить всего несколько месяцев. Такой трагический случай! После этого случая мы усилили внимание к безопас­ности выполнения работ. В течение декады снос был завершен.

Параллельно с пробивкой проспекта шла укладка трамвайных путей. Встретились две преграды. Старый аварийный мост через канал Бозсу у здания ЦК Ком­партии Узбекистана мы заменили на современный. Че­рез канал Ак-тепе проектом предусматривался прекрас­ный мост с железобетонными балками длиною в 33 погонных метра. При всех наших усилиях мы их не нашли и с разрешения Председателя Совета Минист­ров республики Р.К.Курбанова временно заменили ма­лым мостом. Это позволило уже в 1968 году пустить трамвай напрямую в центр. Основной мост, украшаю­щий проспект и сегодня, был введен в 1971 году.

Коллектив мостотреста успевал не только возво­дить искусственные сооружения на вновь пробивае­мых проспектах и улицах, но и ликвидировать ветхие мосты. Сегодня украшением города являются такие сложные инженерные сооружения, как путепроводы на Луначарском шоссе, улице Энгельса, Богдана Хмель­ницкого, мосты на улицах Карла Маркса, Куйбышевс­ком шоссе, Пушкина, Якуба Коласа, в четвертом жил- городке, через канал Кара-Су, улицу Космонавтов, под­земные переходы на улице Узбекистанской, на про­спекте В.И.Ленина. А ведь все это не только сложные инженерные сооружения, но и дорогостоящие объек­ты. Общая протяженность искусственных сооружений, возведенных за это время коллективом мостотреста N7, составила семь километров.

Большой заслугой следует считать строительство кол­лективом «Востокподземстрой» коллектора (на глуби­нах от пяти до одиннадцати метров), в который был помещен канал Чаули. Этот канал брал свое начало из озера парка «Победы», шел через центр города, пере­секая Ц-4, Ц-5, Ц-6, улицы Сулейманова, К.Маркса, Узбекистанскую, Шевченко и впадал в Салар. Он при­носил много бед, в сильные дожди заливал улицы, дома, склады. Качество выполненных работ в течение четверти века не вызывает нареканий.

Исполком особое внимание уделял инженерному обеспечению всего комплекса городского хозяйства. Если в 1965 году обеспеченность жилого фонда комму­нальными услугами составляла: водопроводом — 40,8%, канализацией — 32,8%, центральным отоплением — 42%, газом — 71%, то в 1970 году — соответственно 79,1%, 66,7%, 77,2%, 76,8%. Мощность городского водопровода выросла до 816 тысяч кубических метров воды в сут­ки, очистных сооружений, канализации — до 352 тысяч кубических метров в сугки, или в два раза. Городские эксплуатационные службы в эти годы не допустили ни одного срыва ввода какого-либо объекта. Работы было, как говорят, невпроворот. И здесь нельзя не сказать о таких замечательных людях, как руководитель треста «Водоканал» и его служб Мехман Ишанович Ходжаев. Уроженец Ташкента, он окончил отделение водопрово­да и канализации Среднеазиатского индустриального института, прошел путь от техника до управляющего трестом, отдал любимому делу 38 лет. Мехман Ишано­вич работал в тресте «Водоканал» с 1934 года, в том числе управляющим с 1943 года. Это был величайший профессионал, бесконечно увлеченный и преданный своему делу. Он автор семи крупных изобретений. За разработку и внедрение в промышленном масштабе высокоэффективных способов обработки осадков го­родских сточных вод удостоен в 1977 году Государ­ственной премии Узбекской ССР им. А.Р.Беруни.

М. И. Ходжаев работал на перспективу, планировал развитие треста на 10-15 лет вперед. Городским водо­проводом пользовались многие кишлаки и поселки при­городных районов, что возможно только при значитель­ных запасах мощности водопроводных сетей. Отноше­ния этого замечательного руководителя с работниками строились так, как сейчас описывают в книгах о японс­ком стиле менеджмента. Отношение к людям было в высшей степени уважи­тельным, заботливым. Сотрудники треста име­ли огороды и коллектив­ные сады на землях, принадлежащих тресту, отличные детские сады и пионерлагерь. Текучес­ти кадров здесь практи­чески не было. Сам М. И. Ходжаев пользо­вался колоссальным ав­торитетом и популяр­ностью не только в кол­лективе, махалле, где он проживал, его хорошо знали и уважали в го­роде, республиканских организациях.

Рука об руку с М. И. Ходжаевым трудился главный инженер Михаил Иванович Панченко. В этой должнос­ти он проработал 30 лет. У заместителя управляющего трестом Николая Ивановича Рукосуева, Махмуса Заки­ровича Закирова, Виталия Алексеевича Крыженкова, Владимира Гаустовича Ордуханова, Шаатхама Шахали- мова, Михаила Максимовича Кочегарова одна запись в трудовой книжке — трест «Водоканал». Это ли не яркое свидетельство того, что эти люди любят свое дело, знают его, дорожат коллективом, в котором ра­ботают, и каждый из них понимает, что такое хоро­шая вода в городе с двухмиллионным населением и резко континентальным климатом. Мощность город­ского водопровода за двадцать лет возросла более чем в 6 раз, а протяженность сети водопровода — в 3 раза, мощность очистных сооружений увеличилась в 15 раз, протяженность сетей — более чем в 11 раз. Это ли не подвиг?

Вместе с этим, большую роль в развитии городско­го водопровода и канализации в те годы сыграли ген­подрядный трест N 3 во главе с Л. Я. Пикмаиом, суб­подрядные тресты «Ташинжстрой», «Танггрансспецст- рой» во главе с М.А.Абдукадыровым, В.Н.Арбузовым, В.Б.Виксманом, Р.Г.Асриевым. Чтобы выполнять такие объемы работ, им нужно было трудиться со своими коллективами по 10-12 часов в сутки. А вновь созданный участок подземной проходки в составе треста «Ташинжстрой» работал в три смены.

В 1980 году управляющим трестом «Водоканал» был назначен Закирходжа Тураходжаевич Салиходжаев, в прошлом подрядчик треста, специалист, хорошо знаю­щий это хозяйство. Он и сегодня, как и его предше­ственники, делает все, чтобы система набирала мощ­ность и бесперебойно работала. Несмотря на сложные условия, коллектив треста «Водоканал» по-прежнему занимает одно из ведущих мест среди отраслей город­ского хозяйства, отличается высокой надежностью.

Получая большую финансовую и техническую по­мощь быстро набирали силу подразделения Главного управления благоустройства исполкома. День и ночь, не зная выходных, работал завод по выпуску асфальто­бетонной массы, которая шла непрерывным потоком на вновь пробиваемые магистрали, на благоустройство массивов индивидуальной застройки. Располагая боль­шими мощностями по производству асфальтобетонной массы Главное управление благоустройства оказывало большую помощь строителям из братских республик в устройстве дорог, тротуаров, у вновь возводимых ими домов и объектов соцкультбыта. Московские строители в ответ своими силами из своих конструкций и мате­риалов только по улице Шота Руставели соорудили три пешеходных подземных перехода. Так смог решать во­просы смелый человек, им был А.С.Матросов, ныне вице-мэр Москвы, а в то время главный инженер тре­ста «Мосинжстрой».

Осуществляя реконструкцию и застройку города, мы в широких масштабах вели работы по озеленению. Достаточно привести такие цифры. Если в 1962 году на капитальное строительство объектов благоустройст­ва было направлено 2,2 миллиона рублей, то в 1970 году — 13,7 миллиона рублей, или в шесть раз больше. Общий же объем работ по благоустройству увеличил­ся за это время с 9,4 миллионов рублей до 42. Коли­чество подразделений, занятых на благоустроительных работах, увеличилось с 32 до 45, а численность их персонала возросла вдвое.

В оснащении Главного управления благоустройства помогали многие города страны, в особенности Моск­ва. Это обстоятельство позволило ускорить реконструк­цию улицы Шота Руставели от площади Саперной до улицы Шевченко, улицы Лахути от улицы Шевченко до улицы Навои, а также улиц Высоковольтная, Волгоградская, Курулуш, Фархадская, Юго-запад­ный радиус и многие другие.

image006Сравнивая Ташкент начала шестидесятых го­дов и сегодняшний, с гордостью вижу: велико­лепный большой город, который очаровывает своим зеленым нарядом, бульварами, парками, подземными пешеходны­ми, современными тран­спортными развязками, фонтанами, цветниками. Это заслуга многотысяч­ного коллектива благо­устроителей столицы и, убежден, замечательного чело­века Шамсутдина Исламовича Исламова. Он прошел путь от техника дистанции связи на Ташкентской же­лезной дороге до начальника Главного управления бла­гоустройства, более 25 лет возглавлял этот коллектив, великолепно знал городское хозяйство, ибо работал ранее первым секретарем Октябрьского райкома пар­тии и первым заместителем председателя Ташкентско­го горисполкома.

Главным талантом Ш.И.Исламова был организатор­ский. Он грамотно и четко ставил задачи, определял пути их решения. Работал только с профессионалами. При должностных назначениях руководствовался не приятельскими отношениями или принципами родства и землячества (есть такой грех в человеческой приро­де), а только компетентностью, деловыми и личными качествами претендента.

Его внешняя строгость скорее была высокой требо­вательностью к себе и подчиненным. Он уважал лю­дей. К нему приходили с многочисленными просьбами. Он не все мог удовлетворить, но после общения с ним люди уходили успокоенные его вниманием, разъясне­нием. И сегодня очень многие тепло вспоминают об этом удивительном человеке, много сделавшим для го­рода. Улица недалеко от киностудии «Узбекфильм», где
он проживал до своей кончины в 1988 году, теперь носит его имя.

Как-то я обратил внимание на то, что в аппарате уп­равления благоустройства мало инженеров, на что Шамсутдин Исламович ответил: «А Вы знаете, у нас инже­нер получает 79 рублей зарплаты». Решил просить ис­полком, чтобы вновь принимаемым специалистам, ин­женерам, в зависимости от того, как они покажут себя, предоставляли жилье в течение года-полутора лет рабо­ты. Вскоре пришли в управление Н. И. Зисман, С. В. Срапьянц, С. А. Талипов, X. О. Расулов, А. П. Мат­виенко, А. П. Шаталов и многие другие, которые позже возглавили крупные подразделения и резко повысили качество их работы. Тогда же стали использоваться раз­ные типы плит мощения, железобетонные ирригацион­ные лотки, тротуарные и дорожные бордюры. И все это стало идти потоком с вновь созданных баз и предпри­ятий управления благоустройства.

Как-то один из видных архитекторов назвал жемчу­жиной участок вдоль канала Бозсу-Бурджар между ули­цами А. Навои и Богдана Хмельницкого. А приехавшие на угверждение генерального плана Ташкента замес­титель председателя Госграждансгроя профессор И. В. Баранов, архитектор А. О. Кудрявцев, директор инсти­тута «Мосгоспроект» N 1 А. Г. Рочегов и другие, — я сопровождал их от гостиницы на улице Германа Лопа­тина до ЦК Компартии Узбекистана — заявили, "что сегодня редко можно встретить город, в центре кото­рого так красиво и ухоженно смотрелись бы набереж­ная, полноводный канал и безукоризненно выполнен­ное озеленение.

Автором реконструкции этого участка была ар­хитектор Мария Кондакова. Активное участие в создании бесподобной красоты участка принимали ди­ректор Ташгипрогора О. А. Рушковский и другие спе­циалисты институт. Проектом предусматривалось стро­ительство пяти каскадов. Признаться авторам, что у нас нет на это сил и средств, я не мог, поэтому на планерке заявил, что будет три каскада.

Правда, мы бросили на этот участок все силы ис­полкома, тресты «Гордоррсмстрой», «Горремстрой». Кол­лективы работали не покладая рук, выполняя но проек­ту две широкие красивые лестницы из гранитных про­ступей, благоустраивая подходы к красивейшему зда­нию ЦК Компартии Узбекистана.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

3 комментария

  • Михаил:

    Спасибо за документальную правду о том, как вся великая страна, весь СССР, восстанавливали и отстроили родной нам Ташкент после землетрясения! Жаль, что нынешняя молодежь, а это миллионы людей, ничего об этом не знают, что не удивительно, т.к. ещё в 92-93г.г. сам слышал по телеку, а потом читал в ташкентских газетах слова «первого лица» государства, утверждавшего что Ташкент после землетрясения был отстроен и восстановлен руками самих ташкентцев и СССР тут не причём! Последующие два десятка лет с нескончаемыми переименованиями улиц и войны с памятниками по всей республике — говорят сами за себя… Однако, любому лихолетью рано или поздно приходит конец. Поскорее бы!

      [Цитировать]

  • Да и я,не хочу показаться не скромным,внёс свою небольшую лепту в восстановление Ташкента. Приехал по «комсомольской путёвке» в июле 1966 года и проработал в СУ-69 треста 11 «Высотстрой» 10 лет. Замечу,что главным инженером треста в 70-х годах был сын Г.М. Саркисова, Павел Георгиевич Саркисов.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.