Уроки Алишера Навои История Литература Разное

Автор Ало Ходжаев. (Напомню, что 9 февраля отмечаем 575 лет со дня рождения великого поэта. ЕС.)

Уроки Алишера НавоиНе задумывались ли вы, уважаемый читатель, над тем, почему из сотен величайших людей планеты за все время цивилизации - деятелей науки и культуры, политиков и полководцев - поистине всенародной любовью и признательностью пользуются далеко не все? «Это зависит от степени их гениальности, от масштабов и эффективности содеянного ими», скажете вы и, наверное, будете правы. Но есть еще одно, обязательное, на мой взгляд, условие - глубина и чистота нравственности, которую они исповедовали и проповедовали в своей жизни и деятельности. К таким редкостным абсолютным величинам «на все времена» относится и гордость узбекского народа - гениальный поэт и мыслитель Алишер Навои. Вот уже более пяти с половиной веков имя его и нетленные стихи на устах благодарных современников и потомков.С этим вынуждены были считаться все - и его высокий властелин и покровитель Хусейн Байкара, и враждовавшие впоследствии между собой коронованные особы Центральной Азии, и даже внешние захватчики. А об отношении духовной элиты, всех любителей прекрасного и говорить не приходится.

Не случайно, например, что еще в 1557 году в Венеции - на итальянском, а в 1583 году в Базеле - на немецком языках была опубликована его поэма «Семь планет», а затем на французском, английском, русском и других языках. Разве не показательно, что в страшные годы блокады в декабре 1941 года в ленинградском Эрмитаже во главе с академиком И.А. Орбели было проведено собрание общественности, посвященное 500-летию великого
поэта?
Так в чем же причина бессмертия этого имени и его поэзии? Попытаемся определить. Она создавалась на традициях поэтической школы свободомыслия. Она питалась устным народным творчеством узбеков и других народов региона. Навои усвоил и переработал лучшие образцы староузбекской, тюркской, персидской, арабской, индийской и другой литературы.Навои доказал, что главная задача литературы - утверждение прекрасного и борьба против социального зла. Опираясь на огромные достижения мыслителей античного и средневекового Востока, Навои проповедовал конечное служение науки и культуры духовной и социальной эмансипации человека. Навои как поэт и государственный деятель решительно и последовательно бичевал всех (вне зависимости от их положения), кто грабил народ и разрушал страну, кто думал лишь о своей выгоде.

Самым прекрасным, ценным и совершенным на земле Навои считал Человека и поэтому не побоялся обожествить его. Превыше всего он ставил справедливость: «Знай, справедливость громче славных битв И выше догм, религий и молитв…». Всем своим творчеством Навои воспевал жизнеутверждающую любовь, дружбу, доброту, терпимость и другие лучшие человеческие качества, но решительно осуждал губительную вражду, предательство, коварство, жестокость и насилие.

Герои его - всегда творцы и созидатели - во имя народа, во имя Родины, во имя Любви. Понимая значение вождей, Навои в «Стене Искандера» рисует облик идеального правителя, для которого власть - не цель, а средство претворения в жизнь благородных задач.

Великий гуманист, он воспевал вековую мечту народов о создании совершенного государства благополучия, высокой духовности и культуры.

Безгранично любя свой народ, Навои постоянно демонстрировал искреннее уважение к другим - не случайно его героями являлись не только земляки, но и армянка Ширин, иранец Шапур, индийцы Масуд и Фаррух, аравитянка Лейли и араб Меджнун, греки Искандер (Александр), Арасту (Аристотель), Афлатун (Платон), а в составе освободительной армии Искандера он упоминает даже русских, высоко оценивая их боевые качества. А образцовая дружба самого Навои с Джами стала олицетворением исконного братства узбекского и таджикского народов.

Как жаль, что об этом кое-кто силится забыть!

Несмотря ни на что, поэт верил в могучую силу человеческого разума и совести и, обращаясь к потомкам, призывал:
За темнотой придет сиянье света,
Ты в это верь и будь неколебим…

При всем этом уместно будет заметить, что великий Навои оставался живым, терзающимся сомнениями, непрекращающейся душевной и мыслительной работой человеком. Об этом красноречиво свидетельствуют его очень непростые мысли в цикле «Муножат».

Таков был нехрестоматийный Навои - честный, искренний, мятущийся, самокритичный.

Думаю, что и в этом можно видеть уроки одного из величайших гениев человечества. Замечу, что после некоторых юбилейных публикаций в газете «Правда Востока» многие читатели и даже журналисты стали признаваться, что впервые по-настоящему открывают для себя Алишера Навои. Дело в том, что хотя формально Навои всегда признавался у нас первостатейным классиком, действенных мер по пропаганде его творчества среди
русскоязычного населения республики не принималось.

Да что греха таить - и сами наши сограждане не проявляли реального интереса к близкому познанию самого знаменитого духовного выразителя узбекской нации.

Впору было бы делать нелестные выводы, если бы в российских средствах массовой информации периодически не появлялись ошеломляющие сообщения о том, что, к примеру, большинство студентов педагогических вузов не читали ни одного литературного произведения своего великого земляка Льва Толстого! Значит, можно говорить о каких-то общих нездоровых тенденциях в духовном развитии значительной части молодежи во многих странах, даже в России, недавно еще признаваемой как самая читающая страна в мире. Но говорить мало - надо действовать. Не случайно, этот год объявлен в Российской Федерации «Годом Книги» и начало ему послужило специальное выступление на эту тему президента В.Путина.

Возвращаясь к нашему величайшему предку, хотелось бы (не в первый раз!) высказать некоторые соображения. Наверное, есть смысл открыть в Ташкенте или Самарканде, а может, и там и там специальную кафедру духовного наследия Алишера Навои с подготовкой специалистов, как узбеков, так и иноязычных, включая и из зарубежных государств. Такие кафедры могли бы стать центрами по изучению наследия А. Навои в планетарном масштабе.

Значительно больше и эффективнее смог бы сделать для научного осмысления жизни и творчества основоположника узбекского литературного языка, для его пропаганды как в нашем крае, так и за рубежом, специальный Институт Навои, подобно Гёте-Институту в ФРГ, Культурным Центрам Сервантеса в Испании, В.Гюго во Франции, Мицкевича в Польше и др. Да и Институт языка Академии наук России также называется «Пушкинским Домом». Достойным примером может служить Институт Гёте, который занимается пропагандой не только своих великих писателей, но и проводит активную внешнекультурную политику страны, содействует популяризации международного культурного сотрудничества и культивированию немецкого языка в самой стране и за ее рубежами. Не случайно это авторитетное учреждение имеет 16 филиалов в самой Германии и свыше 150 представительств и филиалов за границей. Завидная активность!

Конечные задачи создания и у нас подобного центра, конечно, очень объемные и нелегкие. Но они нам по плечу, если сосредоточить усилия и Академии наук, и ряда министерств - по делам культуры, высшего и среднего образования, иностранных дел, и Союза обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами, и республиканского Центра «Маънавият ва маърифат» (Духовность и просветительство). Более того, Институт Навои мог бы сосредоточить в себе исследовательскую деятельность, которой раньше занимался ликвидированный, к сожалению, Институт рукописей в Ташкенте. Причем медлить крайне не желательно, хотя бы учитывая преклонный возраст крупнейшего навоиведа нашей республики академика Азиза Пулатовича Каюмова.

Так или иначе, мы должны практически,с прицелом на все века подчеркнуть абсолютный приоритет узбекского народа на навоийское наследие, ибо именно он - основатель нашего литературного языка, именно он - символ гуманизма, мудрости, благородства и уровня творческого потенциала узбекской нации, и в то же время именно он - цементирующее начало духовного родства всех тюркских и ираноязычных народов Центральной Азии и Афганистана.

Алишер Навои уже очень много сделал для узбекского народа, но не меньше может сделать и в будущем - и для культивирования наиболее прекрасных качеств в людях, и для дальнейшего развития нашей словесности и общей культуры, и для ее распространения среди других народов, и в целом для возвеличивания имиджа Узбекистана во всем мире.

Не воспользоваться сполна и умело его бесценным наследием было бы крайне неразумно!

А. ХОДЖАЕВ, кандидат философских наук.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

4 комментария

  • Темир:

    Как правило, кого из узбеков не спроси, Алишера Навои знают все. На вопрос:- где могила великого поэта? — отвечает уже не каждый. Внятно объяснить, почему могила Навои находится не на территории Узбекистана, а в далеком Герате, могут еще меньше опрошенных.
    Это так, мои личные наблюдения.

      [Цитировать]

  • Искандер:

    Большое спасибо автору за такую содержательную статью. Было бы неплохо затронуть и такой вопрос, как суфизм Навои. Я полностью поддерживаю идею автора о создании специального Института Навои. Это было бы прекрасно.

      [Цитировать]

  • AK:

    Институт Гюго и Гете-институт действительно улучшают имидж своих стран (хотя есть и упреки в пропаганде некоторых «еврогейских» ценностей противоречащих тем же европейским классикам :)

    И Институт Навои может выполнять те же функции (и даже быть их идейным конкурентом :).
    Возможно, он должен объединить «Маънавият ва маърифат» (Духовность и просветительство), Институт Рукописей и другие организации в этой области — стать подобием Академии Культурных Наук (с соответствующим финансированием).

      [Цитировать]

  • Анатолий Блинцов:

    Интересно, с какого языка переводили творения Навои на итальянский и немецкий? На каком языке он писал — фарси, арабском или другом?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.