Отряд пилотов «Бурана» История Разное

Имеет отношение к нам, так как детали Буранов изготавливались на ТАПОиЧ. ЕС.

Как прекратил свое существование отряд космонавтов Летно-исследовательского института (ЛИИ) имени М.М.Громова? Он не был ни расформирован, ни реорганизован, а просто тихо исчез. Некогда славный отряд пилотов «Бурана» совершенно незаметно для всех канул в историю. Отряд исчез в начале 2002 г., а спустя несколько месяцев на Байконуре погиб единственный летавший в космос «Буран», который был в прах раздавлен рухнувшей крышей МИКа. Просто мистика какая-то, но факт: и корабль «Буран», и отряд его пилотов перестали существовать практически одновременно. Теперь они остались только в летописи отечественной космонавтики. История и «бурановского» отряда космонавтов, и самой программы «Энергия-Буран» полна печальных и драматических эпизодов. Более того, история эта трагична. Впрочем, обо всем по порядку.

В 1976 г. в Советском Союзе широким фронтом развернулись работы по созданию многоразового орбитального корабля «Буран». Это был «наш адекватный ответ» американскому «Шаттлу». Вскоре началось строительство шести полноразмерных макетных кораблей для различных испытаний и трех летных кораблей. Затем в 1983 г. дополнительно были заказаны еще два летных корабля (правда, оба остались лишь «на бумаге», если не считать отдельных агрегатов).

В рамках ЛКИ предполагалось провести десять пусков РН «Энергия» с кораблем «Буран», причем в первых пусках «Буран» должен был летать в беспилотном режиме. Провести летные испытания корабля в пилотируемом режиме решено было поручить высококлассным летчикам-испытателям Министерства авиационной промышленности (МАП) и Министерства обороны.

С этой целью в 1977 г. в ЛИИ имени М.М.Громова, головном институте МАП, начала формироваться группа летчиков-испытателей, ориентированная на программу «Буран». В начале 1979 г. группа была окончательно сформирована и утверждена. В ее состав вошли: Игорь Волк, Олег Кононенко, Анатолий Левченко, Римантас Станкявичюс и Александр Щукин. Командиром группы был назначен И.П.Волк.

В апреле 1979 г. все пятеро приступили к общекосмической подготовке в ЦПК. При этом для них была впервые применена новая система подготовки – методом сборов. Летчики-испытатели не могли надолго отрываться от испытательной работы, чтобы не потерять летные навыки, и поэтому они готовились в ЦПК не постоянно, а периодически приезжая на тренировочные сборы. «Лиёвцы» во главе со своим командиром Волком в ЦПК всегда держались вместе, такой небольшой, но очень сплоченной группой, и вскоре их стали называть «Волчьей стаей».

Подготовка в ЦПК близилась к завершению, когда пришла трагическая весть: 8 сентября 1980 г. во время испытаний палубного самолета Як-38 погиб О.Кононенко. Это была первая потеря в группе, но, к сожалению, как показало время, далеко не последняя.

Через четыре месяца, в декабре 1980 г. И.Волк, А.Левченко, Р.Станкявичюс и А.Щукин окончили ОКП в ЦПК, а еще через четыре месяца, 12 апреля 1981 г. в США успешно стартовал первый шаттл «Колумбия». В это время у нас изготавливались только первые макетные корабли. Все прекрасно понимали, что мы сильно отстаем от американцев, и это подхлестнуло работы по программе «Энергия-Буран» по всем направлениям. Уже 23 июня 1981 г. МАП издало приказ о создании своего ведомственного отряда космонавтов, а 10 августа 1981 г. соответствующий приказ вышел и в ЛИИ. В образованный в ЛИИ отряд космонавтов были зачислены: И.Волк (командир отряда), А.Левченко, Р.Станкявичюс, А.Щукин.

Учитывая особую сложность первых испытательных полетов «Бурана», который являлся принципиально новым, воздушно-космическим пилотируемым кораблем, было принято беспрецедентное решение: до полета на «Буране» его будущие командиры должны были получить опыт реального космического полета. С этой целью в сентябре 1982 г. И.Волк, А.Левченко и Р.Станкявичюс в ЦПК приступили к подготовке в составе трех экипажей кораблей «Союз Т». В июле 1984 г. И.Волк совершил кратковременный космический полет в качестве космонавта-исследователя на борту кораблей «Союз Т-12», -11 и орбитальной станции «Салют-7».

Тем временем на испытания стали поступать первые макетные корабли. В декабре 1983 г. на Байконур самолетом ВМ-Т был доставлен первый макетный корабль ОК-МЛ-1, а в августе 1984 г. – второй макетный корабль ОК-МТ. С помощью этих кораблей на космодроме были отлажены все виды работ с орбитальным кораблем. В 1984 г. был создан специальный экземпляр корабля для горизонтально-летных испытаний – ОК-ГЛИ, который был оснащен штатными бортовыми системами. Кроме того, на нем были дополнительно установлены четыре турбореактивных двигателя для самостоятельного взлета. В открытой печати ОК-ГЛИ получил название «самолет-аналог БТС-02».

Для выполнения испытательных полетов на нем в 1984 г. были сформированы два экипажа: И.Волк–Р.Станкявичюс и А.Левченко–А.Щукин. Эти же экипажи руководство МАП и ЛИИ стало планировать и для первого космического полета на «Буране», соответственно как основной и дублирующий экипажи.

Испытания БТС-02 проводились на аэродроме ЛИИ. 29 декабря 1984 г. экипаж И.Волка впервые выполнил рулежку на БТС-02, во время которой самолет-аналог совершил пробег по ВПП со скоростью 45 км/час. 10 ноября 1985 г. И.Волк и Р.Станкявичюс выполнили первый полет на БТС-02 (высота подъема – 1.5 км, скорость – до 480 км/час). 26 апреля 1986 г. рулежку на БТС-02 выполнили А.Левченко и А.Щукин, а 20 июня 1986 г. они совершили на нем свой первый полет. Испытательные полеты на БТС-02 проводились до апреля 1988 г. Всего было выполнено 24 полета (при этом шесть полетов выполнили И.Бачурин и А.Бородай – экипаж военных пилотов «Бурана»), из них 17 в режиме автоматического управления до полного останова на ВПП. С помощью ОК-ГЛИ были полностью отработаны посадки в ручном и автоматическом режимах, а также проведена проверка летно-технических характеристик орбитального корабля на дозвуковых режимах полета и проверка его устойчивости и управляемости. Отработка посадки «Бурана» проводилась также на двух специально оборудованных самолетах-лабораториях на базе Ту-154 (выполнено более 140 посадок) и самолете-имитаторе на базе МиГ-25.

4-1

В этот же период активные работы велись и на космодроме. В декабре 1985 г. на Байконур был доставлен первый летный «Буран», и сразу же началась его окончательная сборка. Тогда первый старт «Бурана» планировался на третий квартал 1987 г., как всегда в советские времена, к празднику. Причем не просто к празднику, а к великому в то время юбилею – к 70-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Поэтому работы велись круглосуточно, часто в авральном режиме.

Тем временем американцы уже завершили летно-космические испытания «Шаттла» и начали его эксплуатацию, но 28 января 1986 г. в США произошла страшная трагедия: во время 25-го полета шаттла взорвался «Челленджер». Погибли семь астронавтов. Американцы на два с половиной года прекратили полеты в космос. Трагический старт «Челленджера», несомненно, оказал влияние и на подготовку первого полета «Бурана», хотя он и должен был лететь без экипажа. Тщательная подготовка и испытания как РН, так и корабля привели к тому, что старт был выполнен с задержкой на год.

15 ноября 1988 г., выполнив двухвитковый полет, «Буран» совершил автоматическую посадку на космодроме Байконур. Это был полный успех. Это был триумф советской космонавтики! Тогда еще никто не знал, что первый полет «Бурана» окажется и последним, что спустя всего несколько лет создатели орбитального корабля будут с горечью говорить: наш многоразовый «Буран» оказался одноразовым. Всего через несколько лет триумф советской космонавтики превратится в его трагедию…

Но это будет позже, а тогда, в период с 1983 по 1988 гг., работы по программе «Энергия-Буран» были самыми интенсивными. Учитывая значительный объем испытательной работы, в этот период в ЛИИ была увеличена численность отряда космонавтов. 25 апреля 1983 г. в отряд ЛИИ в качестве кандидатов в космонавты были зачислены Урал Султанов и Магомед Толбоев, 12 апреля 1984 г. – Виктор Заболотский, а 21 ноября 1985 г. – Сергей Тресвятский и Юрий Шеффер. В ноябре 1985 г. все пятеро приступили к курсу ОКП в ЦПК, который окончили в мае 1987 г., став космонавтами-испытателями.

В феврале 1987 г. в ЛИИ был создан Отраслевой комплекс подготовки космонавтов-испытателей (ОКПКИ) (по сути – свой ведомственный Центр подготовки космонавтов) со штатом в 57 человек. Начальником ОКПКИ был назначен И.Волк, его заместителем стал А.Левченко. Отряд космонавтов ЛИИ возглавил Р.Станкявичюс, заместителем командира отряда был назначен А.Щукин. В состав ОКПКИ входили отряд космонавтов, медицинский отдел, инженерный отдел и отдел видеосъемок. Три видеооператора снимали все полеты космонавтов на БТС-02, Ту-154 и МиГ-25 (особенно преуспел в этом деле оператор Сергей Жадовский).

В марте 1987 г. на экипажную подготовку в ЦПК были направлены А.Левченко и А.Щукин. В декабре 1987 г. А.Левченко совершил ознакомительный кратковременный космический полет на кораблях «Союз ТМ-4», -3 и орбитальной станции «Мир». Таким образом, будущие командиры «Бурана» И.Волк и А.Левченко получили необходимый опыт реального космического полета.

Как говорилось выше, руководство МАП и ЛИИ для первого испытательного полета на «Буране» планировало два экипажа. Основной экипаж: командир И.Волк и второй пилот Р.Станкявичюс; дублирующий экипаж: командир А.Левченко и второй пилот А.Щукин. Эти экипажи были такими, как в обычной авиации: на борту воздушного корабля должны быть командир и второй пилот. Следует заметить, что на период ЛКИ экипаж «Бурана» должен был состоять из двух космонавтов (в период штатной эксплуатации на «Буране» могли летать до 10 человек). Это ограничение было вызвано мерами безопасности: в случае аварийной ситуации на орбите к «Бурану» должен был пристыковаться специальный корабль «Союз ТМ» (с одним космонавтом-спасателем), который мог эвакуировать только двух человек. Именно поэтому в первых испытательных полетах «Бурана» на нем должны были летать только два космонавта.

Однако руководители НПО «Энергия», которое являлось головным разработчиком «Бурана», планировали несколько иные составы экипажей орбитального корабля на период ЛКИ. С точки зрения специалистов «Энергии», орбитальный корабль «Буран», оснащенный большим количеством различных систем и агрегатов, требовал обязательного наличия в экипаже опытного бортинженера. Поэтому в «Энергии» считали, что экипаж «Бурана» должен состоять из командира и бортинженера, как всегда было до этого на космических кораблях. Именно из этих соображений в 1985 г., когда начались полеты на БТС-02, в «Энергии» были сформированы четыре экипажа: И. Волк – А. Иванченков, А. Левченко – Г. Стрекалов, Р. Станкявичюс – А. Баландин, А. Щукин – В. Лебедев. В 1986 г. В.Лебедева в экипаже заменил С.Крикалев. (В.Лебедев попал в очень неприятную ситуацию: он был отстранен от подготовки, и на него было наложено взыскание по партийной линии за связь с сотрудником АПН Сусловым, который в 1986 г. был обвинен в измене родине и приговорен к высшей мере наказания.) Именно в этих составах космонавты проходили техническую подготовку в НПО «Энергия».

7-1

Кроме того, в августе 1987 г. Министерство обороны СССР, которое являлось заказчиком ракетно-космического комплекса «Энергия-Буран», создало собственную группу космонавтов – пилотов «Бурана» в составе ГКНИИ ВВС имени В.П.Чкалова и также сформировало свой экипаж для полета на орбитальном корабле. В него вошли И.Бачурин и А.Бородай (с октября 1987 по март 1988 гг. они выполнили шесть тренировочных полетов на БТС-02). В ЦПК также готовилась группа космонавтов (летчики и инженеры) по программе «Буран». Забегая вперед, следует сказать, что окончательные составы экипажей для первого испытательного полета «Бурана» так и не были официально утверждены.

Подготовка космонавтов была в самом разгаре, когда в августе 1988 г. отряд ЛИИ понес тяжелейшие утраты. 6 августа, всего через полгода после космического полета, после тяжелой болезни скончался А.Левченко, а спустя всего 12 дней, 18 августа во время испытательного полета на Су-26М погиб его напарник по экипажу А. Щукин. Это был удар, который потряс всех. В расцвете сил ушли опытнейшие летчики-испытатели, подготовленные к полету космонавты. В одночасье «Буран» лишился своего дублирующего экипажа.

После этого вместо А.Левченко заместителем начальника ОКПКИ стал Р.Станкявичюс, а отряд космонавтов ЛИИ возглавил В.Заболотский. 22 марта 1989 г. в отряд ЛИИ в качестве кандидата в космонавты был зачислен Юрий Приходько. После окончания ОКП в ЦПК в 1990 г. он стал космонавтом-испытателем.

В 1988 г. МАП сформировало два новых экипажа для «Бурана»: И.Волк–М.Толбоев и Р.Станкявичюс–В.Заболотский. В конце 1988 г. члены дублирующего экипажа были направлены на подготовку в ЦПК. Предполагалось, что Р.Станкявичюс совершит ознакомительный космический полет, а В.Заболотский на период подготовки в ЦПК будет его дублером. Однако из-за изменения планов эксплуатации станции «Мир» лиёвские космонавты в 1989 г. были вынуждены временно прекратить подготовку к полету (она так никогда и не была возобновлена). После этого Р.Станкявичюс и В.Заболотский продолжили подготовку в ЛИИ. В частности, для них были запланированы полеты на БТС-02. Однако экипаж Р.Станкявичюса 28 декабря 1989 г. выполнил на самолете-аналоге только одну пробежку по ВПП, а до полетов дело так и не дошло, так как 9 сентября 1990 г. Р.Станкявичюс погиб во время показательного выступления на Су-27 в Италии. Какой-то злой рок висел над отрядом пилотов «Бурана»: они теряли друзей одного за другим.

Теперь в качестве дублирующего экипажа «Бурана» в МАП стали планировать В.Заболотского (командир) и У.Султанова (второй пилот). К этому времени, после триумфального полета первого «Бурана» и последовавшего за ним некоторого затишья, началась подготовка к следующему старту. К полету готовился второй летный корабль и опять в автоматическом режиме, но с гораздо более сложной программой полета. Однако развернувшиеся было работы все более осложнялись из-за ухудшающейся обстановки в стране.

8

Начавшийся в 1985 г. период гласности и перестройки очень быстро обернулся периодом экономической разрухи и развала страны. Старт второго «Бурана» сначала планировался на 1991 г., затем был перенесен на 1992 г., а потом – на 1993–1994 гг. В момент развала Советского Союза в конце 1991 г. и полного прекращения финансирования программы «Энергия-Буран» второй летный корабль был полностью собран и находился на испытаниях на Байконуре. В это же время завершалось изготовление третьего орбитального корабля, который предназначался для пилотируемого полета. В 1992 г. все работы по «Бурану» были приостановлены, а в 1993 г. вышло правительственное решение о полном прекращении работ по программе «Энергия-Буран». Это решение явилось настоящей трагедией для коллективов предприятий и организаций, которые посвятили этому грандиозному проекту более 10 лет своей самоотверженной работы.

Не у дел остался и отряд космонавтов ЛИИ. Ни о каких космических полетах уже думать не приходилось, ведь даже на самолетах доводилось летать все реже и реже. В итоге первыми в 1994 г. отряд ЛИИ покинули М.Толбоев и Ю.Приходько. Магомед Толбоев был избран депутатом Государственной Думы РФ и пытался своей политической деятельностью изменить отношение государства к программе «Буран». Затем он работал секретарем Совета безопасности Дагестана и начальником авиации Московского округа Внутренних войск РФ. Сейчас М.Толбоев оставил и политику, и властные структуры. Ныне он является президентом Международного авиакосмического салона (МАКС), который каждые два года проводится на территории ЛИИ в г.Жуковский.

А вот Юрий Приходько, пытаясь найти применение своим знаниям и уникальному опыту, совершил удивительный по тем временам поступок. Он покинул Родину и отправился за лучшей судьбой в далекий «зарубеж». Он обосновался в США и даже стал там летать как профессиональный летчик. Но главной его мечтой было желание попасть в NASA на должность летчика-испытателя, а если повезет, и астронавта. Он очень стремился к этому. Последний раз Юрий Приходько приезжал в Звездный городок в марте 2000 г. на празднование 40-летия отряда космонавтов ЦПК. Он был бодр, деловит и искренне радовался долгожданной встрече с друзьями, с которыми не виделся много лет. А год спустя, 25 июля 2001 г. из Америки пришла совершенно неожиданная и нелепая весть – Юрий Приходько умер. Тяжелое хроническое заболевание – так врачи называют рак. Он «сгорел» всего за несколько месяцев.

В 1995 г. Государственная межведомственная комиссия (ГМВК) рекомендовала руководству ЛИИ и ГКНИИ ВВС рассмотреть вопрос о целесообразности сохранения отрядов космонавтов в этих организациях. Решением ГМВК было предписано либо использовать космонавтов в существующей программе пилотируемых полетов, либо уволить их. На этом основании в 1996 г. группа космонавтов ГКНИИ ВВС была расформирована, лишь В.Токарев был переведен в отряд космонавтов РГНИИ ЦПК. А вот в ЛИИ поступили иначе: отряд расформировывать не стали. Тогда в нем на должностях космонавтов все еще находились пять человек: И.Волк, У.Султанов, В.Заболотский, С.Тресвятский и Ю.Шеффер. Благодаря немалым стараниям и усилиям И.Волка, который в 1995 г. стал заместителем начальника ЛИИ, отряд был сохранен. И.Волк все еще надеялся на возрождение программы «Буран», на то, что их отряд может быть востребован. Но, как известно, чудес не бывает...

В конце 1996 г. отряд ЛИИ покинул В.Заболотский. Он перешел в ГКНПЦ имени М.В.Хруничева и работал там сначала в должности шеф-пилота Опытно-конструкторского бюро Ракетно-космического завода. С 1998 г. В.Заболотский является начальником летно-испытательного комплекса авиационного ОКБ ГКНПЦ. Кроме того, он возглавляет Федерацию любителей авиации (ФЛА) и до сих пор много летает. В начале 2001 г., оформив пенсию, с должности космонавта ушел и Юрий Шеффер, но продолжил работать в ЛИИ в должности заместителя начальника комплекса. 5 июня 2001 г. Юрий Шеффер скоропостижно умер в своем рабочем кабинете, прямо за письменным столом. Тромб остановил его сердце…

Потеря друзей по отряду, потеря мечты, к которой они, пилоты «Бурана», стремились все эти годы, подвигли И.Волка уйти из ЛИИ, в котором он проработал почти 40 лет, с 1965 г. 26 февраля 2002 г. он уволился из института. Это решение далось Игорю Петровичу очень трудно и тяжело. Он до сих пор не может смириться с тем, что те годы, когда они все вместе дружно готовились к полету на «Буране», уже далеко позади. А 22 марта 2002 г. из ЛИИ уволился и У.Султанов. Теперь он работает летчиком в авиакомпании имени В.Гризодубовой, которая располагается там же, где и ЛИИ, в г.Жуковский. Урал Султанов летает на Ил-18, выполняя транспортные коммерческие перевозки.

Так, с уходом И.Волка и У.Султанова перестал существовать «отряд» бурановских космонавтов. В ЛИИ остался только Сергей Тресвятский. Он все еще сохраняет за собой должность космонавта-испытателя, хотя с 1996 г. он также является заместителем начальника Летно-испытательного центра ЛИИ. Более того, в июле 2002 г. он в очередной раз успешно прошел ежегодное медицинское освидетельствование для космонавтов в ИМБП. «На всякий случай», – так выразился по этому поводу Сергей Тресвятский и добавил: «Надежда умирает последней…»

В 2004 из ЛИИ уволился удивительный летчик, везунчик, Сергей Тресвятский. Отряд космонавтов ЛИИ остался лишь в истории.

Хроника отряда ЛИИ
10

1976 — первые мероприятия, связанные с подготовкой пилотов для КК "Буран". Решено собрать отряд космонавтов-испытателей из летчиков-испытателей МАП (министерства авиационной промышленности)

12.07.1977 — приказ №630 начальника ЛИИ о создании группы лётчиков-испытателей для специальной подготовки по программе "Буран". В неё вошли Волк, Станкявичюс, Левченко, Щукин, Кононенко и Николай Садовников. Для группы был отобран и Александр Лысенко, но он погиб 3.06.1977 при испытаниях МиГ-23, до оформления документов.

конец 1977 — из группы ушёл в фирму Сухого Садовников.

1978 — Волк назначен командиром группы (отряд лётчиков-испытателей №1 комплекса "А").

1.12.1978 — группа представлена на ГМВК и все пятеро рекомендованы для назначения на должности космонавтов. Отряда ЛИИ, однако, ещё не было.

1.02.1979 — приказ №34 министра МАП все пятеро зачислены в головную группу для подготовки по теме 11Ф35 (КК «Буран»).

апрель 1979 — все пятеро направлены на ОКП в ЦПК им. Гагарина. Проходили ОКП методом сборов без отрыва от основной работы.

23.11.1979 — письмо 1-го зам.министра авиапромышленности о пополнении группы космонавтов (фактически начало нового набора )

30.07.1980 — ГМВК рекомендовала всех пятерых для зачисления на должности космонавтов-исследователей. (см ЦН 1975-1980гг)

8.09.1980 — в авиакатастрофе, при выполнении очередного испытательного полета в условиях повышенной влажности  на ЯК-38 с крейсера "Минск", погиб  О.Кононенко.

26.09.1980 — приказом МОМ №345 в состав отряда космонавтов-исследователей включены Волк, Левченко, Станкявичюс и Щукин (отряда ЛИИ ещё нет).

декабрь 1980 — Волк, Левченко, Станкявичюс и Щукин закончили основной курс ОКП в ЦПК и сдали зачёты.

30.04.1981 — совместное Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР №425-127. Утверждено новое "Положение о космонавтах СССР".

23.06.1981 — приказ МАП №263 о порядке создания отряда космонавтов-испытателей ЛИИ.

10.08.1981 — приказ №26 начальника ЛИИ о создании отряда космонавтов-испытателей ЛИИ при комплексе "А" ГЛИЦ. Командиром назначен Волк.

12.02.1982 — Волк, Левченко, Станкявичюс и Щукин получили квалификацию "космонавт-испытатель". Решено, что перед испытанием "Бурана" его командиры (Волк, Левченко, Станкявичюс) должны получить опыт космического полёта.

февраль 1982 — в МАП посланы документы на лётчиков-испытателей ЛИИ Заболотского, Султанова, В.Туровца, П.Гладкова. Кандидатура Туровца отклонена, Гладков отказался от зачисления после собеседования.

июнь 1982 — в МАП представлены документы на Толбоева и Бирюкова.

сентябрь 1982 — принято решение направить на углубленные медицинские обследования в ИМБП Заболотского, Султанова, Толбоева.

29.12.1982 — Султанов и Толбоев прошли ВЭК, Заболотский забракован.

25.01.1983 — Султанов и Толбоев допущены к спецподготовке.

2.03.1983 — со второй попытки прошёл ВЭК Заболотский.

4.04.1983 — Заболотский допущен к спецподготовке.

25.04.1983 — Султанов и Толбоев приказом МАП №213 зачислены в отряд.

сентябрь 1983 — в МАП представлены документы на Тресвятского и Шеффера.

12.04.1984 — Заболотский утверждён приказом МАП №177.

12.06.1984 — Заболотский зачислен в отряд кандидатом.

13.11.1985 — Султанов, Толбоев, Заболотский, Тресвятский и Шеффер начали ОКП в ЦПК.

21.11.1985 — приказом МАП №537 утверждены Тресвятский и Шеффер.

2.01.1986 — Тресвятский и Шеффер зачислены в отряд.

февраль 1987 — реорганизация отряда. Создан ОКПКИ — ведомственный центр подготовки космонавтов. Начальником назначен Волк, его заместителем — Левченко. Командиром отряда стал Станкявичюс, его заместителем — Щукин.

22.05.1987 — Султанов, Толбоев, Заболотский, Тресвятский и Шеффер закончили ОКП.

5.06.1987 — решением МВКК всем пятерым присвоена квалификация "космонавт-испытатель".

6.08.1988 — умер после биофизических экспериментов от опухоли мозга  Анатолий  Левченко.

18.08.1988 — погиб в авиакатастрофе на СУ-26М  Саша Щукин. Первым в стране в паре с Тресвятским осваивал высший пилотаж на Су-27 (во время их выступления в московских авиасалонах дамы падали от испуга в обморок).

Заместителем начальника ОКПКИ стал Станкявичюс, а командиром отряда назначен Заболотский.

17.10.1988 — прошёл ВЭК Приходько.

21.10.1988 — Приходько допущен к спецподготовке

25.01.1989 — Приходько утверждён на ГМВК.

22.03.1989 — Приходько приказом МАП №126 переведён в ОКПКИ кандидатом в космонавты.

1990 — Приходько закончил ОКП; ему присвоена квалификация "космонавт-испытатель".

9.09.1990 — в авиакатастрофе на СУ-27 в Италии погиб Станкявичюс, в последний момент, заменивший друга Тресвянского. Боевой летчик, ас малых высот и ближнего боя. Можно смело говорить о том, что его работы по исследованию концепции ближнего воздушного боя подняли престиж Летно – Исследовательского Института, а всемирная слава самолетов МиГ-29 и Су-27 была подготовлена в том числе и полетами Римаса.

середина 1992 — программа "Буран" приостановлена.

1992 — командиром отряда стал Шеффер.

1993 — финансирование программы полностью прекращено.

1.04.1994 — ГМВК официально объявила, что полётов по программе "Буран" не будет до 2000г, в связи с чем отряд предложено расформировать. На этот день в отряде было аттестованы 4 человека, числилось — 6.

12.01.1994 — отряд покинул Толбоев в связи с избанием в Госдуму России.

27.04.1994 — отряд (по собственному желанию) покинул Приходько.

1995 — ГМВК рекомендовала руководству ЛИИ рассмотреть вопрос о целесообразности сохранения отряда. Отряд был сохранён.

30.11.1996 — из отряда в фирму Хруничева ушёл Заболотский.

начало 2001 — Шеффер ушел на пенсию.

26.02.2002 — из ЛИИ уволился Волк.

22.03.2002 — из ЛИИ уволился Султанов.

2004 — из ЛИИ уволился Тресвятский. Отряд космонавтов ЛИИ прекратил существование.

Удивляет сложность, исключительность и уникальность подготовки пилотов отряда.

Как пример - один эксперимент в подготовке.

Одна из разработанных методик имитации на земле условий невесомости в Институте медико-биологических проблем базировалась на использовании водно-иммерсионной ванны, заполненной жидкостью с удельным весом, равным удельному весу испытуемого, и закрытой эластичной пленкой.

Р.Станкявичюса в спортивном костюме уложили на эту пленку и выдерживали 8 суток, ограничивая в движениях. Потом его одели в  высотное снаряжение и на носилках в лежачем положении загрузили  в вертолет, который немедленно взлетел на испытательный аэродром Раменское.

Римас сильно изменился. Небритый, с горящими глазами, возбужденный, будто, в самом деле побывал в космосе. Все участники эксперимента старались не разговаривать, общались лишь глазами, понимая важность момента.

На аэродроме в Раменском вертолет приземлился рядом с самолетом Су-7УБ, в передней кабине которого уже сидел в готовности N 1 Александр Щукин. Когда Римас встал с носилок в вертолете, его лоб покрылся обильным потом, а бесстрастные приборы зарегистрировали сильное увеличение частоты сердечных сокращений (ЧСС). Увеличилась также частота дыхания и кожно-гальваническая реакция. В таком весьма неважном состоянии с помощью механиков Римас поднялся по стремянке и занял свое место во второй кабине самолета. При этом шторка в кабине изолировала его от внекабинного пространства. Таковы были условия эксперимента.

Самолет быстро вырулил на взлетную полосу, форсаж, разбег и набор высоты 17 км для доставки Р. Станкявичюса в заданную точку начала режима, которая неизвестна ему. Потом Щукитн  перевел двигатель на режим малого газа, выпустил тормозные щитки, шасси, закрылки для ухудшения аэродинамического качества и передал управление Римасу, а штурман начал сообщать координаты самолета через каждые 3-5 сек. В стремительном снижении самолета, больше похожем на падение, Римас, выдерживая постоянную приборную скорость 600 км/ч, по голосовой информации с земли и показаниям приборов в кабине должен был каждые 3-5 сек. оценивать избыток полной механической энергии, выбрать тип маневра и его реализовать. Вот так с цикличностью  3-5 сек летчик повторял и повторял одно и то же, только для того, чтобы прибыть в ключевую точку начала захода на посадку с заданными значениями высоты, бокового отклонения, путевого угла, приборной и вертикальной скоростей.

Таких режимов было два, как в обычном полете. После второго режима - посадка. А посадка - дело техники. Пусть невероятно крутая глиссада, пусть выравнивать надо в два приема - все равно дело летчицкое, дело всей жизни - дело привычное.

Летчик Р-А.А. Станкявичюс свою часть эксперимента закончил.

После полета сравнили точность и качество выполнения задачи летчиком в нормальном состоянии и после восьмидневного пребывания в водно-иммерсионной ванне, имитирующей воздействие на человека факторов космического полета, а также степень его психофизиологической напряженности.

Оказалось, что Р-А.А.Станкявичюс после водно-иммерсионной ванны летал лучше, чем до того, в нормальном состоянии.

Примерно та же картина повторилась с другими летчиками. И Римас, и каждый понимал, что эксперимент с иммерсией уникален, и надо использовать все имеющиеся в организме ресурсы для получения положительного результата.

Это говорит  об огромных физических, психических и интеллектуальных резервах человека и решающем значении уровня мотивации при их использовании высокопрофессиональными специально подготовленными летчиками.

Позднее проверку работоспособности летчиков-испытателей-космонавтов для "Бурана" проводили дважды после реальных полетов в космос И.П.Волка и А.С.Левченко. Каждый в своем полете приземлялись на пресловутый восьмой день, с места приземления их вертолетом доставляли на летающую лабораторию Ту-154, имитирующую "Буран". По траекториям "Бурана" оба производили посадку на аэродром, где их пересаживали в летающую лабораторию "спарку" МиГ-25, чтобы вновь по бурановским траекториям выполнять заходы.

Раз от раза задачи усложнялись, но эксперименты с иммерсией,   запомнились участникам работ, как уникальный эксперименты или «Эксперимент Века».

Взято  тут - http://gorod.tomsk.ru/index-1307804894.php

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.