Ибрагим Рахим (1916 – 2001) Tашкентцы История Литература

Автор Мастура Исхакова

 

«Наука постижения литературы похожа на орех. Скорлупа крепкая, но ядро вкусное. Хочется расколоть, можно и зуб сломать. Для этого нужно большое терпение».
Абдулла Каххар.

ibragimИбрагим Рахим родился 15 октября 1916 года в кишлаке Сокейли близ Кувы Ферганской долины. Кишлак располагался в одном из живописных мест предгорья Чаткальских гор. Отец семейства Абдурахим, не имея своей собственной земли, работал на полях старших братьев, где выращивался хлопок и овощи. Мать Тухтабиби занималась домашним хозяйством, воспитывала дочь и трех сыновей. Она была одной из тех немногих женщин, умевших читать. В их доме собирались женщины, которых Тухтабиби учила грамоте. В тот год, когда отец умер от тифа, младшему сыну Ибрагиму не исполнилось и трех лет. Тухтабиби осталась с четырьмя детьми на руках. Трудно пришлось выживать семье. Единственную корову и ту ночью украли… Самым ценным из всех продуктов в эти голодные годы для всех был хлеб. Каждая крошка была на счету. Тухтабиби делала все для того, чтобы дети не ощущали себя сиротами. Соседские женщины восхищались тем, как она их воспитывала. «Молодец Тухтабиби… Не бьет, не ругает, только добром и лаской поощряет ребятишек. Грамоте учит. Наверное, они, поэтому такие умные, мягкие, спокойные…» В ней чувствовался прирожденный талант тонкого, умного педагога. Тухтабиби всегда считалась с мнением детей и все проблемы они решали, обязательно обсудив с ребятами. Зимними вечерами семья устраивалась за сандалом, чтобы было потеплей, и под тусклым светом мерцающей свечки Тухтабиби читала поэмы Навои, Фирдоуси, Нодирабегим, Фурката.


В двадцатые годы прошлого столетия правительством Узбекистана решено было в кишлаках организовать колхозы. Зажиточные дехкане колебались, но те которым терять было нечего, вошли в их состав. Три сына тоже вступили в колхоз. Они трудились на поле от зари до зари, и успевали заниматься в школе. Младший Ибрагим не отставал от братьев, как мог, помогал. В республике остро стоял вопрос о всеобщей грамотности. Ведь многие не могли прочитать своей фамилии и поставить росписи. Поэтому повсеместно были организованы курсы «ликбеза». Эта волна докатилась и до Ферганской долины. Однажды в школу пришли представители НАРКОМПРОСА. Срочно собрали педагогов и учеников старших классов. Директор школы назвал одной из первых фамилий Ибрагима Рахима как лучшего ученика, достойного вести уроки на курсах. Сначала юный педагог растерялся, так как предстояло учить взрослых мужчин и женщин элементарной грамоте.
На следующий день во дворе школы выстроилась огромная очередь, желающих записаться на курсы. Люди разного возраста, начиная от подростков, до глубоких старцев, шли из дальних кишлаков как на праздник с полными тогарами (большой таз) еды и восточных сладостей. Даже молодые келинки с грудными младенцами терпеливо ждали своей очереди. Так шестнадцатилетний Ибрагим стал «домлой». Он с большой ответственностью относился к работе: не только обучал грамоте, счету, но рассказывал об истории родного края. Юный домла видел в глазах взрослых неподдельный интерес к учебе. И это его особо радовало. Утром Ибрагим шел в школу, чтобы самому получать знания, а вечером спешил к своим взрослым ученикам. Каково было удивление Ибрагима, когда в бухгалтерии он получил первую зарплату. С гордостью отнес он деньги матери. Но Тухтабиби отказалась их принять, сказав, что сын имеет полное право потратить деньги на свои нужды. Ибрагим с братьями пошел на базар, купил для мамы платок с кисеей, а братьям по паре сапог, но когда очередь дошла до Ибрагима, оказалось, что денег не осталось.
Ибрагим активно участвовал в общественной жизни. Для школьных и колхозных стенгазет он писал заметки о первых успехах своих подопечных, о товарищах по учебе, о передовиках-колхозниках, людях тяжелого, но почетного труда. За активное участие в просветительской и общественной жизни кишлака руководство школы направило Ибрагима Рахимова на учебу в Ташкент.
Летним вечером 1933 года поезд Фергана-Ташкент прибыл на ташкентский вокзал. Ибрагим сошел с подножки вагона и тут же растворился в привокзальной толпе. Ему скорее надо было добраться до САГУ – Среднеазиатского университета, который находился на улице Карла Маркса. Прохожие объяснили, что туда можно доехать на трамвае. Ибрагим впервые попал в вагон трамвая… Юноша сел на сиденье. Мимо него проезжали машины, мелькали дома, улицы освещенные лампами, люди одетые в европейскую одежду… Кондуктор крикнул: «Молодой человек, ваша остановка!»
В проходной САГУ сидел только охранник. Он то и пояснил Ибрагиму, что рабочий день закончился, а вступительные экзамены прошли, и занятия начнутся уже через несколько дней… Переночевав в гостинице «Дом дехканина», Ибрагим пошел в редакцию газеты «Колхоз йули», где являлся внештатным корреспондентом, надеясь встретить там кого-нибудь из знакомых журналистов. К счастью, сотрудники редакции узнали молодого журналиста из Кувы и проводили его к главному редактору газеты Истмату Хабиби. В этот же день Ибрагима приняли на работу и выделили комнату в общежитии на улице Обуховской. Из-под пера начинающего публициста выходили один за другим рассказы, очерки, стихи, хроника о жизни республики. Ибрагим ездил часто в командировки. Кто как не он, познавший тяжелые будни дехкан, мог правдиво рассказать об их жизни. В редакцию часто приходили ведущие писатели и поэты Узбекистана Усман Насыр, Максуд Шейхзаде, Насрулло Ахунди. Они приносили свои новые произведения для публикации и некоторые из них читали. Особым даром ораторского искусства отличался Усман Насыр. Внешне это был крепкий, круглолицый мужчина, с большими веселыми глазами. Когда же он читал свои лирические стихи, вся редакция замирала, боясь пропустить хоть одно слово…
В столице Ибрагим быстро освоился, обрел новых друзей среди коллег. Близким другом, для него стал журналист Юлдаш Шамшаров. Как-то весной 1935 года в доме Юлдаша собрались друзья и коллеги по работе. В это время у Шамшарова гостила его племянница Мархамат, девочка-подросток с веселыми глазами. После чая джигиты решили отдохнуть, и Мархамат предложила сыграть в карты. Это было невинное детское увлечение девочки, которой никто не мог отказать. Началась игра. Как оказалось, Мархамат здорово играла в карты. И сегодня, сидевшие за столом игроки, вынуждены были признать себя побежденными. Ибрагим наблюдал за ходом игры. Когда закончилась игра, Мархамат радостно закричала и захлопала в ладоши. Ибрагим восхищенно посмотрел на победительницу. Их взгляды встретились. Озорной блеск черных глаз, непосредственность Мархамат покорили сердце юноши. С этого дня Ибрагим старался чаще приходить к другу, чтобы лишний раз увидеть возлюбленную.
В октябре 1937 года Ибрагима призвали на военную службу, в ряды красной армии. Он уехал далеко от родных мест охранять рубежи западных границ СССР - Западной Белоруссии и Финляндии, где участвовал в боевых действиях. Свои воспоминания и впечатления о тяжелой и опасной службе пограничников в борьбе с диверсантами Ибрагим описал в очерках, рассказах. Первую поэму «Баходыр» курсант младших курсов командиров Ибрагим Рахим написал в Белоруссии. За эту поэму на республиканском закрытом литературном конкурсе в 1938 году, где участвовали лучшие поэты Узбекистана, он получил вторую премию. Поэму рецензировал поэт Хасан Пулат, о ней хорошо отзывались Хамид Алимджан, Сатти Хусейн и другие. За годы службы на Западной границе – Вильнюсе, Южной границе - Арпачой начинающий литератор написал рассказы «Чегарадан утган думсиз ит» («Бесхвостый пес перешедший границу»), «Шавлани ковлаганда» («Помешивая шавлю») и документальную повесть «История ста пяти дней», о боях с белофиннами на Карельском перешейке в 1939 году… По окончании службы в 1940 году Ибрагим вернулся в Ташкент. И первым делом встретился с Мархаматхон. Ибрагим потерял дар речи. За три года, которые они не виделись, девушка расцвела. У Мархаматхон от женихов не было отбоя, но для себя она решила, что будет ждать только Ибрагима. Он готов был сейчас же на ней жениться, но большая проблема – отсутствие жилья у потенциального мужа, делала женитьбу, невозможной… Ибрагим устроился литературным сотрудником в редакцию «Кызыл Узбекистан».
Но все планы нарушила война… 26 июня 1941 года Ибрагим, как и многие мужчины, был мобилизован в армию. С июня 1941 года, он участвовал в боях в составе частей западного, II-го Белорусского и других фронтов в качестве политрука роты, комиссара батальона, заместителя редактора фронтовой газеты на узбекском языке, начальника инженерной службы гвардейской танковой бригады и гвардейской армии.
В июле 1941 года саперный батальон в составе 194 стрелковой дивизии попал в окружение под Смоленском. В течение двух месяцев армия с тяжелыми боями отступала. Проливные дожди еще больше затрудняли жизнь солдат. В такой ситуации проверяется человек… Ибрагим был политруком в саперной роте. Саперы всегда находятся между двух огней. При наступлении они идут впереди армии, чтобы очищать дорогу от мин. При отступлении наоборот, идут в конце, чтобы заложить мины, для защиты от наступающего врага. В одну из таких ночей саперы отдыхали в шалаше за горячим ужином. Вдруг сверху послышался вой «Мессершмитов», земля содрогнулась от взрывов фашистских авиабомб. Одна из них взорвалась совсем рядом. Солдаты выбежали из шалаша в поисках укрытия. Ибрагим заскочил в дряхленький темный сарай. Он только успел увидеть одиноко стоявшую корову и в этот момент грохнул мощный взрыв… Какое-то время Ибрагим пролежал в полной темноте, почти ничего не слыша. Только чувствовал, что что-то тяжелое, давит на него… Вдруг сверху послышались шаги. Ибрагим замер. Одна мысль билась в голове: «Кто это, наши или фашисты?». В это время послышался голос оренбургского друга, Василия Зотова: «Ибрагим, дружище, где ты? Ты жив? Отзовись!». Ибрагим собрал все силы и крикнул хрипло: «Василий, я жив!». Саперы разгребли завал, вытащили Ибрагима из-под придавленной коровы и обломков рухнувшей крыши. «В рубашке родился!» - смеялся Василий, - на Ибрагиме не было ни одной царапинки…, Долгожданную Победу Ибрагим встретил с боевыми друзьями-однополчанами в мае 1945 года в Штутгарте. Но служба для него не кончилась – только в октябре 1946 года он демобилизовался в звании гвардии майора. За «годы в шинели» Ибрагим Рахим написал много очерков для армейской печати западного фронта, роман «Настоящая любовь». По свежей памяти, он создал значительные по охвату событий произведения, рассказы о своих боевых друзьях, о силе и дружбе людей, чей подвиг и любовь к Родине привели народ к победе над фашизмом.
Возвращение на Родину, величайшая радость. Но для Ибрагима это время стало вдвойне счастливым - наконец состоялась его женитьба с Мархаматхон. Чувства влюбленных прошли проверку временем. Гвардии майор Ибрагим трепетно, с любовью относился к Мархамахон, как в первый день свидания, будто не было этих долгих одиннадцати лет ожидания. Вопрос с жильем был решен не традиционно. Родители Мархаматхон предложили жениху жить в их доме. Ибрагим настолько любил свою ненаглядную, что даже согласился быть «ич куевом» (когда муж живет с родителями жены). 8 ноября 1946 года во дворе дома, который располагался в махалле «Алмазар» сыграли комсомольскую свадьбу.
Мархамат родилась в интеллигентной семье адвоката Джалал-кари, знавшего несколько языков. Мать Хамидахон-ая была прекрасной домохозяйкой. Мархамат долгое время была единственной дочерью. Восемь детей, родившихся после нее, умерли, поэтому родители старались оградить дочь от домашних забот. Можно сказать, что в доме росла «принцесса». «Принцесса» с отличием окончила медицинский техникум, а затем с красным дипломом медицинский институт. В последствии Мархаматхон Шарапова стала прекрасным детским врачом и почти всю жизнь проработала во 2-ом правительственном стационаре… После свадьбы выяснилось, что молодая жена многого чего не умеет делать. Как-то у Ибрагима оторвалась пуговица от костюма. Он попросил жену принести нитку с иголкой.
Мархамат пошла в другую комнату, где сидела Хамидахон-ая.
-Ойижон, а где нитка с иголкой?
- А зачем тебе? – поинтересовалась Хамидахон-ая у дочери.
- Ибрагим ака хочет пуговицу зашить…
- Да ты что? – всплеснула руками мать. – Какой стыд, принеси костюм, я сама зашью, – рассердилась Хамидахон-ая.
Ибрагим не стал обострять на этом внимания. Он был человеком бывалым, и эта мелочь не испортила впечатления о любимой жене. Каждое воскресение в доме собирались родственники или друзья, Ибрагим готовил великолепный плов, а Мархамат хлопотала на кухне, накрывала на стол. Однажды Ибрагим позвонил с работы и сказал, что вечером придут друзья, а у него нет времени приготовить плов. Хамидахон-ая не было дома, она ушла по делам. Тогда Мархаматхон вызвалась сделать плов сама и спросила мужа:
- Сколько будет людей?
- Шесть человек, - ответил Ибрагим.
Мархаматхон побежала к соседке, получила подробную консультацию. Нарезая лук, она рассуждала: «Значит, если на каждого по одной касе (большая пиала) риса, итого будет шесть касушек»… Ибрагим ака подошел как раз во время. Зайдя на кухню, он увидел большое количество замоченного риса. Плов был спасен! Но с тех пор Мархаматхон научилась готовить плов даже лучше своего мужа.
Жизнь шла своим чередом. В семье появились две дочери Зухра и Юлдуз, которых отец обожал. Как-то собираясь в командировку, он спросил девочек: «Доченьки, я уезжаю на Симпозиум. Что вам привезти?». Недолго думая девочки в один голос сказали: «Конфеты!». Папа на некоторое время отлучился, а потом пригласил детей в зал. Когда они вошли в комнату, то увидели большой стол, полностью заваленный самыми дорогими шоколадными конфетами, печеньями и вафлями. Несколько дней девочки ели сладости, угощали махаллинских и соседских детей, школьных друзей, вспоминая щедрость отца.
В 1956 году Союз писателей выделил Ибрагим Рахиму участок в районе Рабочего городка, где он построил дом, куда в 1957 году вселилась семья. Благодаря терпению, вниманию и деликатности Ибрагима, «принцесса»-Мархаматхон превратилась в заботливую мать и прекрасную «королеву»-хозяйку большого дома. И уже позже, через много лет, когда дочери были замужем, Мархаматхон заболела. В 1994 году Юлдуз поехала в командировку на повышение квалификации в Египет. В это время с Мархамат случился инсульт. Узнав о болезни матери, Юлдуз хотела срочно вернуться домой, но возникли проблемы с билетами. Наконец-то Юлдуз вылетела, и отец поехал в аэропорт ее встречать. По дороге он сказал: «Юлдуз, сейчас ты зайдешь к маме, и постарайся себя держать». Когда дочь зашла в палату и увидела маму в беспомощном состоянии, она улыбнулась, обняла нежно ее и сказала: «Мамочка, посмотри, сколько я привезла тебе подарков! Все это надо будет надевать»… Мархаматхон некоторое время была парализована. Много терпения, усилий приложили и муж и дети, прежде чем она почувствовала себя полноценным человеком. Ибрагим ака ухаживал за женой, как за маленьким ребенком. Он готовил завтраки, делал массажи, проводил с ней зарядку и терпеливо, как профессиональный логопед, учил Мархаматхон заново говорить. Когда болезнь отошла, то Ибрагим, взяв под руку жену, каждый вечер гулял с ней по двору. Он часто повторял дочерям, а потом и внукам: «Если ты будешь хорошо относиться к родителям, Бог это увидит и воздаст тебе».
В 70-е годы Ибрагиму Рахиму Союз писателей выделил государственную дачу в поселке Дурмень. Их дача благоухала от изобилия цветов, плодовых деревьев. Для Ибрагима и Мархаматхон она была отдушиной, где насыщенную и нервную жизнь в городе, они компенсировали физическим трудом, ухаживая за посадками. Вечерами, сидя за столом во дворе, они с удовольствием ели фрукты и овощи из собственного сада и огорода. Как-то ранней весной Ибрагим ака купил на базаре рассаду помидоров. Всей семьей поехали на дачу и до позднего вечера сажали маленькие ростки. Через две недели Ибрагим ака стал настойчиво звать домашних снова поехать на дачу, чтобы проверить как там помидоры. Женщины не соглашались, сетуя на холодную погоду. Отец уговорил и… Каково было их удивление, когда на грядках все увидели красные большие помидоры! «Ну, что же вы стоите? Мархаматхон, вы же знаете, что плоды вкуснее, когда, их выращиваешь и срываешь собственными руками!» - с улыбкой сказал Ибрагим. Мархаматхон, повинуясь мужу, зашла на грядку и попробовала сорвать один, потом второй помидор. Но они никак не поддавались, потому что были крепко привязаны ниткой к стеблю.
На даче была особая атмосфера, где собирались поэты, писатели, режиссеры, актеры. Как-то за хлебосольным столом у Ибрагима гостили писатель Борис Привалов и сценарист Дмитрий Холендро. Говорили о насущных проблемах литературы, кино, театра. В перерывах вспоминали курьезные случаи, анекдоты. Гости уже изрядно выпили, поели. Разговор перекинулся о даче хозяина. Мужчины внимательно стали разглядывать, цветы, деревья, восхищаясь красотой и изобилием. Вдруг Холендро остановил свой взгляд на яблоне и воскликнул:
- Ибрагим, это что у тебя на дереве арбуз?
- Да, арбуз, и не один…
- Ты посмотри, вон еще один! – Холендро вскочил и подбежал к дереву, на котором насчитал еще десяток арбузов. Все дружно рассмеялись. Привалов решил продолжить игру и как бы невзначай сказал:
- Арбузы то у тебя на яблоне растут… А коньяк то, наверняка, ты еще не научился сажать?
- И это у меня есть! – с гордостью ответил Ибрагим.
Друзья переглянулись.
- А где же ты его посадил, друг любезный, - хитро спросил Холендро.
- А вы поищите в капусте!
Все бросились к грядкам, и стали поочередно, открывать кочаны капусты… Действительно в каждом кочане «росла» маленькая сувенирная бутылочка армянского коньяка.
С 1946-го по 50-й год Ибрагим Рахим работал главным редактором политического вещания радиокомитета Узбекистана, в 1950 году окончил отделение журналистики Высшей партийной школы. С июля 1950 года правительством республики Ибрагим Рахим был назначен сначала заведующим отделом пропаганды, а затем главным редактором газеты «Кызыл Узбекистон», где проработал до 1961 года.
В этом же году Ибрагима Рахима назначили директором студии «Узбекфильм». Когда он приступил к должности, то оказалось, что студия переживает финансовые трудности. Больше полугода коллектив студии не получал зарплату. Вечером Ибрагим пришел домой, позвал Мархаматхон и рассказал ей о ситуации на работе. Даже вкусный аромат, исходивший из кухни, и красиво накрытый стол не подняли настроения мужа. Вдруг Ибрагиму в голову пришла сумасшедшая мысль, которую он рассказал жене… На утро, сняв деньги из сберегательной кассы – гонорары за романы, новый директор студии расплатился с сотрудниками «Узбекфильма». В течение семи лет, пока Ибрагим Рахим возглавлял студию, узбекские кинематографисты сняли ленты, вошедшие с сокровищницу узбекского и мирового кино. Это фильмы мэтров узбекского кино З. Сабитова «Одержимый», «Самолеты не приземлились», К. Ярматова «Буря над Азией», «Поэма двух сердец», Ю. Агзамова «Отвергнутая невеста», «Колокол Саята». А так же молодых кинематографистов Р. Батырова «Твои следы», «Канатоходцы», О. Агишева и Э. Ишмухамедова «Нежность», «Свидание», А. Хамраева «Белые, белые аисты!», «Где ты, моя Зульфия?», Ш. Аббасова «Ты не сирота», Л. Файзиева «Птичка-невеличка», «Звезда Улугбека» и многие другие. Уже позже по сценариям Ибрагима Рахима были сняты ленты о подвигах посланцев Узбекистана простых солдатах в войне с фашистами: «Подвиг Фархада», «Прозрение», о нравственных проблемах современных людей труда: «Воздушные пешеходы», «Люди голубого огня». В театрах многих городов Узбекистана шли его пьесы: «Чакмок» («Молния»), «Жоним фидо», («Дарю тебе жизнь»), «Асалат», «Галаба байроги», («Знамя победы»), «Шайтон киз», («Озорница»).
Во многих странах мира Ибрахим Рахим представлял культуру Узбекистана. Особенно ему дороги были места, где в войну в рядах советской армии он освобождал оккупированные врагом землю, спасал людей. Родина не осталась в долгу. За заслуги перед отечеством правительство наградило народного писателя Узбекистана, Заслуженного деятеля искусств Узбекистана Ибрагима Рахима орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны II степени», «Трудового Красного Знамени», «Дружбы Народов», многими медалями, Почетными грамотами Президиума Верховного Совета Узбекской, Белорусской и Эстонской республик. Ибрагим Рахим был настоящим журналистом. Он один из первых, кто в прессе освещал важные события республики. Уже в преклонном возрасте не ожидая официального указания от властей, он сел в поезд, и первый дал информацию об открытии Асакинского автозавода, о наводнении в Шахимардане. В 2001 году Ибрагим Рахим стал победителем республиканского конкурса «ОФАРИН» в области «Литературы и Журналистики» в номинации «Самый лучший журналист».
Дочери писателя получили хорошее образование. Зухра Рахимова окончила Ленинградскую академию художеств факультет искусствоведения. Она доктор искусствоведения и в этой области является ведущим специалистом в Узбекистане. Юлдуз Рахимова окончила восточный факультет Ташкентского университета, она – филолог, арабист.
В 1982 году Ибрахим ака с Мархаматхон решили переехать жить в квартиру. Трудно было решиться на это. Но большой дом, в котором прошла часть их жизни, выросли дети, теперь для двух людей преклонного возраста стал не под силу. Продав его, они купили две квартиры. В одной из них по улице Германа Лопатина поселились сами, а в другой Юлдуз с семьей. Последние годы, когда дачу пришлось отдать, Ибрагим каждое лето отправлял семью к себе на родину в Куву, чтобы с близкими родственниками в прохладе они отдохнули. Летом 1997 года как обычно Мархамат с мужем жила в Куве. Ибрагим отлучился в Ташкент только на празднование Мустакиллика. Через два дня он вернулся в Куву. В этот день с Мархамат случился повторный инсульт, из которого она уже не вышла. 10 сентября Мархамат Шарапову похоронили.
После смерти жены Ибрагим ака не находил себе места. Не спал н

очами, замкнулся. И тогда понял, что свою боль, не проходящую тоску по любимой женщине, он может приглушить только в работе. Писатель вновь сел за письменный стол, написал ряд очерков, сборник рассказов, повесть и роман о современных героях. «Хает чоррахаларида» («На перекрестках жизни»), «Курбонингман» («Прими мою жертву»), «Хаетни асранг, одамлар!» («Люди, берегите жизнь!»), пьесу «Ахмаднинг ешлиги» («Юность Ахмада») о жизни великого ученого, астронома, Х-го века Аль-Фаргони.
15 октября 2001 года Ибрагим Рахим отметил свой 85-ти летний юбилей в кругу родных, близких друзей, коллег. Он стоял у входа ресторана «Истиклол», встречал гостей из разных городов Узбекистана. В течение вечера юбиляр шутил, веселился, танцевал узбекские танцы с гостями. Ибрагим Рахим немного простудился, но, обладая хорошим здоровьем, он не обратил внимания. Через несколько дней дочери уговорили отца подлечить здоровье в 1-ом правительственном стационаре. Но, в свой родной дом писатель уже не вернулся…
22 ноября 2001 года Ибрагима Рахима не стало.

Народный писатель Узбекистана, заслуженный деятель искусств, депутат Верховного совета, журналист Ибрагим Рахим сотрудничал в качестве журналиста в редакции газет «Колхоз йули», «Ленин учкуни», «Еш ленинчи», «Кизил Узбекистон». Был главным редактором в журналах «Муштум», «Гулистан». Руководил студией «Узбекфильм», возглавлял Союз журналистов Узбекистана.
Прошел службу в армии с 1937-го по 1946-ой год, участвовал в боевых действиях. В течение жизни написал 13 романов, 7 повестей, 5 пьес, 4 поэмы, 4 сценария к художественным фильмам. Выпустил несколько сборников рассказов, публицистики, воспоминаний. Награжден орденами «Красной Звезды», двумя орденами «Отечественной войны II степени», «Трудового Красного Знамени», «Дружбы Народов», многими медалями.

09.12.2007
©Мастура Исхакова.
Использованы «Воспоминания» И. Рахима.

Напомню, что уже была публикация про Ибрагима Рахима. ЕС.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.