Размышления о музее Разное

Пишет Татьяна Вавилова в Фейсбуке

При посещении нашего музея искусств остро ощущается недостаток хорошего экскурсовода. Можно, конечно, собрать группу, разыскать знающего человека и заказать экскурсию, но для меня это уже мало доступно. Прошли те времена, когда я могла планировать, с кем и куда пойти, теперь мною властно управляет самочувствие, в связи с чем, легче в удачный день отправиться одной. А в качестве экскурсовода служит замечательная книга С.М. Круковской «В мире сокровищ» и Интернет, где всегда найдется справочный материал на любую тему. Интересно не только любоваться картинами, скульптурами и другими предметами искусства, но и узнать поподробнее об их создателях, о том какими путями попали они в музей. Иногда за выставленными экспонатами скрываются удивительные истории. Одна из них, почти детективная, связана с именем художника Семена Гавриловича Никифорова.

n1
С.Г. Никифоров. Гроза идет. 1908 год.


С.М. Круковская рассказывает, что в середине 20-х годов прошлого столетия безвестный ташкентский сапожник в поисках материала для работы отправился на железную дорогу, где продавали невостребованные грузы. Ему предложили ящик с картонками. Вскрыв его, сапожник обнаружил какие-то рисунки. Картинки ему понравились, и вместо того, чтобы употребить их на задники или стельки, сапожник разыскал АХРР. Была такая организация – Ассоциация художников революционной России, её филиал открылся в Ташкенте в 1926 году. Подумать только, обычный сапожник озаботился спасением рисунков и разыскал нужных людей.
На счастье, в АХРР он столкнулся с художником Н.И. Рыковым, который посмотрел рисунки и уверенно определил их автора. Им был Семен Гаврилович Никифоров, однокашник по Московскому училищу живописи, да к тому же брат его жены , Серафимы Гавриловны. Более того, Рыков даже знал адресата, который не пришел за посылкой, агронома Б.Н. Натальина, жившего под Ташкентом. И он тоже родственник – брат жены Никифорова. Редкое совпадение! Затерявшаяся посылка находит адресата совершенно поразительным образом. Все, кто писал и пишет о Семене Гавриловиче Никифорове, называют его судьбу злой мачехой, но к творчеству художника она была благосклонна даже после его кончины. Вот и не дала пропасть целой серии эскизов, графики и набросков с посмертной выставки Никифорова организованной женой Ольгой Натальиной в 1913 году.
Удивительный город Ташкент! Кого только не приютил он! Оказывается, в 1920-е годы здесь жили и служили родственники русского художника, наследники его картин.

n2С.Г. Никифоров. Портрет сестры. 1900 год

Семен Гаврилович Никифоров родился в 1881 году в селе Антошино Кашинского уезда Тверской области в семье крестьянина-иконописца. Живописи учился в мастерской знаменитого Серова, перед которым преклонялся. Окончив Московское училище живописи, ваяния и зодчества, поселился в селе Сажино недалеко от Рязани, в имении родственников своей жены Ольги Николаевны Натальиной, тоже выпускницы Московского художественного училища. Имение располагалось в живописном месте, недалеко от деревни, среди лесов и полей. Семен Гаврилович писал пейзажи, сценки из сельской жизни, портреты друзей и знакомых. Много приходилось рисовать на заказ, чтобы пережить полосу крайней материальной нужды.
В 1905 году С.Г. Никифоров вступил в Товарищество передвижных художественных выставок, а позже в Союз русских художников. Его талантливые полотна имели успех на выставках передвижников, их приобретали музеи и галереи, даже такие солидные как Третьяковская и музей Академии художеств.
Семен Гаврилович, пишут его биографы, мечтал о больших полотнах, ярких и сильных образах, хотел выразить могучую, бьющую ключом жизнь, прожить которую ему самому не удавалось. С младенчества он был слаб здоровьем. Нянька выронила его из люльки, повредив позвоночник. Горб не дал вырасти его телу и правильно биться сердцу. Но, лишив здоровья, судьба наградила его большим талантом, целеустремленностью и трудолюбием.

n6
С.Г. Никифоров. Пастух.

Семену Гавриловичу удалось скопить денег и построить мастерскую в Сажино, разделенную на две отдельные половины – для себя и жены, чтобы не мешать друг другу в творчестве. Здесь появились картины из русской сельской жизни: «На пашне», «Перед грозой», «На картофельном поле» и яркая, праздничная «Ярмарка».
В 1910 году Академия художеств выделила Семену Гавриловичу деньги на стажировку, и он в сопровождении жены отправился в Италию, в Рим.
Именно там и была сделана значительная часть графических работ и этюды, спасенные ташкентским сапожником. К итальянскому периоду относится и его картина « Выезд итальянского короля Виктора-Эммануила III на Всемирную выставку 1911 года в Риме», Знатоки обращают внимание на «тонко переданную вибрацию света и подвижность воздушной среды» присущие картинам, написанным в Риме. Он работал на открытом воздухе, под солнцем. Сделал много набросков и этюдов для будущего большого полотна, где должны были быть свет и морские брызги, ликование молодости и здоровья, всего, чего ему так не хватало в реальности.
Однако резкое ухудшение здоровья вынудило Никифорова прервать работу в Италии. Ольга Николаевна собрала всё им написанное и они вернулись в Россию. Вскоре Семен Гаврилович умер. Жизнь художника оборвалась рано, он прожил немногим более 30 лет.
Остается только догадываться каким образом сестра художника Серафима Гавриловна с мужем и брат Ольги Николаевны Натальиной в 1920-х годах оказались в Ташкенте.
Но, судя по данным С.М. Круковской, Серафима Гавриловна прожила в нашем городе довольно долго. В 1940-м году Серафима Гавриловна обратилась в ташкентский музей искусств с предложением купить портрет, написанный Никифоровым в 1900-х годах. Портрет был показан на 32-й выставке товарищества передвижников в 1904 году.

n4
С.Г. Никифоров. За чтением.

Очевидно, материальные затруднения заставили ее расстаться с наследием брата.
Картина так и называется «Портрет сестры» и с тех пор украшает экспозицию нашего музея. Тогда же, с 1940 по 1947 годы, Серафима Гавриловна передала музею этюд «Художница за мольбертом» (1904), на котором предположительно изображена Ольга Николаевна Натальина, и около 500 (!!) рисунков Никифорова, случайно обнаруженных в ящике на железнодорожном вокзале.

n3
С.Г. Никифоров. Натурщица. 1903 год.

Но и на этом не закончились необычные приобретения работ Семена Гавриловича Никифорова нашим музеем. В 1958 году сотрудники музея во время поездки в Москву знакомились с картотекой запасника Дирекции художественных выставок и панорам. Неожиданно среди произведений современных художников они увидели «Автопортрет» Никифорова. Семен Гаврилович автопортреты старался не писать по причине своего физического недостатка. Сотрудникам музея был известен лишь автопортрет от 1898 года. Найденный же в запасниках Дирекции выставок относился к более позднему времени и к радости ташкентцев был отдан нашему музею.
Таким образом, в собрании ташкентского музея находится много полотен С.Г. Никифорова, причем имеющих не только художественную, но и биографическую ценность. Это портрет его сестры, автопортрет и эскиз «Художница за мольбертом», на которой вполне возможно, мы видим жену Никифорова. Но самыми ценными считаются рисунки неожиданно найденные ташкентским сапожником. Созданные за период с 1904 года, когда Семен Гаврилович только окончил училище, и вплоть до последних его дней в Италии, они демонстрируют не только развитие творчества художника, но и его жизненные впечатления, а также представляют графический раздел его посмертной выставки в 1913 году.

n5С.Г. Никифоров. Этюд старухи.

Стоит ли говорить, что, начитавшись историй о картинах Никифорова и о нем самом, я первым делом отправилась по залам нашего музея искать их.
Более всего мне хотелось увидеть автопортрет Семена Гавриловича, ведь фотографии художника не нашлось. Но к огромному огорчению ни одной его работы, кроме «Портрета сестры» не увидела. Портрет замечательный, но почему выставлен лишь он? Где другие картины и итальянские рисунки, спасенные в 20-х неизвестным сапожником? Так хотелось бы увидеть рядом с ними табличку с биографией художника и рассказом о том, как попали его работы в наш музей. И, конечно, посетители должны увидеть автопортрет Никифорова, которого нет даже в областном музее Рязани, где собраны 150 его работ и проводятся юбилейные выставки.
Очень надеюсь, что картины Никифорова не исчезли совсем, что они в запасниках и когда-нибудь окажутся среди других произведений русского искусства ташкентского музея. Пока же довольствуюсь впечатлениями тех, кому удалось увидеть «Автопортрет» : « Смелым широким мазком художник лепит форму высокого открытого лба, глубокие впадины глазниц, скулы худощавого лица, раздвоенность упрямого подбородка. Черная куртка и уголки белоснежного воротничка оттеняют розоватую кожу шатена, золотистость мягкой пышной шевелюры, холодноватую синеву глаз.»
Источники: 1. Я.Д. Минченков «Воспоминания о передвижниках»
2. С.М. Круковская «В мире сокровищ»
3. Материалы областного музея Рязани.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

2 комментария

  • Николай Красильников:

    Замечательный материал и замечательный художник! С. М. Круковскую я немного знал, она изредка приходила в издательство им. Г. Гуляма, где я работал в 70-е годы. Она дружила со многими ташкентскими художниками первой половины ХХ века, поэтами и писателями (например, В. Титовым-Омским, Б. Чепруновым и другими незаслуженно забытыми ныне мастерами слова и кисти…). Хотя я и вёл в те годы дневники — эх, молодость, молодость! — о многом не расспросил её, другое, казалось, важнее. Спасибо, Татьяна!

      [Цитировать]

  • Тёма Лебедев из студии:

    Сапожники — они такие, ребята не простые!
    А один сын сапожника вообще Россию принял с сохой, а оставил с атомной бомбой!

    Кроме шуток, люди 100 лет назад были умнее. Уровень тогдашнего сапожника примерно равен уровню современного кандидата технических наук или доктора гуманитарных наук — по крайней мере, исследования в Оксфорде дали такой результат. А раз в Оксфорде сказали, значит, так и есть!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.