Из истории Ферганской долины История

Из истории Ферганской долины.
Статья из журнала "Нива" №26 за 1898г.

"В настоящее время взоры всей Европы снова обращены на Среднюю Азию и сосредоточены на Ферганской области. Не успел затихнуть наделавший шума в свое время Памирский вопрос, как  снова Фергана взволновала всю Европу небывалым еще в крае событием-объявлением "газавата" (священной войны) туземным населением Туркестанского края.

Как  признано правительством, неожиданное нападение туземцев на лагерь двух рот 20-го туркестанского линейно-кадрового батальона в Андижане вызвано религиозным фанатизмом. По сообщению временно-исправляющего должность туркестанского генерал-губернатора, ген.-лейт. Королькова, нападение произошло при следующих обстоятельствах:

18-го мая, перед самым рассветом, со стороны селения Дон-Кишлака, прилегающего садами к правому флангу лагеря, шайка туземцев, более тысячи человек, подкралась в полной тишине к  лагерю, — спереди конные, сзади пешие, —  сразу окружила крайний барак, занятый тремя взводами 4-й роты, и бросилась в проходы, затем начала бить и резать солдат при тихих возгласах, «ур»; дневальный и дежурный по роте были убиты в числе первых; дежурный по двум ротам, раненый в голову и плечо, бросился к 5-й роте, к  ней же пробивались успевшие схватить ружья, отбиваясь штыками и прикладами, люди 4-й роты. Нижние чины 6-й роты были разбужены дежурным и фельдфебелем; часть их штыками начала отбивать туземцев, а другая получила караульные патроны, которых имелся один ящик. Спавший в ближайшем бараке подпоручик  Нарселадзе, по раздаче патронов, открыв огонь, бросился на мятежников в штыки. Туземцы отбивались шашками, кинжалами, батиками, кольями и серпами и начали, отстреливаясь, отступать - тогда были убиты мулла, читавший Коран, и бывшие вблизи него 10 человек со значками, остальные убитые и раненые увозились быстро отступавшими мятежниками. Нарселадзе выстрелом из револьвера сбил с лошади, а солдат прикончил штыком человека с зеленым знаменем. От начала нападения до бегства прошло не более четверти часа. В лагере находилось сто шестьдесят три нижних чина. В виду панического страха русского населения города, жены и дети на следующую ночь были собраны в крепость, где находился весь гарнизон и куда были перенесены деньги из почтовой конторы и казначейства. С прибытием рот из Оша и Маргелана и с приездом военного губернатора генерала Повало-Швейковского, жизнь города пошла спокойнее. Рота, прибывшая из Маргелана, отбыла обратно на следующий день.

В погоню за бежавшей партией был послан поручик  Агабеков, захвативший предводителя шайки, туземца, жителя Маргеланского уезда, Ишана-Могомета-Али-Халифа. Затем, 23-го мая, вечером, одним из волостных старшин был пойман видный сотрудник Ишана-Субтанкул.

Согласно дальнейшим донесениям туркестанского начальства от 23-го и 25-го мая, в Андижане найден документ в коране убитого муллы, читавшего Коран во время нападения на лагерь. Документ представляет собою воззвание о священной войне и имеет печати двенадцати жителей разных уездов области. Кроме Ишана, арестован его помощник с 38 бунтовщиками; поимки продолжаются; уезд, по-видимому, спокоен; меры предосторожности приняты. В Куве офицером, охраняющим путь, арестованы семь подозрительных человек и удостоверено, что ныне скрытно возвращаются в кишлаки некоторые жители, бывшие в последние дни в отсутствии. В Андижане имеется задержанных 91 человек, подозрительных и участников шайки. К 25-му мая в Оше было арестовано всего сто шесть человек, из них двое подписавшихся под воззванием священной войны; в городе и уездах спокойно.

Генерал-лейтенант Корольков посетил в Андижане лазарет, крепость и лагерь, где из осмотра и опросов убедился, что нижние чипы 4-й и 5-й рот 20-го линейно-кадрового батальона, выдержавшие и отразившие нападение, а также их начальники действовали молодцами и поддержали славу туркестанских войск. Несмотря на тяжелые раны, преимущественно головные, пострадавшие имели бодрый вид. В крепости генерал-лейтенант Корольков посетил Ишана, предводителя шайки. Это человек лет 45, родился в кишлаке-Таджик, Минтюбинской волости; он имеет четырех жен, столько же детей; неграмотен; на опросе при задержании заявил, что после завоевания края русскими в народе началась сильная порча нравов, отступления от требований шариата, ослабление семейных основ. Русская власть хотя и обращалась с народом мягко, но запрещала паломничество, лишила вакуфных доходов и не заботилась о поддержании нравственности и семейных начал. Год назад он будто бы описал это печальное положение турецкому султану, прося совета и указания, и, по его словам, в нынешнем году получил ответ халифа, в котором последний назначил его своим помощником и советовал влиять на народ, чтоб исполнялись требования шариата, причем прислал в подарок старый халат. По поводу нападения 18-го мая он объяснил, что действовал под влиянием душевного расстройства, но теперь понимает, что бессмысленно подниматься против Великого Белого Царя.

В настоящее время в Андижане кроме временно-исправляющего должность туркестанского генерал-губернатора, генерал-лейтенанта Королькова, находятся также командированные по Высочайшему повелению лица, в том числе генерал-майор Чайковский для исправления должности ферганского губернатора, и генерал-майор Ионов, для командования всеми войсками, назначенными для поимки шайки Ишана и водворения порядка. По Высочайшему повелению, ферганский военный губернатор, допустивший среди глубокого мира образование шайки и нападение на русские войска, устранен от должности.

По последним сведениям порядок нигде нарушаем больше не был. Ташкентские почетные туземцы, с разрешения губернатора, выразили верноподданнические чувства, негодование по поводу злодейского нападения в Андижане и просили дозволить им собрать между собою сумму для семейств убитых нижних чинов.

Прискорбное событие это на далекой окраине России почти совпало с другим в высшей степени радостным — с открытием самарканд-андижанской железной дороги, соединившей Андижан с Ташкентом и имеющей огромное значение для развития Туркестанского края вообще и Ферганской области в частности. Оба эти события вызвали во всей России интерес к Ферганской области, о которой, к  сожалению, было до сих пор очень мало известно. Место действия шайки Ишана-уезды Ошский и Наманганский, раньше неизвестные даже в учебниках географии, после переписи оказались равными уездам средней полосы Европейской России. Во всей же Ферганской области, по данным последней переписи, оказалось до двух миллионов населения.

Наряду с двумя другими областями Туркестанского края, как-то: Сыр-Дарьинской и Самаркандской, Ферганская заслуживает особенного внимания, как  по своему политическому положению у подножия Памиров, так  и по богатству обрабатывающей промышленности и непочатых несметных минеральных сокровищ, находящихся в ее горных системах. Ферганская область образовалась в 1876 г. при покорении Коканского ханства и состоит из пяти уездов, как-то: — Маргеланского (во главе с областным городом Маргеланом), Коканского, Наманганского, Андижанского и Ошского. Расположена Ферганская область между 38 и 42° северной широты и 39 1/2 и 44 1/2 восточной долготы и граничит на северо-западе и севере с Сыр-Дарьинскою областью, на северо-востоке с Семиреченскою областью; на востоке с китайскими владениями (Кашгаром) и на юге с Памирскими ханствами: Ваханом, Шугнаном и Рошаном, и наконец, на западе с Самаркандской областью и прилегающими к ней бекствами Бухары, Каратегином и Дарвазом. Площадь территории области, включая и Памиры, занимает 130,000 квадр. верст. В климатическом, почвенном и других отношениях Ферганская область делится на три пояса: верхний, средний и нижний. Первый составляют горные системы Тянь-Шаня, окружающие Ферганскую область кольцом, размыкающимся только на западе у г. Ходжента. Горы эти, достигающие до 23,000 футов над уровнем моря, покрыты вечным снегом, малопроходимы и почти не исследованы. Средний пояс — представляет собою нагорная площадь Памира, а также скаты, ущелья гор и предгорья, на которых кочевое население, пользуясь выпадающими здесь весенними и осенними дождями, занимается хлебопашеством и скотоводством; и наконец, третий пояс представляет собою ровную, немного покатую к западу долину, продолговатой формы, и заключает в себе 20,000 кв. верст, находящихся исключительно под земледельческой обработкой, чему особенно способствует необыкновенная плодородность почвы, состоящей из глинистого ила, известного под названием "лёса". Эта долина представляет собою как бы один цветущий сад, переполненный всевозможными фруктами и разнообразными злаками. Множество виноградников, богатые поля хлопка, люцерны, кукурузы, джугари и риса приятно ласкают глаз и наглядно напоминают о несметных богатствах края, находящееся в реках диких и трудно цивилизующихся туземцев. Климат Ферганской долины отличается своею необыкновенной ровностью. С февраля месяца обыкновенно наступает полная весна, все зеленеет, и температура достигает до 20°. В марте она быстро повышается, и уже в мае нестерпимая жара становится тягостною даже и для жителей юга. В июне, июле и августе температура подымается до 43° в тени, а в конце октября она сильно падает, ни жара сменяется сырою дождливою погодою, продолжающеюся иногда до января месяца, когда на короткий срок выпадает снег и держатся легкие морозы. Иногда же зимы и совершенно не бывает.

Таким образом, в течение 6-ти месяцев сильный зной и страшная засуха царят над Ферганою, которая превращается за это время как бы в одну раскаленную печь. В виду этих неблагоприятных условий населению приходилось и приходится вести все время борьбу с природою в смысле орошения своих земель. Еще с незапамятных времен вся Ферганская область, за исключением горных пространств, где земля орошается атмосферного влагой, покрылась сетью ирригационных сооружений и оросилась арыками, т.е. искусственно выкопанными канавами, которые снабжают жителей и их поля чистою проточного водою, обеспечивающей туземцу главный источник существования. Поэтому самый главный вопрос в крае для его благосостояния и богатства, это вопрос ирригационный, составляющий в настоящее время злобу дня в наших среднеазиатских владениях.

Ферганская долина находится в весьма благоприятных условиях для искусственного орошения, источниками которого служат реки Нарын и Кара-Дарья, образующие при соединении р. Сыр-Дарью. Но, к  сожалению, ирригационная вода распределена в области весьма неравномерно. Вследствие такого положения дел является то, что в Ферганской области, имеющей сравнительно достаточное количество воды для полного орошения, множество земель или совершенно пустует, или обрабатывается один раз в несколько лет, а наряду с этим в других частях области земли, вполне пригодные для обработки, превращаются в непроходимые болота, вследствие изобилия воды. В целях, развития в области ирригационного дела наше правительство предприняло целый ряд тяжелых и грандиозных работ, возложенных на заведывающего ирригацией в области, инженера Соковича, уже много лет неутомимо работающего по орошению для пользы области. В числе многочисленных сооружений, произведенных г. Соковичем, особенного внимания заслуживают работы по прокопке громадного Балыкчинского канала между р. Кара-Дарьей (изменившей свое русло и оставившей без воды огромное пространство земли) и Улугнаром-арыком. Балыкчинский канал замечателен тем, что он пересекает глубокий Сукискенский овраг, имеющий ширины 16 саж., посредством железного желоба, поставленного на каменных устоях, так  что вода проходит над оврагом как бы по большому железному мосту. Сооружение это стоило больших трудов и средств. Наряду с ним в местности Уке — Суарасы (междуречье), лежащей между реками Нарывом и Кара — Дарьей, предпринята прокопка канала, длина которого определена в 45 верст.

Чудную картину представляет собою Улугнар-арык, выкопанный ханом Худояром, последним владыкой Коканского ханства. Обсаженный по берегам громадными талами, он несет в тени ровно и плавно свои холодные воды и походит скорее на широкую реку, чем на канал, вырытый руками человека. На протяжении 70-ти верст величественно тянется он среди зеленого ковра полей и кишлаков (селении). Местами проходит арык над землею, в искусственно сделанных берегах, местами протекает в огромных выемках, и все эти работы были произведены без предварительных, изысканий, без техников и инженеров. Нужда в воде и восточный деспотизм были главными двигателями работ. Невероятные ужасы рассказывают туземцы о прорытии этого огромного канала. Сотни тысяч людей погибли при работах от голода и изнурения. Многие были обезглавлены за нерадение, многие остались нищими, без куска хлеба, лишенные своих домов, разрушенных для проведения канала. Некоторые из землевладельцев, у которых отнимали имущество, бросались ниц на свою землю и не отдавали ее, говоря, что лучше умрут, чем уступят свой насиженный клочок, но их тут же на месте и обезглавливали. И вот, упитанный кровью и потом, Улугнар-арык теперь удлиняется еще уже русскими техниками и сбросит воды свои в р. Сыр-Дарью.

Интересно то, что арык  этот, на всем его протяжении, пересекают и поверх его берегов, и под его дном, посредством труб и деревянных желобов, другие арыки, так  что он вовсе не является преградой для прочих ирригационных каналов.

Семейство сартов. Ферганская долина.Благодаря уже существующим, ирригационным сооружениям, за последние годы произведено много новых запашек, а в Ошском уезде даже появилось целое русское селение Покровское, образовавшееся из семейств русских переселенцев, численность которых все с каждым годом увеличивается. Благодаря развитию орошения, развилась и культура, несмотря на то, что ленивые сарты, которыми преимущественно заселена Ферганская область, трудно поддаются цивилизации. Например, до сих пор они не употребляют европейских земледельческих орудий и прибегают к самым первобытным способам обработки земли. Кроме того, благодаря своему флегматичному характеру и сложившимся благоприятным условиям жизни, сарты (рис. на стр. 516) довольствуются очень небольшим, любят праздную жизнь, и небольшая часть их, не имеющая своего угла, идет в наемные поденщики (мардикеры), но стоить только им обзавестись несколькими десятками рублей, как  они сейчас же стараются сделаться бакалами (лавочниками) и открывают торговлю, которая составляет, самое почетное занятие в Средней Азии.

Любимым развлечением сартов служит посещение чайхане (чайных), сплетничанье и политические разговоры. На базаре известно все, что делается в Афганистане и Индии, вообще все, что касается только Востока. Здесь же производится азартная игра в кости, бой перепелов, пляска батчей, т.е. мальчиков, переодетых в женское платье. Другая часть населения, киргизы обыкновенно кочуют в горах и летом собираются в долину большого Алая, где их скот пользуется роскошною травою. Карицы-народ более симпатичный, чем сарты. Киргиз прекрасный джигит (наездник), чудный охотник и отличается прямотою и честностью характера, но зато совсем не работник, и единственный излюбленный его труд, это - пасти скот и редко-редко вспахать и засеять маленький клочок  земли; все же остальные работы и даже вьючку лошадей при кочевке с места на место производят его жены, а он ездит с утра до вечера по соседним аулам и собирает новости, до которых житель Востока всегда большой охотник. Что касается прочего населения Ферганы - таджиков и узбеков, то они разбросаны по области, и первые населяют преимущественно памирские ханства, покоренные афганцами. Русские населяют только города, а также селение Покровское, в Ошском уезде. Преимущественно русское население состоит из военнослужащих, гражданских, чинов, торгового класса и в весьма небольшом, количестве мещанского сословия.

Приятно видеть туркестанские города, заселенные русскими. Правильно и красиво распланированные улицы, обсаженные огромными пирамидальными тополями, везде журчание оросительных арыков. Беленькие, или выкрашенные, всегда чистенькие, кирпичные дома, имеющие при себе фруктовый тенистый сад с купальней. Необыкновенно чистый, кишащий пестрою толпою, базар, на котором жизненные продукты продаются по неимоверно дешевым ценам (мясо 3 к. фунт, баранина-5 к.). Фрукты тоже страшно дешевы, например цена винограда доходит до 1/2 к. фунт. Персики валяются по тропинкам садов и по улицам, и их никто почти не ест, а абрикосы (урюк), чудные дыни, каких в Европе за деньги не достанешь, груши, яблоки и проч.- все это почти даром. Таковы характерные особенности туркестанских городов. Я не говорю уже о Ташкенте, который, несомненно, лучше многих из наших губернских городов Европейской России, а скажу, например, о Коканде и Маргелане. На каждом шагу можно встретить там красивые здания, большие магазины; кроме того, к  услугам приезжих имеется несколько гостиниц, и сколько мне ни приходилось слышать отзывов от посещавших Среднюю Азию иностранцев, они всегда с восторгом отзывались о туркестанских городах, и только удивлялись, как  это в Европе сложилось такое невыгодное мнение о Туркестане. Между тем у нас, говоря о Туркестане, сосредоточивают все понятие об этом крае около названия "Ташкент", а о Ферганской области и, например, о городе Маргелане, где есть и окружный суд, клуб и театр, где также, как и в Европе, катаются на велосипедах, где веселятся и живут, положим, менее шумной, но все же вполне европейской жизнью, — мало кто имеет понятия.

Теперь же, с открытием железной дороги от Самарканда до Андижана, жизнь русских в Туркестане будет еще лучше и комфортабельнее обставлена. Промышленность быстро разовьется, и Ферганская область соединится теснее с сердцем России. В настоящее время садоводство и виноделие достигло уже огромного развития в Ферганской области; имеется много виноделов, снабжающих ферганцев прелестным чистым виноградным вином из 70-ти сортов винограда. Шелководство с каждым годом принимает также все большие размеры, смертность шелковичного червя почти исчезла. Значительному развитию шелководства способствовало устройство гренажных станций и разрешение генерал-губернатором привозить иностранную грену. Большая заслуга в этом деле принадлежит и г. Алоизи, открывшему бесплатную школу шелководства в г. Коканде; в 1894 г. только за один год существования грены г. Алоизи было собрано коконов за сезон 74,096 пудов.

Отрадную картину представляет собою школа шелководства г. Алоизи в Коканде. Огромный дом в два этажа (редкость в Туркестане), отведенный под школу, выстроен на собственные средства г. Алоизи. В больших комнатах, уставленных вдоль столами, за микроскопами сидят в тюбетейках и халатах бородатые сарты-ученики, прилежно рассматривая в микроскоп грену. На стенах висят картины, изображающие в увеличенном виде болезни шелкопряда. Тут же находится и сам г. Алоизи, объясняющий и читающий лекции своим ученикам, или наблюдающим за работами «микроскопистов». Эти ученики получают жалованье от г. Алоизи; по окончании курса обучения они получают от него в дар микроскоп и грену и отпускаются для занятия, — шелководством. Таким образом г. Алоизи из своих рабочих учеников делает опытных шелководов, а тем, конечно, упрочивает и самое шелководство в области, не получая при этом никаких пособий от казны.

Самое же видное место из добывающей промышленности, несомненно, в Фергане заняло хлопководство. Все поля Ферганы, на которых прежде покачивались стройные колосья ячменя и пшеницы, теперь засеяны хлопком. Каждый туземец, у которого только имеется клочок  земли, сеет на нём хлопок  и, собрав его, везет продавать, обеспечивая, таким образом, себя на всю зиму. О хлебе он и не думает, он питается рисом, которого много сеется в области. Однако подобная хлопкомпания не могла не отозваться вредно на прочих продуктах: хлеб вздорожал, мясо дошло до 4 коп. за фунт (цена очень высокая) и даже пришлось выписывать хлеб из Европейской России. Опять-таки все эти осложнения происходили от отсутствия железной дороги, с проведением которой вся картина совершенно изменится. Край все более и более будет заселяться русскими, теперь еще недоверчиво относящимися к Туркестану и воображающими об этой полной непочатых богатств части России, как  о чем-то ужасном.

Туркестанский край, а особенно Ферганская область, это одно из "самых лучших мест нашей обширной родины, и не пройдет десятка лет, как  жители Европейской России, будут стремиться туда, как  стремятся теперь в Крым и на Кавказ."

Автор Б. Тагеев. "Нива" № 26 за 1898г.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

3 комментария

  • Хайдарыч:

    «…и сколько мне ни приходилось слышать отзывов от посещавших Среднюю Азию иностранцев, они всегда с восторгом отзывались о туркестанских городах, и только удивлялись, как это в Европе сложилось такое невыгодное мнение о Туркестане.»

    Кажется с тех пор ничего не поменялось. Из минусов добавился аэропорт, и, конечно, унтеры Пришибеевы.

      [Цитировать]

  • Bekhzod:

    «и все эти работы были произведены без предварительных, изысканий, без техников и инженеров. Нужда в воде и восточный деспотизм были главными двигателями работ».

    Народ, занимавшийся орошамемым земледелием, уж наверняка мог знать как рыть каналы. И восточный деспотизм тут ни причем.

      [Цитировать]

    • Хайдарыч:

      Автор, видимо, ничего не слышал про мирабов, которые не просто были неотъемлемой частью общества орошаемого земледелия, но занимали в нем одно из почетных мест.

      А вот еще выдержка тех времен о Ферганской долине:

      «Приходилось покидать плодоносную Фергану в самый расцвет весны. Еще только 4-е мая, а уже громадные ветвистые яблони здешних садов осыпаны мириадами яблок, которые уже теперь покрупнее наших лесничек. Тутовые ягоды совсем налились, клубнику едят уже несколько дней…
      Все здесь цветет, и густые зеленые опахала деревьев разливают, качаясь по ветру, нежное благоуханье своих цветов! Пшеничные и ячменные поля тоже цветут и тоже тихо колышат по ветру свои налитые колосья, осыпанные кругом будто золотистою пылью, едва не сквозными, трепещущими на солнце, тычинками… Цветут и улыбаются, сквозь зеленые стены колосьев, будто кроткие голубые глаза девушки, ярко-синие васильки, — обычные цветы наших черноземных полей в развал лета…
      Ничего нет удивительного, что под чарами весны древняя Фергана кажется земным раем своего рода, из которого не хочется уезжать.
      Фергана — в сущности, один бесконечный сад, один громадный густонаселенный кишлак, тянущийся вдоль своей реки-поильницы на сотни верст. Покидая ее, я жадными глазами художника тороплюсь навсегда запечатлеть в своем сердце ее оригинальный, оживленный пейзаж, подобного которому не увидишь ни в Италии, ни в Швейцарии, — эти глиняные плоскокрышие дома с разукрашенными дувалами, тонущие в зелени садов, эти базары и караван-сараи на каждом шагу, эти характерные двухколесные арбы, высокие, как башни, этих верблюдов, этих осликов, этих черноглазых красавцев-детей, этих ширококостных киргизов в белых острых колпаках и пестрых ярких халатах…
      К чудной весне, будто нарочно на радость нам, присоединились и чудные лунные ночи. Под обаянием месячного сияния все кажется еще поэтичнее, еще красивее, и эти тихие переулочки кишлаков с неподвижными статуями женщин, укутанных в саваны, в тени гигантских вязов и шелковиц; и эти сановитые фигуры бородачей в величественных тюрбанах и длиннополых халатах, с серьезной важностью восседающие под уютными навесами чай-хане вокруг дымящегося самовара, освещенные красноватым светом фонаря. И эти черные провалья прудков у подножия скромной мечети, осененные огромными старыми деревьями; и эти крытые базары со всеми своими таинственными уголками и наивною, почти младенческою торговлею; эти караван-сараи с неподвижно отдыхающими верблюдами, с спящими кругом них утомленными путниками…
      В этой привычке проводить свой вечер в мирной беседе за чашкою чая, на опрятном коврике, в благопристойной одежде и в приличном виде, не оскорбляя священного покоя ночи безобразными криками и пьяною руганью, — сказывается глубоко симпатическая черта нравственного характера здешнего народа, та душевная воспитанность его, которой, к великому стыду нашему, так часто недостает нашему русскому простому человеку, несмотря на все его многообразные способности и его несомненный ум.
      Когда я проезжал такими яркими месячными ночами через бесконечные сады и селения сартов, безмолвно впивая в себя тихую поэзию их мирной трудовой жизни, мне невольно приходило на мысль, какие долгие века живут здесь по-своему счастливо эти люди, которых мы совсем неосновательно считаем какими-то варварами, — живут и жили, нисколько, по-видимому, не нуждаясь в европейской указке, давным-давно выработав себе необходимые им приемы хозяйства, торговли, промышленности, общежития, учась и работая по-своему, по-своему любя и ненавидя, по-своему веруя и молясь.
      И кто из искренних людей решится сказать, после всего того, что переживает теперь европейское человечество, — что им, азиатцам, приходится позавидовать нам, хитроумным европейцам?»

      http://rus-turk.livejournal.com/365258.html

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.