Опять о Пушкине и о другом… История Старые фото Фото

Автор Рустам Шагаев

Опять о Пушкине и о другом...

Каждому просвещенному человеку дорого это имя. Ведь со стихотворений и сказок Пушкина мы начинали формироваться и мыслить, приобщаться к прекрасному. А это, по высокому счету, больше, чем весь прогресс современности с его машинами, компьютерами и ракетами.

Опять о Пушкине и о другом...

…Несколько лет назад я был в Гатчине, что под Санкт-Петербургом, в местах, где прошло детство Пушкина. Видел огромный дуб, описанный в любимой сказке, побывал в его музее, где и приобрел на память вот это чудное блюдечко с его автопортретом.
Вот еще одна грань его гения. Пушкин был не только великим поэтом, прозаиком и драматургом, но и прекрасным рисовальщиком.

Опять о Пушкине и о другом...

Одним легким росчерком пера он набросал свой профиль и кудри. затем весело нанес последний штрих – бакенбарды.

Ай да Пушкин!..

Когда я учился на журфаке, курс русской литературы нам читала замечательный педагог Давшан. Тогда я написал курсовую работу о рисунках Пушкина. О том, как на полях рукописи «Евгения Онегина» он иллюстрировал свой роман, которому отдал семь лет жизни.

Тогда Александра Николаевна сказала: «Вы пишете лучше, чем рассказываете». Жаль, что не осталось копии той курсовой…
В июне 1974 года, к 175-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, в Ташкенте был сооружен его памятник. Более 40 лет он украшает нашу столицу, сразу полюбился ее жителям и гостям. И я, как журналист и гражданин, посчитал своим долгом найти историю его возведения.
И в этом помогли ташкентские искусствоведы Эльмира и Нигора Ахмедовы – дочери корифея узбекской живописи, народного художника СССР Рахима Ахмедова.

Опять о Пушкине и о другом...

Опять о Пушкине и о другом...
Автор этой замечательной скульптуры - народный художник СССР, Герой социалистического труда Михаил Константинович Аникушин.

Опять о Пушкине и о другом...

Эти два крупных художника были друзьями. Сблизились в годы учебы в Академии художеств, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина в Ленинграде. Михаил прошел войну, был старше своего смуглого друга на четыре года и опекал его. Северная столица, ее строения и памятники, обучение в одном из лучших в мире художественных вузов сформировали в них больших мастеров реалистического направления.

И эти годы молодости, зимой студеный ветер с Невы и белые ночи летом, совместное житье в общежитии (Аникушин был родом из Москвы), студенческие билеты, позволявшие бесплатно посещать все музеи, запомнились навсегда.

И эту дружбу они сохранили на всю жизнь.

В начале 70-х годов прошлого столетия Рахим Ахмедович пригласил друга в Ташкент. Тогда он был председателем Союза художников Узбекистана. И в один из дней позвонил первому секретарю ЦК КП Узбекистана Ш.Р. Рашидову и сообщил об этом визите.

Шараф Рашидович пригласил их к себе. Вот тогда и зародилась идея возведения памятника Пушкину в Ташкенте.

Опять о Пушкине и о другом...

В семейном альбоме Ахмедовых сохранились уникальные фотографии, сделанные во время посещения Рашидова со своими подвижниками персональной выставки Рахима Ахмедовича в Центральном выставочном зале Союза художников Узбекистана, посвященной 50-летию художника. Был на этом визите и Михаил Константинович Аникушин.

Опять о Пушкине и о другом...

Эти снимки известного ташкентского фотожурналиста Бориса Мизрохина публикуются впервые.

Опять о Пушкине и о другом...

Посмотрите, какая теплая и непринужденная атмосфера сохранилась на них. Шараф Рашидович был высоким, статным и красивым мужчиной. Человек высочайшей культуры, он и всех своих соратников приобщал к миру прекрасного. Когда он приезжал на премьеру в театр, вместе с ним была вся партийная элита.

С улыбкой вспоминаю, как однажды я был на свадьбе сына одного высокопоставленного бонзы. Она проходила на правительственной даче в Кибрае. Это была не свадьба, а скорее заседание бюро ЦК КП.

На самом почетном месте восседали Рашидов и его окружение, а жених с невестой – где-то в тени.

Стол был сервирован, как в лучших домах Лондона и Парижа. Помню, черешня в хрустальных вазочках была размером с яйцо перепелки. Каждую пару обслуживал официант в накрахмаленных белых перчатках. Сервис был высочайший. Положишь косточку на тарелку, не успеешь оглянуть зал, а тарелка уже чистая.

Шараф Рашидович выпил три маленькие рюмки. Этому примеру последовали все, а потом встали и ушли.

Но вернемся к Пушкину.

Опять о Пушкине и о другом...

В тот приезд в Ташкент Михаил Константинович жил в особняке Ахмедова на улице Отар-углы, отдыхал на его даче в Ак-таше. На память об этих чудных днях он слепил небольшой бюст поэта и подарил его Рахиму Ахмедовичу.

Опять о Пушкине и о другом...

Вот дарственная надпись скульптора.

В 1989 году я был в Ленинграде, полетел на открытие персональной выставки Рузы Чарыева. Тогда увидел аникушинского Пушкина на площади Искусств.

Опять о Пушкине и о другом...
Никогда не забуду, как познакомился с Михаилом Константиновичем. Было жаркое лето – пора отпусков. Искусствовед Зоя Рахманова должна была возвращаться в Ташкент, а у авиакассы – огромная толпа.

И Аникушин, председатель Ленинградского отделения Союза художников СССР, стоял в этой знойной очереди, чтобы выбить Зое билет.

Опять о Пушкине и о другом...

Я удивлялся: народный художник страны, Герой соцтруда, отложив все свои дела, хлопочет о незнакомом человеке с маленькой дочуркой.
А он был просто Человеком с большой буквы!

Его величие – в этом простом желании помочь женщине, оказавшейся в чужом городе. Способны ли на такое сегодняшние сытые руководители?

Опять о Пушкине и о другом...

Такими же чертами обладал и его ташкентский друг. В 2006 году в Центральном выставочном зале открылась экспозиция «Рахим Ахмедов и его ученики». Это была потрясающая ретроспективная выставка, посвященная 85-летию художника. Тогда я сделал этот снимок устоза с шогирдами.

Опять о Пушкине и о другом...

Отпечатал его в метровом размере, оформил в паспарту и багет и вместе с фотоальбомом принес Эльмире: «Мой подарок папе!»
Рахим Ахмедович, увидев презенты, сказал: «Я должен заплатить Рустаму».

- Папа, Рустам у художников деньги не берет!
Прошло время, Эльмира звонит мне: «Папа передал тебе картину».

Опять о Пушкине и о другом...

Когда я приехал за ней, то, увидев, ахнул: «Это же шедевр!»
А она смеется: «Послушай, что сказал папа." Рустаму нельзя дарить плохую картину. Он собирает коллекцию здесь, в Узбекистане».
Вот человек!
За окном – октябрь. Любимый месяц Александра Сергеевича.
«Унылая пора, очей очарованье!»

Опять о Пушкине и о другом...

Кто любит наши горы, знает, что, не доезжая десяти километров до подножия Чимгана, на левом склоне горы растет чинара, напоминающая профиль поэта.
Сама природа очарована Пушкиным!

Рустам ШАГАЕВ,
фото автора и из архива Р. Ахмедова – специально для сайта www.nuz.uz

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

1 комментарий

  • guarik:

    Спасибо за интересный живой материал!
    Приглашаю на свой сайт познакомиться с моим откликом на перенос чудесного памятника любимому поэту с окраины Ташкента практически в центр узбекской столицы, самую гущу народной жизни:
    среда, 12 августа 2015 г.
    Не зарастёт к нему народная тропа
    http://guarik-guhar.blogspot.com/2015/08/blog-post.html

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.