Андрей Слоним. «Под полуденным солнцем» Литература

Цикл стихотворений – Часть вторая.

* * *

Неведомо когда в сердцах основ
Возникла сущность самых важных слов,
Которым ни начала нет, ни срока.
И Тот, кто дал значенья слов живых
Нам завещал святые смыслы их
Хранить в столетьях как зеницу ока.

Произнесли их в первый раз уста.
Незащищённость их и простота
Парили над обыденностью пресной.
И были зори… И клялись сердца
В любви земной до самого конца,
Или верней – до грани неизвестной.

В неведомости выбора путей,
Защиту от неистовых страстей
Хранили те слова в себе подспудно.
И тот, кто был им верен, сознавал
В них ясность отражения начал,
Которые растратить безрассудно.

Но в некий грозный и мятежный век
Безвестный и беспечный человек,
Раскинув карты, проиграл безбожно
Бог весть кому те главные слова, –
Хоть в глубине души не раз, не два
Жалел, что возвратить их невозможно…

А что же мир? Он стал почти простым.
А слово – неразумным и пустым
Неистовой гордыни выраженьем.
Сгущается бессмыслицы туман,
Трескучий пустословия обман
Грозит красотам мира искривленьем.

В духовных дебрях тропки не найти.
Бредём мы по извилинам пути,
Нам очень жаль себя, мы шумно дышим.
А в небе, где простор и синева,
Летят как птицы главные слова
И что-то нам кричат. Но мы – не слышим…

МЕТЕОР
Он летел сквозь кромешную бездну пространств,
Он хранил в себе свойства былых постоянств,
Свет великих открытий в сиянье лица –
И безмерную горечь пустого конца.

Он осколком планеты исчезнувшей был…
В бесконечную даль он свой путь устремил,
Начертавши на атомах памяти то,
Что материй лицо превращает в ничто.

Тайны нёс он с собой о началах начал.
В беспредельной тиши он беззвучно кричал
О всесилии мысли, величии слов –
И о варварстве дел, о разрухе миров.

…И когда перед ним начертался портрет
Самой светлой, живой из лазурных планет,
Он почуял, что эта планета жива,
И уже подготовил для встречи слова.

От крушенья спасти он планету решил.
Горечь правды поведать он очень спешил,
В атмосферу ворвался, свободный вполне,
И – сгорел в ослепительно-жарком огне…

…Ну, а все, кто с поверхности видеть могли
Яркий след в небе ночи над плотью Земли –
Восхитились лишь тем, как прекрасен был вид
Одного из летящих к Земле Персеид…

* * *

Коснулось небо звёздных струн
Легко и нежно.
И звук родился… Был он юн
Столь безмятежно,
Что был неслышимым почти, –
Но в вышней дали
Увидел радости пути,
Пути печали.
Узнал, что ясно и светло,
Пока дух молод.
Познал, что будет с ним тепло –
И лютый холод.
Предвидел он, что будет шанс
Потешить ладом, –
Как и нежданный диссонанс
Со всем, что рядом.

Но столь же страстно верил он,
Что радость будет –
Растопит скользкий лёд времён,
Жар зла остудит.
Он рвался через тьмы поток
И все потери
В тот мир, что нежен, и жесток
В единой мере.
Кого-то звал, кого-то ждал,
Пока – напрасно.
Стояли тверди серых скал
Пред ним безгласно.
Но жил он, смолкнуть не посмев,
Зачёркнут не был –
Уже не звук, уже – напев
Земли и неба.

Взметнул над бренным миром свой
Взмах дерзновенный
Тот, кто вершил над всей Землёй
Ноктюрн Вселенной.
И взмыл в немеркнущей дали,
Что всех чудесней –
Мотив, став неба и земли
Бескрайней песней.
Сильна как море, как скала,
Прекрасно, смело
Она жила, она звала,
Она летела.
Сиял в ней свет десятков лун
Неповторимый,
И небо, что коснулось струн
Рукой незримой…

* * *

Лес тих и глух. Дорога – рядом,
Чащобы – метрах в десяти.
Непросто нам бегущим взглядом
След явной жизни в них найти.
Спешит автобус. Близок вечер,
Темнеет небо над землёй.
А лес бежит, бежит навстречу, –
Непроходимый и густой.
В комфорте быстрого экспресса,
Что мчит по гладкому шоссе,
Все думают о тайнах леса,
Его загадочной красе.
Найдя и образы, и краски,
Чтоб расцветить неправды вид,
О лесе сочиняют сказки.
А он – смеётся и летит!

Смеётся над неправдой вздора,
Опять, и вновь разгадок ждёт
Всего, что спрятал он от взора, –
Того, что только с ним умрёт.
Что древних кладов всех дороже,
Что, помня давнее родство,
И – непохоже, и – похоже
На человечье естество.
Легко ли главное приметить,
Что и велико, и мало?
Легко ли распознать, ответить,
Что в чаще той произошло?
Кто там, неведомый, старался,
И выжить, и преодолеть?
Чей мир непознанный остался
Навеки замкнутым, как клеть?

…Там маленькое государство
В траве невидимо живёт.
А рядышком в болоте царство
Изнемогает от невзгод.
Знакомо муравьиной куче
Крушенье грозное миров –
Ведь для неё гроза и тучи
Страшней вселенских катастроф…
Кто вместе там, и кто отдельно
Торжествовал – иль умирал?
Кто был там счастлив безраздельно?
Кого лихой поток умчал?
…Нет, не взвалить тот груз на плечи,
Вовек ответов не найти!
…Всё лес бежит, бежит навстречу.
А тайна – метрах в десяти…

* * *

Да, – будет вечно всё… Закаты и восходы,
Затиший череда – и громы летних гроз.
Как птицы в небесах, промчатся стаей годы,
В которых будет жизнь – не в шутку, а всерьёз.
Да будет вечно всё – и молодость, и зрелость,
Отчаянье – и луч светлеющих надежд,
И ярости прорыв, и важных слов несмелость,
Негромкость мудрецов, настырный крик невежд…
Да! Будет вечно всё, – беспечность грёзы детства,
Далёкий сад в цвету – и маленькая дверь.
Но нет от дверцы той ни ключика, ни средства
Проникнуть за порог – ни прежде, ни теперь…

Да будет вечно всё, что живо, как и прежде,
Что не страшится лет бесстрастной череды,
И верно лишь одной мерцающей надежде
На то, что близок миг сияния звезды…
Да, – будет вечно всё, что в странностях прекрасно,
Что живо по иным законам естества,
Что, прячась от всего, над всем безмерно властно,
Жалея горько нас, не помнящих родства…
Да будет вечно всё, что в вечности родилось,
Что путь тернистый свой из древних дней ведёт,
И жаждет нам дарить, как благостную милость
Открытий и утрат свой беспредельный свод…

Да… Будет вечно всё! – и слёзы, и улыбки,
И правда, и обман, и статика, и путь,
Моменты правоты – и горькие ошибки,
Которые нельзя стереть иль зачеркнуть…
Да будет вечно всё, что быть не может вечным, –
Но всё же, обретя устойчивость основ,
Предел путей земных продолжит в бесконечном
Движении за грань привычности миров…
Да будет вечно всё!.. Пусть в дебрях тайн безгласных,
В которых не найдет ответ ни ум, ни взор –
Душа найдет свой путь в метаниях неясных,
Чтоб, цепи разорвав, прорваться на простор.

ТИХИЙ ВЕЧЕР
Тихий вечер… Просто – вечер.
Не было ни с кем в нём встречи.
Только гул невнятной речи
Чуть трепещущей листвы.
Окон и огней мерцанье.
И – холодное сиянье
Диска лунного в молчанье
Беспредельной синевы.

Тихий вечер… Скрытный вечер.
Хор сомнений засекречен,
И на них ответить нечем.
Бессловесна неба синь…
Смуты бурные истоки,
Фраз оборванные строки,
Непонятные упреки
Мыслей, горьких как полынь.

Тихий вечер… Добрый вечер, –
Он смятенья духа лечит.
В нём – предчувствия, предтечи
Неизвестного того,
Что, быть может, совершится,
Робко в двери постучится
И заставит удивиться
Тихой радости его…

Тихий вечер… Странный вечер.
Он без слов подставит плечи –
И окажется далече
Тот незримый жёсткий суд.
Вдруг затянутся все раны
Чудодейственно, нежданно!
А неведомые страны
Тихой песней позовут.

Тихий вечер… Чудный вечер!
Звёзд далёких шёпот вечен…
Как божественные свечи, –
В вышине очей их сень.
И покой – что только снится! –
Тьме поможет раствориться,
А душе – на миг забыться,
Чтобы встретить новый день…

Автор – АНДРЕЙ СЛОНИМ, август 2015 года. Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

5 комментариев

  • Николай:

    Боже! Ну кто-нибудь скажет наконец Слониму, что он просто напыщенный графоман! Замучил весь Ташкент своими виршами, которые текут как Салар…

      [Цитировать]

    • Ирина:

      Николай:
      Боже! Ну кто-нибудь скажет наконец Слониму, что он просто напыщенный графоман! Замучил весь Ташкент своими виршами, которые текут как Салар…

      Кроме Вас — некому больше.

        [Цитировать]

  • LVT:

    Успокойтесь, Николай! Вы не «весь Ташкент». Не читайте и не слушайте то, что вам не нравится — и дело с концом. Мне интересна поэтическая речь этого автора. Андрей Слоним, по моему мнению, это заметное и очень своеобразное явление ташкентской культурной среды в совокупности музыкальных, артистических и поэтических граней творчества. Личность редкая, требующая поддержки, даже защиты. Не как жилец такой-то квартиры, на такой-то улицы, а как житель Старого Ташкента, носитель культурного языка прошлого. В будущем будет много интересного, кто же спорит. Но этот ГОЛОС и этот ЯЗЫК вы уже не услышите.

      [Цитировать]

    • Ирина:

      LVT:

      Успокойтесь, Николай! Вы не «весь Ташкент». Не читайте и не слушайте то, что вам не нравится — и дело с концом. Мне интересна поэтическая речь этого автора. Андрей Слоним, по моему мнению, это заметное и очень своеобразное явление ташкентской культурной среды в совокупности музыкальных, артистических и поэтических граней творчества. Личность редкая, требующая поддержки, даже защиты. Не как жилец такой-то квартиры, на такой-то улицы, а как житель Старого Ташкента, носитель культурного языка прошлого. В будущем будет много интересного, кто же спорит. Но этот ГОЛОС и этот ЯЗЫК вы уже не услышите.

      Хочу присоединиться и добавить, что Николай много на себя берет, высказываясь за ВЕСЬ Ташкент.
      Слоним А.Е. — режиссер театра Навои всю жизнь, а туда кого попало не берут, он представитель культурнейшей и известнейшей династии Ташкента и продолжатель их традиций.
      Так, как Слоним А.Е. ведет концерты и ставит спектакли, вряд ли у Николая получится.
      Поэтому, кому не нравится — не читайте и займитесь своим делом.
      И Салар пусть течет себе…

        [Цитировать]

  • Галина:

    Помнится, пару лет назад в нашем православном Соборе около Госпиталки был небольшой концерт, где пели артисты нашего ГАБТ. Был там и А. Слоним. Он тогда прочитал свой стих, не помню названия, но речь шла о письме Татьяны в современном его прочтении. Было бы интересно его еще раз прочитать здесь.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.