Ташкентское суворовское военное училище НКВД История

1943 год остался в памяти старшего поколения как год надежды на скорую победу в затяжной кровавой борьбе с фашизмом. Страна все более обретала уверенность в завтрашнем дне. Ушли в прошлое трагические и в то же время героические 1941 и 1942 гг. Ценой огромных усилий всего советского народа удалось добиться коренного перелома на фронте. Год начался с поражения немецко-фашистских войск под Сталинградом, затем Красная Армия провела крупную наступательную операцию в районе Курска. А для десятков тысяч наших сограждан, и уже седовласых, и совсем юных, 1943 г. стал еще и годом создания ставшего для них родным домом суворовского училища.

3_рота_Ташкент
3-я рота: командир роты майор Бобров, офицеры-воспитатели капитан Скворцов, майор Голышев, капитан Белов, старший лейтенант Нургазиев, капитан Васильев, 20 апреля 1957 года.

На общем фоне создание суворовских училищ не выглядело событием из ряда вон выходящим, ведь открывались же ремесленные и железнодорожные училища, подготовительные классы и др., где получали образование и воспитание будущие граждане великой страны. В борьбе с беспризорностью был использован богатейший опыт 1920-х гг., когда на решение этой задачи были направлены усилия всего государства и общества. Ведь по своим масштабам детская беспризорность во время Великой Отечественной войны не уступала той, которая была после войны Гражданской. Только в Ташкенте и области в 1945 г. до 300 тыс. детей школьного возраста не учились в школе.

21 августа 1943 г. постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) для устройства, обучения и воспитания детей воинов Красной Армии, партизан Великой Отечественной войны, а также детей советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших на фронтах войны и в фашистской оккупации, были созданы специальные военно-учебные заведения, которые должны были дать возможность детям получить наряду с общим средним образованием военные и военно-технические знания, необходимые для дальнейшего успешного обучения в средних и высших военно-учебных заведениях ВС и последующей службы в офицерском звании.

F1_Главное_здание_Ташкентского_СВУ._1950__г.
Главное здание Ташкентского СВУ. 1950 год.

После выхода постановления Наркоматом обороны было открыто 9 суворовских военных училищ, а также Тбилисское, Рижское и Ленинградское нахимовские военные училища. Вполне понятно, что другие силовые структуры – НКВД и НКГБ, имевшие свои войска, центральные и территориальные органы, не могли остаться в стороне, тем более, что и их сотрудники, солдаты и офицеры сражались в рядах действующей армии или самостоятельно решали поставленные правительством задачи. Ко времени создания СВУ существовали самостоятельные наркоматы госбезопасности и внутренних дел. Ташкентское СВУ создавалось НКВД. В управление войск наркомата входили внутренние, конвойные и пограничные войска, войска по охране тыла, железных дорог, промышленных предприятий, правительственной связи, военного снабжения и учебные заведения (15 марта 1946 г. Верховный Совет СССР принял закон о преобразовании Совета Народных Комиссаров СССР в Совет Министров СССР, а наркоматов – в министерства. 13 марта 1954 г. указом Президиума Верховного Совета СССР был создан Комитет Государственной Безопасности при СМ СССР).

В августе 1943 г. руководство НКВД обратилось в советское правительство с предложением об открытии суворовских военных училищ своего ведомства. 4 сентября 1943 г. СНК СССР принял постановление № 946 о создании СВУ войск НКВД в Кутаиси и Ташкенте. Оно было объявлено 27 сентября приказом №605 наркома внутренних дел СССР генерального комиссара госбезопасности Л.П. Берия. В этот же день им же был подписан и приказ №606 «О комплектовании суворовских военных училищ войск НКВД». В отличие от СВУ Наркомата обороны, в Кутаисском и Ташкентском СВУ войск НКВД СССР должна была осуществляться подготовка преимущественно сыновей офицеров, генералов и вольнонаемных сотрудников войск и органов НКВД и НКГБ для поступления их в военные училища и дальнейшей службы в этих ведомствах в офицерском звании.

F3____Офицеры_парадного_расчета_ТшСВУ_1956
Офицеры парадного расчета Ташкентского СВУ МВД СССР, 1 мая 1956 года.

Для отбора и приема кандидатов в СВУ войск НКВД приказами наркоматов внутренних дел республик, начальников управлений НКВД областей (краев) были созданы приемные комиссии. В ТшСВУ направлялись абитуриенты из Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, Алтайского, Красноярского, Приморского и Хабаровского краев, из Иркутской, Московской, Новосибирской, Омской, Свердловской и Читинской областей. Не подлежали приему в СВУ представители национальностей капиталистических государств, а также чеченцы, ингуши, калмыки и крымские татары, уроженцы прибалтийских республик и западных областей Украинской, Белорусской и Молдавской ССР; слабо владевшие русским языком; проживавшие на временно оккупированной противником территории; находившиеся сами и имевшие родственников (отца, мать, братьев, сестер), которые были в плену или окружении противника в период Великой Отечественной войны; судившиеся сами и имевшие родственников (отца, мать, братьев, сестер), осужденных и репрессированных за политические преступления против советской власти; находившиеся ранее в специальных лагерях. Работа приемных комиссий была закончена к 5 ноября.

Подготовкой к открытию училища непосредственно занимался не только Наркомат внутренних дел Узбекистана, но и советские и партийные органы. Сначала для временного размещения суворовцев было выделено здание одной из воинских частей НКВД на ул. Сталина, д. 33. Вместе с тем полным ходом шла подготовка основного корпуса и ряда помещений в одном из живописнейших уголков узбекской столицы у парка Кафанова, на ул. Шевченко, д. 20.

Приемом абитуриентов занимался постоянный состав училища под руководством специальных комиссий, созданных приказом начальника училища полковника Ф.С. Майорова 16 ноября 1943 г. В приемную комиссию вошли: заместитель начальника училища по политической части подполковник И.Н. Тютяев (председатель), члены комиссии: начальник учебного отдела майор И.С. Логунов, начальник строевого отделения подполковник Мурашов, помощник начальника санитарной части училища майор медицинской службы Баскор, заместитель начальника училища по снабжению майор интендантской службы Е.Д. Коган.

Все принятые в училище прибыли в Ташкент к 20 ноября 1943 г. Один из древнейших городов страны – столица Узбекистана встретила будущих суворовцев приветливо. Для них все казалось необычным. Жителей центральной России, Урала, Сибири и Дальнего Востока многое удивляло: старый город поражал своей замкнутостью, некоторой изолированностью от цивилизованной части столицы, на улицах, особенно в старом городе, часто можно было встретить женщин в парандже, в духанах всегда был народ, седые старики в своих неизменных стеганых ватных халатах в чайханах пили зеленый чай.

В течение нескольких дней были проведены полная санитарная обработка каждого из прибывших, медицинское освидетельствование и сделаны предохранительные прививки, проверены общие данные и знания каждого для разбивки их по классам и внутри классов по учебным группам, пионеры и комсомольцы взяты на учет. Все прошли установленный карантин.

К декабрю были укомплектованы 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я и 6-я роты (соответственно в 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й и 9-й классы). Среди поступивших было много «сыновей полков», ребят, награжденных боевыми орденами и медалями за подвиги в борьбе с фашистами, сирот и полусирот, каждый четвертый воспитанник был сыном офицера, генерала или сотрудника войск НКВД, находившегося в действующей армии, у каждого пятого отец погиб на фронте.

После зачтения приказа о зачислении в училище поступившие получили гимнастерки без погон, т.к. стали лишь кандидатами в воспитанники, и только с 7 ноября (поочередно, не все сразу) – суворовцами.

Плановые занятия начались 1 декабря 1943 г. Торжества по случаю открытия СВУ были приурочены к 19 декабря, кануну профессионального праздника чекистов, о чем сообщили газеты Ташкента. Это было важным событием в жизни города. Но полноправной войсковой частью войск НКВД ТшСВУ стало лишь с вручением ему Боевого Знамени 23 февраля 1944 г.

Прошли первые трудные годы становления училища, жизнь его вошла в спокойное русло. В своей повседневной деятельности постоянный и переменный состав училищ сначала руководствовался уставами ВС, инструкциями и приказами НКВД (МВД), а позднее и специально подготовленными для этого документами, в частности «Временным положением о СВУ» и «Правилами» от 29 августа 1950 г., введенными в действие приказом министра внутренних дел 31 января 1951 г. генерал-полковника С.Н. Круглова. 5 октября 1954 г. были приняты «Правила внутреннего распорядка и поведения суворовцев училища». «Положение о Суворовском военном училище войск МВД» в новой редакции было объявлено приказом №551 министра внутренних дел СССР 4 июля 1955 г.

С окончанием приемных экзаменов и превращением вчерашних абитуриентов в суворовцев все усилия офицерско-преподавательского коллектива были направлены на реализацию основных целей учебно-воспитательной работы СВУ. Судя по директивным указаниям УВУЗа и политического аппарата суворовских училищ, таковыми являлись:

1. Идейно-нравственное воспитание на уроках.
2. Методическая работа.
3. Выполнение учебной программы.
4. Внеклассная работа.
5. Военная и физическая подготовка суворовцев.
6. Работа партийных и комсомольских организаций по обеспечению учебно-воспитательного процесса.
7. Стенная печать и многотиражная газета.
8. Работа клуба и библиотеки.

На самом деле этот перечень не охватывает всей многогранной работы постоянного и переменного состава СВУ. Фактически она касалась всех сторон жизни суворовцев.

На основании полученного опыта были четко определены основные направления работы всего коллектива, но вся работа офицеров и преподавателей строилась с учетом происходивших изменений в стране. В руководстве работой личного состава училищ принимали активное участие заместитель министра внутренних дел генерал-лейтенант С.Н. Переверткин, начальник УВУЗ МВД генерал-лейтенант Г.Г. Соколов, генерал-лейтенант А.Е. Кочетков, работники центрального аппарата МВД генерал-лейтенант С.М. Буньков, генерал-майоры Г.С. Балябин и И.С. Любый, полковники В.Н. Андреев, Я.К. Солошенко, А.С. Гордиевский и др. Чаще других СВУ посещали и непосредственно решали многие вопросы обучения и воспитания суворовцев генерал-лейтенант Переверткин, начальник УВУЗ МВД СССР генерал-лейтенант Г.Г. Соколов и полковник А.С. Гордиевский.

Штаты офицерского, преподавательского, старшинского, сержантского и рядового состава, вольнонаемных и воспитанников мало в чем изменились за 17 лет: офицеров и генералов – 146, старшин, сержантов и рядовых – 119, рабочих и служащих – 200, воспитанников – 600. По данным 1948 г. офицеры по должностям были распределены следующим образом: начальник училища – 1, строевой офицерский состав – 57, преподаватели общеобразовательных дисциплин – 41, преподаватели общественных наук – 5, политсостав – 10 чел. Общая численность воспитанников в Тш СВУ в различные годы изменялась незначительно: в 1943 г. – 608, в 1946 г. – 619, в 1949 г. – 599, в 1960 г. – 605.

Любовь к военной службе прививалась всем укладом жизни и быта суворовцев, целенаправленной системой воспитательной работы. Как правило, преподаватели, начиная от учителя танцев до преподавателей иностранных языков, были офицерами, педагогами высокого класса, людьми большого обаяния и душевного благородства. Многие из них были фронтовиками, постоянное общение с ними было лучшей школой армейского воспитания. Они передавали юношам бесценный опыт не только в учебных аудиториях, но и на полях тактических учений.

Особая роль принадлежала командному и преподавательскому составу училища. Первыми руководителями, которые проделали основную работу по становлению Тш СВУ, были: начальник училища полковник Федор Сергеевич Майоров, начальник учебного отдела (он же 1-й зам. начальника училища) майор Иван Степанович Логунов, заместитель начальника училища по политической части подполковник Иван Николаевич Тютяев, начальник отдела снабжения (заместитель начальника училища по снабжению) майор интендантской службы Ефим Давыдович Коган. ТшСВУ последовательно возглавляли: полковник (затем генерал-майор) Ф.С. Майоров (19 декабря 1943 г. – 3 сентября 1945 г.), полковник Вячеслав Николаевич Андреев (4 сентября 1945 г. – 17 июня 1950 г.), полковник Платон Андреевич Юхновец (18 июня 1950 г. – 9 января 1951 г.), полковник Николай Алексеевич Гнеденков (10 января 1951 г. – 8 января 1957 г.), полковник Николай Иванович Советов (9 января 1957 г. – 12 июля 1960 г.).

В 1943-1960 гг. важнейшее значение в работе СВУ войск внутренних дел, органов и войск госбезопасности придавалось штатному политическому аппарату и первичным партийным и комсомольским организациям. В процессе обучения и воспитания это была реальная сила. Помимо того, что они давали первичные навыки общественного поведения, через их решения проводились в жизнь многие задумки педагогических коллективов.

В суворовских военных училищах были четко определены служебные обязанности каждой штатной категории. Много сил и старания отдавали преподавательской работе учителя. Они прекрасно владели своими предметами и заслужили огромное уважение и признательность суворовцев. Их труд, кроме как подвигом во имя знания, не назовешь. Многие из них пришли в ТшСВУ молодыми лейтенантами и начинающими преподавателями и с годами получали более высокие офицерские и научные звания, стали мастерами своего дела. Сотням суворовцев они дали прочные знания, воспитали любовь к науке.

Успехи преподавателей ТшСВУ были признаны педагогической и научной общественностью. Об этом, в частности, свидетельствует указ Президиума Верховного Совета Узбекской ССР от 20 января 1954 г., которым почетное звание «Заслуженный учитель УзССР» было присвоено старшему преподавателю русского языка и литературы Н.И. Ивановой, преподавателю математики майору административной службы Н.С. Краснову, старшему преподавателю химии майору Л.П. Мореву, старшему преподавателю физики старшему лейтенанту административной службы А.В. Муравьеву, старшему преподавателю географии старшему лейтенанту административной службы Г.М. Родионовой, преподавателю русского языка лейтенанту административной службы Е.К. Усовой.

Важное значение для подготовки будущих защитников Отечества, их воинского воспитания имела работа командиров рот, офицеров-воспитателей и их помощников.

Постоянный состав каждой роты распределялся так: командир роты – 1, заместитель командира роты – 1, в группах (А, Б, В, Г и Д) офицер-воспитатель и его помощник. Был также еще и старшина роты, как правило, старшина сверхсрочной службы, кроме строевой роты (9-й и 10-й классы), где эти обязанности исполнял один из суворовцев, обычно в звании вице-старшины. Так, в 1946 г. в 3-й роте ТшСВУ командиром был подполковник Ефим Михайлович Салтыков, его заместитель по политической части старший лейтенант Иван Васильевич Сорокин, офицеры-воспитатели: майор Михаил Тимофеевич Вьюнов, капитан Михаил Кузьмич Хаустов, капитан Владимир Трофимович Зайцев, капитан Василий Константинович Карпачев, помощники офицеров-воспитателей: старший сержант сверхсрочной службы Антон Григорьевич Ткачук, старшина сверхсрочной службы Константин Васильевич Люцко, старший сержант Иван Максимович Демиденко. Помощники офицеров-воспитателей, «дядьки», должны были научить мальчиков многому и прежде всего физическому труду и умению «делать все самому».

Учебный процесс СВУ требовал постоянного повышения знаний педагогов и офицеров. В 1950 г. высшее образование имели 58 человек, среднее – 476, окончили 9 классов – 226, 4-6 классов – 66. Большинство офицеров и преподавателей проявляли больше желание учиться дальше и много времени уделяли учебе как индивидуальной, так и в высших и средних учебных заведениях Ташкента и других городов. Например, в 1947 г. 22 офицера и преподавателя учились в вузах. Наряду с обучением в различных вузах, в СВУ много внимания обращалось на повышение квалификации в рамках политической и командирской подготовки. Политподготовка велась в вечерних университетах марксизма-ленинизма, в филиалах университетов марксизма-ленинизма. Многие офицеры и преподаватели изучали историю компартии и международного коммунистического движения с привлечением первоисточников. Для всего офицерско-преподавательского состава регулярно читались лекции научными работниками, преподавателями других вузов и НИИ, партийными и советскими руководителями. С 1947 г. в ТшСВУ действовали курсы подготовки офицеров-воспитателей, где преподавали лучшие педагогические силы столицы Узбекистана.

За 17 лет в ТшСВУ сложился дружный, работоспособный коллектив офицеров и педагогов, способный успешно решать задачи обучения и воспитания молодого поколения будущих защитников Родины. Но не было бы значительных успехов в воспитании и обучении суворовцев, если бы четко не работали все подразделения и службы, призванные оказывать всестороннюю помощь единому педагогическому процессу.

Военный городок ТшСВУ занимал территорию общей площадью 8,4 га, на которой располагались главный корпус и 13 зданий учебно-административного и хозяйственно-бытового назначения общей площадью 10760 кв. м.

Учебный процесс опирался на четкое функционирование всей учебно-технической базы, где были заняты первоклассные специалисты. Они обслуживали работу лабораторий физики, химии и биологии, кабинетов математики, литературы, истории, химии, географии, черчения, военной подготовки и иностранного языка, специальные классы электротехники, автомобильной подготовки, столярные и слесарные мастерские, спортивные залы, летний и зимний плавательные бассейны, типографию, учебно-опытное хозяйство, станцию юных натуралистов, библиотеку учебной и художественной литературы, клуб со стационарной киноустановкой и др.

Много в образовании суворовцев значила работа библиотеки, в которой были книги, рассчитанные на различные запросы читателей, начиная с античных авторов до современных писателей и поэтов. Только в 1949-1950 учебном году библиотеку ТшСВУ посетили 26773 человека, им было выдано 42403 книги. Но процесс чтения не был стихийным, он строго регламентировался «Положением о Суворовском училище войск МВД СССР», которым суворовцам запрещалось «читать книги, взятые не из библиотеки училища, если они не просмотрены офицером-воспитателем».

И все же пища духовная была бы невозможна без пищи материальной, «столовской». Суворовская норма питания значительно превосходила солдатскую и курсантскую. При норме 3223 нетто калорий за счет умения наших хозяйственников мы получали 3500-3900 калорий.

Каждое училище имело свою медицинскую службу, в которой насчитывалось по 4 врача и около 10 человек среднего медицинского персонала и медицинских сестер. В медицинской службе были отделения: рентгенологическое, зубоврачебное и физиотерапии, а также клинические лаборатории и лазарет на 25 мест.

В успешной работе суворовского училища важное место занимали рядовой и сержантский состав подразделений обслуживания.

Основным задачами обучения являлись:

«1. По общеобразовательной подготовке суворовцам твердо усвоить программу за 10 классов средней школы.
2. По военным дисциплинам – подготовить смелого, инициативного, решительного бойца, в совершенстве владеющего личным оружием и умело использующего местность в бою, выносливого, могущего переносить трудности и лишения боевой жизни, а для старших классов — дополнительное ознакомление с основными положениями, нормативами и обязанностями командира отделения и командира взвода».

Занятия в СВУ проходили на основе учебных планов, утвержденных УВУЗ войск НКВД (МВД), отделом учебных заведений КГБ при СМ СССР. Существенные изменения в них были внесены дважды: с переходом на 7-летний срок обучения в училищах в 1956-1957 учебном году и после 20 июля 1959 г. на основе требований закона «Об укреплении связи школы с жизнью и дальнейшего развития системы народного образования в СССР».

Изучение общеобразовательных предметов проводилось на основе программы 11-летней средней школы, которая была дополнена специальными программами военного, военно-технического и трудового воспитания. Особое внимание руководство МВД и госбезопасности обращали на снабжение военных училищ всем необходимым для проведения занятий.
Учебные занятия и вся жизнь суворовских коллективов была регламентирована распорядком дня: подъем в 7.00, физическая зарядка 15 минут, первый завтрак в 8.05, второй завтрак и большая перемена в 11.05; культурно-массовая работа с 14.15, обед в 16.35, отдых в постели в 17.10, самоподготовка в 18.10, свободное время с 20.40, ужин в 21.40, поверка в 22.05, отбой в 22.30 в 1-3-й ротах, в 23.00 в 4-6-й ротах.

Методика преподавания при всем многообразии педагогических приемов преследовала единую цель – добиться прочного усвоения учебного материала на уроке. Проблемы обучения суворовцев чаще всего обсуждались на педагогических советах училищ и педагогических совещаниях рот.

Учебная нагрузка на суворовцев была значительной. Некоторые из них не успевали приготовить уроки во время самоподготовки и занимались после отбоя или вставали до подъема, на переменах не выходили из классов и мало находились на воздухе. Часы, проведенные за партой, дополнялись получением знаний в кружках, секциях, лабораториях и мастерских, на клубной сцене, во время посещения театров, просмотра кинофильмов и пр.

Ведущая роль в обучении и воспитании суворовцев отводилась урокам истории. Основными задачами каждого занятия по этому предмету были: «1) подведение воспитанников в допустимой им форме к пониманию законов общественного развития; 2) показ роли и значения экономических факторов и классовой борьбы в ходе исторического развития, роли нашего народа в мировой истории; 3) воспитание на конкретном материале советской национальной гордости и показ источников советского патриотизма». Преподаватели напоминали суворовцам, что «история – это не книжки, которые вы читаете, чтобы сдать экзамен, а живые люди, которые эту историю делали и с которых надобно брать пример, если, конечно, пример того заслуживает».

Становлению мировоззрения суворовцев способствовало и изучение русского языка и литературы. Настоящими тружениками этих учебных дисциплин, не знавшими отдыха, были майоры Ф.К. Буженик, Ф. Зейхман, И.Д. Кушнер, капитан В.А. Никольский, вольнонаемная Н.И. Херетти и др. Стали обычным явлением проводимые ими читательские конференции. Так, в 1950 г. были обсуждены книги: В. Ажаева «Далеко от Москвы», Айбека (Мусы Ташмухамедова) «Навои», В. Катаева «Сын полка», М. Бубенова «Белая береза» и др. Широко отмечались юбилеи выдающихся поэтов, прозаиков, драматургов. И все же основными были сочинения по итогам учебной четверти, учебного года, на переводных и выпускных экзаменах. На экзамены, как правило, выносились темы мировоззренческого характера, излишне политизированные.

О кропотливой, продуманной работы преподавателей русского языка и литературы свидетельствуют итоги экзаменов в Тш СВУ. Уже в 1947 г. из 77 сочинений выпускников в 21 не было ни одной орфографической и синтаксической ошибки, а в других работах их число не превысило 1-2. О высоком уровне знаний суворовцев свидетельствуют их успешные выступления на городских олимпиадах. Они соревновались со школьниками Ташкента не только по литературе, но и по математике, химии, физике и географии.

Много внимания в обучении суворовцев уделялось иностранным языкам. Достижению этой цели способствовали различные конкурсы: на лучшего чтеца и на лучшего переводчика. В каждом из них участвовало от 50 до 153 человек. С 1957 г. в училище стали проводиться вечера самодеятельности на английском и немецком языках. Так, выпускники подготовили пьесу «Робин Гуд». 19 декабря 1958 г. в честь 15-й годовщины Тш СВУ среди суворовцев 7-й роты, изучавших английский язык, был проведен конкурс на лучшего собеседника. Отличное владение лексикой показал суворовец Феликс Кухрудзе. В 1960 г. под руководством преподавателей Л.В. Ванштейна и А.М. Овчинникова был подготовлен и поставлен спектакль по пьесе Шекспира «Укрощение строптивой» на английском языке.

На выпускных экзаменах суворовцы, как правило, показывали знания, выходившие за рамки учебной программы. У большинства из них любовь к иностранному языку осталась на всю жизнь.

Общеобразовательные и воинские дисциплины дополнялись уроками физкультуры, пения и танцев. В училище культивировались почти все олимпийские виды спорта, работали спортивные секции: гимнастики, легкой атлетики, фехтования, акробатики, штанги, баскетбола, волейбола, конного спорта, футбольная, стрелковая, мотоспорта, шахмат. Это способствовало формированию физической культуры суворовцев, побуждало к физическому совершенствованию. Время утренней физической зарядки, коротких перерывов между уроками после вечерней проверки и до отбоя использовалось многими из них для наращивания мускулов. В ходу были гантели, штанга, резиновые бинты, даже табуретки и кроватные спинки. В училище были прекрасно оборудованы спортивные площадки, стадион, спортивные залы и др. Вся система занятий по физкультуре, спортивно-массовая работа в училище была нацелена на то, чтобы суворовец-выпускник был спортсменом-разрядником, способным показать молодому солдату технику бега, ходьбы на лыжах, плавания, прыжков в длину и высоту, преодоления препятствий, метания диска, копья, гранаты и молота, толкания ядра, поднятия штанги, приемов рукопашного боя, выполнения упражнений на гимнастических снарядах.

Преподаватели физической культуры подготовили сотни разрядников, значкистов «Готов к труду и обороне» и «Будь готов к труду и обороне», кандидатов в мастера и мастеров спорта, открыли дорогу в большой спорт будущим победителям всесоюзных и мировых первенств, олимпийских игр.

Команда боксеров Тш СВУ была ведущей в столице Узбекистана. Суворовцы побеждали не только на городских, но и на республиканских и всесоюзных соревнованиях. В 1950 г. футбольная команда ТшСВУ заняла 1-е место и завоевала переходящий кубок городского комитета физкультуры и спорта.

Обыденными были соревнования по легкой атлетике: бегу на короткие и длинные дистанции, прыжкам в длину и в высоту, толканию ядра, бросанию 700-граммовой гранаты и др. Но массовыми соревнованиями все же были кроссы, в которых участвовали суворовцы всех рот, преподаватели, сержанты и офицеры. Дальнейшему развитию спорта способствовали и участие в Спартакиадах СВУ, НВМУ и АПУ в 1950, 1951, 1954, 1955 и 1956 гг.

Особый интерес у суворовцев вызывали занятия по конной подготовке, изучение материальной части и вождение мотоцикла, а с 1957 г. и автомобиля в 9-м и 10-м классах. Теорию и практику основ конной подготовки и правила верховой езды изучали суворовцы 5-й, 6-й и 7-й рот. Суворовцы, прочно усвоившие правила обращения с лошадью, совершали в воскресные дни прогулки по городу и его окрестностям. Это был настоящий праздник. В конном строю по два они в парадной форме, не спеша, а иногда и рысью, следовали по улицам Ташкента. Автомобилей тогда было еще очень мало, чаще навстречу попадались телеги и арбы. Выезд в город совершался или рано утром, или ближе к вечеру, когда спадала полуденная жара и на смену ей приходила вечерняя прохлада.

После конной подготовки начиналось изучение материальной части мотоцикла и правил уличного движения. Несмотря на любовь к лошади, отношение к «железному коню» было не менее уважительным. Не очень-то нравилось изучение материальной части, мотора, трансмиссии, тормозной системы, электрооборудования и пр., гораздо интереснее было разбирать различные дорожные ситуации на специальном столе с игрушечными машинами и светофорами, но неподдельную радость давало вождение мотоцикла и автомобиля.

Занятия по пению проходили в 1-4-й ротах с целью «поднятия общего культурного уровня воспитанников, развития музыкального вкуса», к тому же ставилась задача «научить их разбираться в строении музыкальных произведений». Многому научили своих воспитанников преподаватели пения И.М. Спесивцева, Р.В. Курских, С.П. Козырев и др. Наряду с обязательным знакомством с музыкальной грамотой, спецификой различных музыкальных произведений, большое внимание уделялось разучиванию песен, содержание которых должно было способствовать общей «цели воспитания советского патриотизма, национальной гордости, любви к Родине, к героической Советской Армии». В течение учебного года разучивалось от 16 до 28 песен. Особенно полюбились песни, близкие к военному быту и сочиненные доморощенными поэтами. Часть из них запомнились навсегда. Например, песня выпускников 1950 г., в которой были и такие слова: «В памяти встает перед глазами / Офицерский бал и темный сад, / Девушка с тяжелыми косами, / Грустный и немного строгий взгляд. / Тот далекий вечер нашей первой встречи / Лейтенант запомнит навсегда. / Через все разлуки помню эти руки, / Портупею сжавшие тогда...»

Интересным было отношение суворовцев к урокам танцев. Обучение танцам, правилам поведения тоже была одна из многих традиций, которые пришли в наши суворовские училища из кадетских корпусов императорской России. Уроки старших классов посещали девушки подшефных средних школ. И на этих занятиях царил дух романтики, возвышенных чувств, находившийся в резком контрасте с муштрой и военным бытом.

Учебные занятия по различным предметам дополнялись лекциями ведущих ученых Ташкента, экскурсиями на промышленные предприятия и поездками в другие города. Суворовцы посетили каскад электростанций (одну из первых строек Средней Азии по плану ГОЭЛРО), корундовый завод, кислородный и хлопкоочистительный заводы, хлопчатобумажный комбинат. Большое впечатление произвела экскурсия в Ташкентскую обсерваторию, где воспитанники в телескоп увидели небесные светила, в музей природы Средней Азии, в типографию газеты «Правда Востока», на заводы г. Чирчика.

Основные задачи воспитания суворовцев были сформулированы в первых приказах наркомата внутренних дел и сводились к трем основным требованиям:

«1. Воспитать и подготовить к военной службе в офицерском звании детей офицерского состава войск и органов НКВД и НКГБ СССР и дать им общее среднее образование.

2. Воспитать будущих советских офицеров в духе пламенного патриотизма, любви и беспредельной преданности Родине – Союзу Советских Социалистических республик.

3. Воспитать всесторонне развитых, культурных, обладающих высоким чувством личной, профессиональной и политической чести людей на основании глубокого уважения к героическому прошлому советского народа и его воинским и чекистским традициями».

Воспитание суворовцев осуществлялось сначала на основе директивных указаний УВУЗ войск НКВД (МВД), затем «Правил внутреннего распорядка и поведения воспитанников в суворовском военном училище войск МВД». Нисколько не умаляя роли преподавателей в воспитании суворовцев, все же следует отметить, что важнейшими фигурами в этом процессе были офицер-воспитатель и командир роты. Они координировали действия всего преподавательского состава, давали им необходимые сведения, собирали и обобщали наиболее важную информацию о положении дел того или иного суворовца, вместе с помощниками руководили жизнью своих воспитанников. Постоянно рядом с суворовцами роты находился дежурный офицер-воспитатель, который должен был оставаться в своем подразделении даже после суточного дежурства, руководя всеми мероприятиями в вечернее время.

Одним из основных направлений воспитания было идейно-политическое воспитание суворовцев, которое подкреплялось постоянной работой партийных и комсомольских организаций. Так, силами комсомольцев старших рот готовились и проводились беседы с суворовцами младших рот и перед своими сверстниками по специальной тематике: «Беречь государственное имущество – святая обязанность суворовца», «Что значит хранить военную тайну», «Суворовская форма и чему она обязывает», «За что мы любим нашу Родину», «Училище – твой родной дом», «О культуре поведения суворовца» и др.

Частыми в училищах были и тематические вечера суворовцев совместно с учащимися средних школ.

Политические взгляды суворовцев формировались в конкретной исторической обстановке, сложившихся традиций, под руководством и влиянием старшего поколения.

В процессе подготовки будущего «политического бойца», призванного «беспредельно служить делу партии», важнейшее значение придавалось информации о политических событиях в стране и за рубежом. Для повышения информированности личного состава СВУ о международном и внутреннем положении СССР, «усиления пропаганды традиций органов и войск МВД, а также лучших традиций училища», были введены обязательные политинформации для всех воспитанников и постоянного состава (один раз в неделю). В каждой ленинской комнате велась подшивка основных общественно-политических газет журналов. Так что недостатка в получении информации суворовцы не испытывали. И не было ни одной политической кампании, в которой бы не участвовало Тш СВУ.

Усилению воспитания патриотизма служили и репродукции картин русских и советских художников, портретов русских полководцев и выдающихся деятелей науки и культуры, развешанные в клубе, кабинетах и классах: «Совет в Филях», «Пограничник», «Переход Суворова через Альпы», «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» и др. Большинство кинофильмов также строго соответствовало учебной программе и целям воспитания. Среди просмотренных лент были «Волга-Волга», «На Тихом океане», «Юность Максима», «Сердца четырех», «Дубровский», «Молодая гвардия» и др.

Важнейшее значение в идейно-политическом воспитании принадлежало стенной печати. В каждой роте ежемесячно выпускалась стенная газета («Суворовец», «Луч», «Знамя», «Выпускник», «Предвыпускник», «Юный чекист», «Маяк» и др.) и сатирические газеты («Колючка», «Крокодил», «Молния», «Гром и молния» и др.). В учебных группах еженедельно выходили «Боевые листки».

В училищах были налажены регулярные передачи по радио. Наряду с информацией об учебе, училищных делах по радио звучали выступления участников художественной самодеятельности, голоса ветеранов, ученых, преподавателей и суворовцев.

В тесной связи с идеологическим воспитанием суворовцев было воспитание нравственное. В характеристике на суворовца, составляемой офицерами-воспитателями, был даже специальный раздел «Моральный облик», под которым подразумевались: патриотизм, отношение к труду, чувство долга и ответственности, правдивость и искренность, честность, отзывчивость, любовь и уважение к профессии офицера и др.

Офицеры воспитывали суворовцев личным примером. Они героически вели себя во время разрушительных землетрясений в Ташкенте в 1946 г. и в Ашхабаде в конце 1948 г., дошедшего и до столицы Узбекистана.

В Тш СВУ были утверждены не только общие правила поведения суворовца, но и для каждой конкретной ситуации. Учитывая повышенный интерес подростков к проблеме полового воспитания, перед старшими ротами выступали научные сотрудники и медицинские работники, преподаватели училища. Для воспитанников 1-3-й рот в республиканском Доме пионеров и окружном Доме офицеров проводились молодежные вечера, балы и бал-маскарады. В воскресные дни совершались прогулки по городу под оркестр, спортивные игры, катание на велосипедах и пр. Но наиболее привлекательными для суворовцев были молодежные балы в стенах своих училищ.

Несмотря на большие усилия всего коллектива училища, все же не удалось до конца изжить отрицательные явления в жизни суворовцев, нарушения воинской дисциплины. В информации об их поведении сообщалось о случаях воровства, курении, употреблении спиртных напитков, драках, пререканиях, грубости в отношении старших, высокомерии, нечестности, плохом отношении к сбережению имущества. С нарушителями дисциплины и нравственных норм проводилась дополнительная работа и в случае неуспеха с ними приходилось расставаться.

В Тш СВУ много внимания уделялось эстетическому воспитанию суворовцев. Только в 1953 г. в художественной самодеятельности приняли участие 240 суворовцев. В училище имелся сводный хор нескольких рот, хор постоянного состава, оркестр народных инструментов, кружки: драматический, художественного чтения, художественной акробатики, вокальные, народных танцев, эстрадные оркестры и др. Результатом работы кружков были самодеятельные спектакли, вечера художественной самодеятельности, выставки картин и рисунков.

Офицеры и преподаватели помогали своим воспитанникам развивать свои творческие способности, ведь многие из них начали писать стихи, а кое-кто – очерки и рассказы.

От дирижера училища суворовцы впервые узнали, чем отличается пьеса от опуса, симфония от кантаты, опера от оперетты, соло от дуэта и др. Объяснения дирижера сопровождались исполнением оркестром сочинений П.И. Чайковского, М.И. Глинки, А.С. Даргомыжского, М.П. Мусоргского, Ф. Листа, Д. Верди, Ш. Гуно, И. Кальмана, И.О. Дунаевского, М.Л. Матусовского, Д.Д. Шостаковича, Д.Б. Кабалевского и многих других замечательных композиторов.

Одним из важнейших направлений в подготовке суворовцев было воинское воспитание. В основе жизненного уклада училищ лежали требования общевоинских уставов Советских Вооруженных Сил, и хотя суворовцы не принимали военную присягу, на них распространялись многие законы, регламентировавшие жизнь воинского коллектива: специальные воинские звания, система поощрений и взысканий, вооружение (для старших рот), права военнослужащих и др.

Волею жизненных обстоятельств, ввергнутые в страшный водоворот войны и одевшие погоны в самом раннем возрасте, юноши и мальчики уже не мыслили себя вне армии и очень слабо разбирались в перипетиях гражданской жизни. Считали, что только армейская профессия что-либо значит, ведь с самого раннего детства они были связаны только с армией.

После поступления в училище вчерашние абитуриенты проходили месячную подготовку для приобретения «начальных военных навыков». Лишь после ознакомления с внутренним распорядком и правилами поведения им присваивалось звание «суворовец» (хотя в повседневном обиходе их продолжали называть воспитанниками) и перед строем всего личного состава училищ при развернутом знамени части вручались погоны.

Суворовцев не опекали, а учили стойко переносить тяготы и лишения военной службы, развивали настойчивость, формировали любовь к Родине, героической истории, национальной культуре, формировали характер и волю. Жизнь суворовцев начиналась со звуком трубы, игравшей команду «Подъем», она же возвещала об окончании занятий, о построении на вечернюю поверку, об отбое. Оркестры в воскресные и праздничные дни играли в столовой во время приема пищи.

Жесткая регламентация всей жизни училищ, максимальное ее приближение к военному быту, безусловно, способствовали воинскому воспитанию суворовцев. Оно дополнялась чтением лекций, проведением бесед и др.

До личного состава СВУ доводились приказы о строгом соблюдении режима секретности. И хотя к такого рода документам суворовцы еще не имели отношения, все равно им постоянно напоминали, что это одно из важнейших правил поведения военнослужащего. Казалось бы, какая необходимость вводить такие жесткие рамки поведения для мальчиков и юношей, внушать им те истины, с которыми знакомить их было преждевременно. Но у воспитателей на этот счет было другое мнение: сделать так, чтобы соблюдение этих требований стало составной частью образа жизни. Суворовцы были лишены «счастливого детства», но зато, став взрослыми, имели четкое представление о правах и обязанностях военнослужащих и сотрудников органов и войск внутренних дел и госбезопасности.

Воинскому воспитанию суворовцев способствовали строевая подготовка, строевые смотры, проведение занятий по тактике с использованием взрывпакетов, химических патронов, сигнальных ракет, полевых телефонов, что повышало интерес воспитанников к занятиям. Частыми были смотры строевой песни и участие в парадах, на которых в отличие от других сводных батальонов суворовцы шли по Красной площади Ташкента с карабинами в положении «На руку», как гвардейские части (в 1940-х – начале 1950-х гг. войска МВД были приравнены к ним), а не с винтовками в положении «На плечо».

Положение старших рот во многом отличалось от других, поскольку в них шла интенсивная подготовка к военной службе. Это выражалось в повышении требовательности и в приближении повседневной жизни воспитанников к армейскому быту. Все суворовцы 9-11-х классов имели на вооружении стрелковое оружие. Им доверялась охрана Боевого Знамени училища.

Обычным явлением стали пешие переходы (для строевой роты – с полной выкладкой). При этом расстояние перехода зависело от возраста суворовцев: от 5 до 35 км. Нередкими были марш-броски. Например, в 1957 г. 6-я рота совершила 100-километровый марш с полной выкладкой с последующим наступлением на обороняющегося противника и с боевой стрельбой.

Ежегодно во время летних каникул суворовцы 3-5-й рот размещались военным лагерем в ущелье Анташ на территории Казахской ССР, а с 1955 г. – в г. Чирчике, на берегу реки с одноименным названием. В лагере проводились военизированные учения, выходы в горы с целью привития выносливости, смелости, ловкости и взаимной выручки суворовцев.

Ознакомлению со спецификой военной службы, службой по охране государственной границы способствовали в большой мере выезды в войсковые части МВД и СА, военные гарнизоны Ташкента и других городов. Суворовцы чаще всего познавали премудрости пограничной службы в Термезском пограничном отряде.

В интересах воинского воспитания суворовцев была разработана система поощрений и взысканий. Видами поощрений являлись благодарность, награждение ценным подарком, похвальной грамотой и деньгами, назначение на должность, фотографирование при развернутом Знамени части, занесение на Доску отличников, благодарственное письмо родителям и др. Взыскания отличались большим разнообразием, чем поощрения: выговор перед строем или лично, лишение отпуска в город и на каникулы, назначение в наряд вне очереди, снижение балла за поведение, отстранение от исполнения должностных обязанностей, снятие погон на некоторое время, простой арест, строгий арест с содержанием на гауптвахте или в карцере, оставление в училище условно, отчисление из училища. Некоторые взыскания были неправомерными (гауптвахта и карцер) или унижавшими человеческое достоинство, например, лишение права ношения погон. Разновидностью «педагогических изобретений» было вручение выпускнику вместо боевого учебного карабина, ствол которого был залит свинцом, вместо ружейного ремня – веревки и предписание «провинившемуся» ходить в конце строя, самым последним.

Наряду с воинским воспитанием в СВУ не менее важным считалось трудовое воспитание. Участие в общественно-полезном труде означало для суворовцев благоустройство территории училища, строительство спортивных площадок, дорожек, различных помещений, сельскохозяйственные работы на колхозных и совхозных полях, в бригадах по ремонту мебели, окон, дверей, электропроводки, шефская работа по оборудованию учебных классов в городских школах, создание учебных пособий и др. Командование училищ старалось на положительных примерах учить воспитанников бережному отношению к государственному имуществу. Суворовцы хорошо зарекомендовали себя и при выездах на уборку хлопка в колхозы Янги-Юльского района: им. А.М. Горького, «Большевик», «Северный маяк», «Шарк Юлдузи», в совхоз «Баяут» и др.

Неотъемлемой частью сложившейся системы обучения и воспитания суворовцев была организация социалистического соревнования. Соревнование вполне соответствовало стремлению подростков и юношей самоутвердиться и быть впереди. Коллективы воспитанников состязались по самым различным показателям: успехам в учебе, дисциплине, достижениям в спорте, художественной самодеятельности и др. Но в соревновании участвовали не только суворовцы, но и старшины, офицеры и преподаватели.

Венцом всей работы коллектива ТшСВУ были переводные и выпускные экзамены. Общие показатели переводных и выпускных экзаменов были высокими. Так, в 1949-1950 учебном году в Тш СВУ из 602 суворовцев «двойки» получили лишь 11 человек, а общий процент успеваемости составил 98,2 % .

Первый выпуск в ТшСВУ состоялся 7 июля 1945 г., когда училище окончили 49 суворовцев, из которых 8 получили золотые медали: Е. Баталин, Г.  Горфиенко, А. Джинчарадзе, Б. Зимин, Р. Плюшкин, Ю. Соловьев, Г. Скутин, Г. Юлов. За всю историю своего существования Тш СВУ сделало 15 выпусков (в 1960 г. – два). Всего же с 1943 по 1960 г. в ЛПСВУ и ТшСВУ получили аттестат зрелости и свидетельство о среднем образовании 2790 человек, было подготовлено 166 золотых медалистов, 258 - серебряной. Из выпускников ТшСВУ 83% были направлены в военные академии, высшие и средние военные и военно-морские училища НКВД (МВД), НКГБ (КГБ при СМ СССР), Советской Армии, в т.ч. в Московское пограничное военное училище, в Высшее военно-морское пограничное училище, Ленинградское высшее инженерно-техническое училище ВМФ Министерства обороны, институт иностранных языков КГБ при СМ СССР, Алма-Атинское пограничное военное училище, Саратовское военное училище войск МВД, Орджоникидзевское (Дзауджикаусское) военное училище МВД, Калининградское пограничное военное училище, Харьковское пограничное военное училище, Харьковское военно-политическое училище войск МВД, Казанское военное политическое училище войск МВД (Елабуга), Ташкентское танковое военное училище Министерства обороны, Горьковское радиотехническое училище войск ПВО страны, в школы милиции: Ташкента, Омска, Львова, Одессы, Москвы, в пожарно-технические училища Ленинграда, Свердловска, Харькова и училища (школы) органов и войск госбезопасности.

Хорошо отлаженная система всесторонней подготовки подростков и юношей для получения среднего образования и овладения ими навыками, так необходимыми для дальнейшего обучения в военных училищах и продолжения службы в офицерском звании, была нарушена непродуманным решением о закрытии СВУ в угоду очередной, перестройке (страна от этого богаче не стала, а альтернативы СВУ в МВД и КГБ так и не нашлось). Но если для Минобороны это было лишь уменьшение количества суворовских училищ, то для войск МВД и для КГБ при СМ СССР – полную их ликвидацию.

В начале 1960 г. высшими органами власти и управления страны было принято решение о сокращении ВС на 1200000 человек. Оно коснулось и органов МВД и КГБ при СМ СССР. 13 января 1960 г. указом Президиума Верховного Совета СССР МВД СССР было упразднено, а его функции переданы МВД союзным республикам. ТшСВУ оказалось в ведении МВД УзССР.

Ликвидация ТшСВУ проходила в соответствии с законом от 15 января 1960 г. «О новом значительном сокращении Вооруженных Сил СССР» и постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 20 января 1960 г. №74 «О трудоустройстве уволенных из Вооруженных Сил СССР», постановлением №688 «О распространении на военнослужащих войск и органов МВД и штабов МПВО действия постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 20 января 1960 г.». Согласно этим постановлениям ТшСВУ подлежало расформированию.

11 июня 1960 г. начальник училища полковник Н.И. Советов издал последний приказ о поощрении офицерско-преподавательского состава «за многолетнюю и плодотворную работу по обучению и воспитанию суворовцев».

Для продолжения учебы выпускники были направлены в военные училища и академии, остальные – на попечение родителей и для продолжения учебы в СВУ Минобороны. Большинство офицеров, имевших выслугу лет (а в отдельных случаях и без таковой), были уволены в запас или отставку ВС. Некоторые получили назначение для дальнейшего прохождения службы.

19 сентября 1960 г. МВД Узбекской ССР издало приказ №123 «Об исключении суворовского училища со всех видов снабжения».

По разному сложилась судьба выпускников училищ, но Родина получила истинных патриотов, преданный сыновей и достойных граждан. Выпускники ТшСВУ гордятся своими товарищами, которые занимали ведущие должности в пограничных и внутренних войсках: Т.И. Агамяном, Н.Н. Булатовым, П.Я. Драчуком, Ю.Г. Ницыным, В.А. Островным, А.А. Чайковским, Г.М. Юловым и многими другими.

Ежегодно 20 декабря в Москве в день работников органов безопасности постаревшие и поседевшие воспитанники в 15.00 собираются возле театра Советской Армии у памятника А.В. Суворову. Традиционные встречи выпускников также стали регулярными в Ташкенте. Бывшие суворовцы стараются объединяться не только для того, чтобы «не пропасть поодиночке», а для конкретной работы, направленной на использование опыта прошлого для воспитания современной молодежи.

22 мая 1987 г. на собрании представителей 16 СВУ был создан Центральный Совет Всесоюзного клуба суворовцев.

Суворовское товарищество, воспитанное за долгие годы обучения и основанное на благородных началах нравственности, порядка и взаимной спайки между юношами, остается всегда неизменным. Каждый, прошедший эту школу, добровольно принял на себя моральное обязательство всегда и везде следовать правилам долга, чести и взаимного уважения.

Можно смело утверждать, что, за редким исключением, бывшие выпускники училищ продолжают выполнять это неписанное правило, как в повседневной жизни, так и в общественной своей деятельности, с любовью и благодарностью вспоминая училища, в которых основы нравственного воспитания были заложены нашими воспитателями и педагогами.

В источнике еще много фотографий.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

20 комментариев

  • Гость:

    Понять и прочувствовать написанное может человек прошедший все это, либо близкие ему люди, хотя тоже не всегда. Эта аббревиатура… Понятие чести, порядочности, Родины… В течении долгого времени псевдолибералы, псевдодемократы, псевдопатриоты очерняли и обливали грязью. Поэтому, думаю, судя по большинству прочитанных ранее мнений, адекватных комментариев либо не будет, либо будет минимальное количество. Представляю, что сейчас начнется… В лучшем случае истерика, в худшем — оскорбления. Они это могут и умеют. Анонимно.

      [Цитировать]

    • Виктор:

      Вы совершенно правы!

        [Цитировать]

    • Cat:

      Понятие чести, порядочности, Родины свойственны каждому нормальному человеку. Вот только у нас это понятие все время подменяется на пропаганду непорочности и исключительности первого лица государства, будь это царь-батюшка, генеральный/первый секретарь или президент. И попробуй только критически отозваться об очередном отце народов, так ты сразу становишься псевдолибералом, псевдодемократом, псевдопатриотом, очернителем и обливателем грязью.

        [Цитировать]

      • Гость:

        Вот он долгожданный комментарий! При чем тут руководители? Совсем не по теме. Но хоть что-то же сморозить надо! Критикуем все! Анонимно! Типичный представитель кухонных трусливых разговоров втихаря. Подпись сама за себя говорит — котик или кошечка…

          [Цитировать]

        • Cat:

          Умничка! Вот он настоящий смелый патриот и сталинский интеллектуал! Да, да, везде враги народа! Особенно враги светлого сталинского прошлого любят подписываться котиками или кошечками, да еще на вражеском языке! А настоящие патриоты, демократы, либералы подписываются гордым именем «Гость» и не отсиживаются на кухнях, а смело выступают на многолюдных собраниях трудовых коллективов и изобличают плана троцкистко-бухаринских змеенышей!

            [Цитировать]

          • Ефим Соломонович:

            Дорогой Гость!

            Вы ошибаетесь. CAT — это не кошечка и даже не котик. Это легендарное имя радистки КЭТ от самого Штирлица, оно и в Ташкенте КЭТ.

            Сам Штурмбанфюрер Штирлиц убедительно просит Вас и КЭТ закопать топор войны поглубже и отбить языком морзянки по рации КЭТ пакт о перемирии.

            Те, вышеупомянутые, исторические личности, вовсе не стоят ваших потраченных нервов.

              [Цитировать]

  • urman:

    Я бы добавил к числу наиболее выдающихся выпускников училища Валерия Попенченко и Владимира Джанибекова. В пятидесятых годах суворовцы вызывали зависть у всех ребят в Ташкенте. Еще была свежа память о войне, и суворовцы ассоциировались с сыном полка Ваней Солнцевым. На параде 1 мая и 7 ноября на Красной площади все глядели только на суворовцев.

      [Цитировать]

  • ruslan:

    Шестьдесят лет тому назад мне пришлось выступить на концерте в суворовском училище вместе с другими учениками школы имени Успенского (не помню, был ли среди выступавших Саша Гандельсман, с которым я учился). Не знаю, произвели ли мы впечатление на слушателей, но суворовцы и все училище на меня впечатление произвели. Позже я познакомился ближе с одним из суворовцев, меня удивило, как замечательно он играл практически на всех музыкальных инструментах, особенно запомнилось, как он садился за рояль и исполнял джазовые композиции.

      [Цитировать]

  • LVT:

    Это сообщение 2124 с ФРОМУЗА за 2006г. Цитируются воспоминания одного из первых выпускенников: «Подготовкой к открытию училища непосредственно занимались не только Наркомат внутренних дел Узбекистана, но и советские, и партийные органы. Как вспоминает А.А. Лавров (1-й вып.), для временного размещения училища был выделен дом 33 по улице Сталина. Это было П-образное здание одной из воинских частей НКВД. В больших комнатах стояли двухъярусные кровати, заправленные шерстяными одеялами, рядом с ними — тумбочки для туалетных принадлежностей. Полным ходом шла подготовка основного корпуса и прилегающей территории в одном из живописнейших уголков узбекской столицы, у парка Кафанова по улице Шевченко, 20. Из-за сжатых сроков многое делалось в спешке. Но о прибывших ребятах была проявлена максимальная забота. Неподдельное удивление у многих из них вызвали полные тарелки наваристого борща, каши и большие куски хлеба, которые они получили в столовой. Еще больше они были удивлены при виде тетрадей, ручек со стальными перьями ластиков, чернил и прочих школьных принадлежностей. Дети войны не то чтобы отвыкли от этого, в большинстве своем они не видели ничего подобного в школах. Там писали на старых газетах или книгах гусиным пером, вместо чернил пользовались разведенной в воде сажей. Ребята, как и их родные и близкие, жили впроголодь, им не хватало самого необходимого. Это поколение до сих пор помнит тогдашнее: «До весны доживешь, жить будешь». Дети знали не только съедобные грибы и ягоды, но и многие травы. В пищу шли молодой камыш, луговой лук, саранки, медунки. Жмых (особенно соевый) и сушеная морковь считались лакомством».

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    На первой фотографии есть майор Бобров. Может быть кто-то помнит его имя? Не Анатолий?

      [Цитировать]

  • соколов игорь федорович:

    бобров александр иасильевич жив и здоров. ему 96 лет. живет в нижнем новгороде. могу дать его телефон. мой телефон 89101312404. воспитанник боброва соколов.

      [Цитировать]

  • Nati Holff:

    Это училище до сих пор существует в Ташкенте или нет? Если оно есть то напишите адрес и где оно находится

      [Цитировать]

    • Ирина:

      Nati Holff:
      Это училище до сих пор существует в Ташкенте или нет? Если оно есть то напишите адрес и где оно находится

      Адрес указан в статье -Шевченко,20. Только это Институт СНБ теперь.

        [Цитировать]

  • дмитрий:

    Мой отец Зуев Феликс Михайлович курсант первого выпуска ТСВУ!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.