Мирабадский (Госпитальный) рынок Разное Фото

Опубликовал Домиан Барма в группу Ташкент строится.

Мирабадский (Госпитальный) рынок. Построен по уникальной для Ташкента технологии. Сначала были построены опоры крыши. Сделаны они из стальных труб, внутри которых вставили арматурный каркас и залили его бетоном. Каркас крыши собирали около земли, а потом целиком подняли её к верху колонн, при помощи винтовых электродомкратов, установленных в верхней части колон. Потом другой группой домкратов, каркас крыши повернули вокруг центральной колонны на несколько градусов (по-моему на 6 градусов), и опустили на верхушки колонн. Рынок строился в 1995-96 годах.

Мирабадский (Госпитальный) рынок

Мирабадский (Госпитальный) рынок

Во время подъёма крыши, на всех колоннах были приварены сбоку, в верхней их части еще по несколько метров металлоконструкций, на которых собственно и были смонтированы домкраты. Таким образом, вся крыша была приподнята чуть выше, чем пяты под неё на концах колонн. Когда крышу подняли и повернули, её опустили на колонны. А центральную колонну чуть по другому сделали, но что именно конкретно - я уже и не знаю, но это не такой сложный процесс был. Вот такие были домкраты:

Вообще, такой способ монтажа зданий - при помощи домкратов, не очень распространён и в СНГ встречается редко. В Ташкент, такой способ строительства пришёл из Армении, вместе со строительством так называемого "Армянского дома" - сдвоенного трилистника, 12 этажного дома на улице Богдана Хмельницкого. После этого "Армянского дома" были сооружены гостиница "Москва" и строившийся 30 лет 16 этажный дом в конце Тезиковой барахолки, вблизи Аэропортовского моста. И по-моему это весь список зданий, построенных с помощью домкратов. Ещё возможно так был построен дом с магазином "Жемчуг" у Туркменского базара, но я к сожалению ничего не знаю о том, как он строился. Может старожилы вспомнят?

Символические ворота рынка
Мирабадский (Госпитальный) рынок

Символические ворота рынка. Фрагмент.
Мирабадский (Госпитальный) рынок

Рынок находится в местности, именуемой "Госпитальный", на пересечении улиц Нукусской (Полторацкого), Мирабадской (Сапёрной) и Авлиёата (Кафанова)
Мирабадский (Госпитальный) рынок

Из обсуждений:

Зухра Ашрабова: это вы пр передвижную опалубку? Вроде гостиница Москва так строилась.
К новому базару мы долго не могли привыкнуть. все казалось зеленым, была критика в адрес купола. А потом привыкли. А вот старый базар я "наизусть" знаю. Мысленно могу обойти весь до каждого уголка.

Евгений Скляревский: Да, под куполом все кажется зеленым как в Изумрудном городе :-0))
Зухра, может быть опишите где что было на старом базаре? Я на нем бывал редко, помню лишь, что если сразу за входом повернуть налево, то можно обойти большой остров с магазинами.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

58 комментариев

  • татьяна:

    А где же продавцы и покупатели?

      [Цитировать]

  • J_Silver:

    Вроде была история со сложившимся строящимся домом? Там вроде тоже строили с помощью домкратов… Ближе к Аэропорту, если не ошибаюсь…
    Не знаю, мне очень не нравится до сих пор цвет товара на Госпитальном — помидоры, например, вообще страшные …

      [Цитировать]

  • Ирина:

    На Госпитальном постоянно проблема с освещением товара. Кто додумался до зеленой крыши? Первыми в отдельные комки ушли мясники и свои витрины-холодильники освещают своими лампочками, иначе никто ничего не купит. Совсем недавно каждый продавец над своим товаром ставил красный зонтик. Недавно заставили убрать — опять страшно стало смотреть на товар. Помидоры на Госпиталке не беру — не поймешь цвет какой у них. Картошка зеленым отливает. Хорошо идет то, что само по себе зеленое.
    Дом 16 этажный в конце Тезиковой барахолки строился методом подъема перекрытий, которые благополучно рухнули, не помню сколько этажей было поднято. Помню, сказали, что рабочие были на перерыве, жертв не было. Писали в газете даже.
    «ЖЕМЧУГ» — авторский проект Офелии Петровны Ойдиновой, ТашЗНИИЭП, — строился методом скользящей опалубки. Она рассказывала, что однажды пришла и с ужасом увидела, что на очередном этаже опалубку отклонили от вертикали чуть ли не на метр, но исполнители (уже не помню — прораб или кто) и говорить с ней не захотели, ведь надо было сбивать весь бетон. Она кинулась то ли в Горисполком, то ли еще куда — с трудом добилась переделки. Крышу так и не сделали, как она заложила в проект — бассейн для жителей дома, еще что-то. Гидроизоляцию сделали так, что никакого бассейна там нельзя было делать. Потом еще проводила беседы с жителями на тему — как расставлять мебель в комнатах с закругленными углами. Этот дом снимали шведы для своего фильма об удачных архитектурных проектах. В СССР выбрали ЖЕМЧУГ, и по объекту в Новосибирске и в Прибалтике что-то.
    Потом появился 16-тиэтажный дом-«цветок» на м.Айбек, но другим методом построенный, точно не помню автора, Розенблюм, Розенфельд — в этом духе, сказали, что он уехал в Израиль и уже там скончался.
    Гост. «Москва» Спивак В.Л. проектировал.Там интересная история была, когда японцы привезли свое оборудование, и весь с белом и в белых перчатках японец хотел торжественно открыть шкаф или ящик. Покрутился — чем бы, чем бы? Наши поискали и протянули ему ржавый лом. Он плюнул и ушел. Вскрытие делали наши патологоанатомы ржавыми ломами. Чего японцы инструмент для вскрытия не предусмотрели — непонятно.

      [Цитировать]

  • Ирина:

    Дополнение: 16-тиэтажка на м.Айбек — автор Савелий Абрамович Розенблюм, сейчас в Штатах.
    Госпитальный базар проектировал Хайрутдинов Р.А, соавтор Турсунова Ф.Ю. по Выставочному залу Академии Художеств Узбекистана.

      [Цитировать]

  • Ташкентский:

    А 16-этажку на первой нотариалке тоже Розенблюм проектировал? А в какие годы она и дом н м.Айбека построены?

      [Цитировать]

    • Ирина:

      Ташкентский:
      А 16-этажку на первой нотариалке тоже Розенблюм проектировал? А в какие годы она и дом н м.Айбека построены?

      Пока про 16-тиэтажку на Нукусской не знаю, но вот свежее фото ташкентского фотографа Алексея Попова

        [Цитировать]

    • Домиан:

      Да, у того дома тоже Розенблюм архитектор. Инженер В. Ярошевич. Построен дом где-то в 1988 году плюс-минус год. На Айбека — года на 2-3 раньше.

        [Цитировать]

  • Ташкентский:

    ТашЗНИИЭП еще существует? И жива ли еще Офелия Ойдинова?

      [Цитировать]

    • Ирина:

      По поводу Ойдиновой спрошу, общаюсь с ташгипрогоровкой бывшей, которая ее знала лично, про 16-тиэтажку на Нукусской постараюсь узнать.

        [Цитировать]

    • Ирина:

      Ташкентский:
      ТашЗНИИЭП еще существует? И жива ли еще Офелия Ойдинова?

      Сказали, что Ойдинова давно умерла.

        [Цитировать]

      • Ташкентский:

        Очень жаль. В любом случае благодарю за информацию.

          [Цитировать]

      • Ануш Иваньян:

        Здравствуйте, мы ближайшие родственники Офелии Петровны Айдиновой. Она умерла в 2007 после долгой болезни, но память о ней жива. Мы очень хотим собрать материал о ней. К сожалению, большинства её друзей уже нет среди нас, мы были бы очень рады всем , кто помнит Офелию Петровну.

          [Цитировать]

  • Ирина:

    http://toshuyjoyliti.uz/index.php?option=com_content&view=article&id=6&Itemid=3
    История
    ОАО «ToshuyjoyLITI» образовано Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан от 23 марта 2010г. путем слияния проектно- изыскательских организаций ЗАО «УзЛИТТИ» и ОАО «Тошуйжойлойиха».

    ЗАО «УзЛИТТИ» был образован в 1958 г. в виде «Научно- исследовательского института по строительству», в 1963 г. преобразован в Зональный научно – исследовательский и проектный институт типового и экспериментального проектирования жилых и общественных зданий в г. Ташкенте — ТашЗНИИЭП (в зону кроме Узбекистана вход Киргизия, Туркмения, Таджикистан и юг Казахстана). После обретения Узбекистаном независимости стал называться узбекским УзЛИТТИ, в 1994 г. преобразовался в открытое акционерное общество, с 2004 г.- закрытое акционерное общество.
    далее — по ссылке — это сайт ТашЗНИИЭПа.
    И сегодняшнее фото Госпиталки.

      [Цитировать]

  • Мунтазир:

    А красные зонты, установлены продавцами вовсе не для придания естественного освещения и защиты от зеленого цвета. Это простейший способ избежать загрязнения товара птичьим пометом. Вечером на рынке стоит невообразимый птичий гвалт от тысяч «афганцев», для которых это очень удобное место для ночного пристанища, и, естественно, они делают свое грязное дело, пользуясь своей недосягаемостью, с особым остервенением. :)

      [Цитировать]

    • Ирина:

      Мунтазир:
      А красные зонты, установлены продавцами вовсе не для придания естественного освещения и защиты от зеленого цвета. Это простейший способ избежать загрязнения товара птичьим пометом. Вечером на рынке стоит невообразимый птичий гвалт от тысяч «афганцев», для которых это очень удобное место для ночного пристанища, и, естественно, они делают свое грязное дело, пользуясь своей недосягаемостью, с особым остервенением. :)

      Не спорю, возможно я не права, но помидоры и картошку, лук там не беру, как и мои знакомые именно из-за непонятного освещения.

        [Цитировать]

  • Мих. Мачула:

    Как все это прискорбно. Долго изучал современную карту этого, дорогого мне места., и пришел к неутешительному выводу: современный рынок построен на месте моей «малой Родины», где прошло мое щенячье детство.
    Нет больше площади у ворот Госпитального базара, исчезли трамваи, со скрипом, вписывающиеся в поворот на Госпитальную улицу, с кинотеатром «Ударник»и моей 108 школой: канула в лету вечерняя ШРМ, нет большеГастронома и книжного магазина, где мы всей семьей ночами стояли в очереди за подписными изданиями, как нет и почты, где в огромном ЖАКТовском дворе, как памятник само себе стояло огромное, лишенное ветвей, столетнее тутовое дерево и жил мой одноклассник Эдик Михайловский; кому-то помешал кинотеатр «Узбекистан и сберкасса рядом; снесены обувной магазин и парикмахерская, а вместе с ними, как в дурном сне, и вся Мало Госпитальная улица, где мы жили, и где, возможно, я прожил самые лучшие, беззаботные дни своей жизни.
    Двенадцать лет назад я на три дня приезжал в Ташкент и специально выкроил время и забрел на Госпиталку. Место я, естественно не узнал, — все было чужое, и только купола православного собора говорили мне, что я нахожусь на том месте, где я вырос.
    Я, наверное, как и все бывшие ташкентцы, до моего приезда в этот город испытывал жгучее чувство ностальгии, чувство безвозвратной потери чего-то дорогого.
    Но побывав на Мирабадском рынке, как ни странно, я излечился. Я понял, что все то, что мне было дорого в моих воспоминаниях. — потеряно навсегда.
    Меня больше не тянет в это чужое для меня место, и вообще в этот город.
    Лишь изредка, во сне, я вижу мальчика, запускающего змея, свистящего стае голубей. подбивающего в лянгу, взобравшегося на самый верх раскидистого тутовника, но все это больше не относится к городу моего детства и юности. Это просто где-то играющий мальчик, у которого злое время и люди украли самое дорогое — его малую Родину.

      [Цитировать]

    • Мих. Мачула:

      Мих. Мачула:

      Как все это прискорбно.
      Долго изучал современную карту этого, дорогого мне места., и пришел к неутешительному выводу: современный рынок построен в точности на месте нашего двора, где прошло мое щенячье детство.
      Нет больше площади у ворот Госпитального базара, исчезли трамваи, со скрипом, вписывающиеся в поворот на Госпитальную улицу, с кинотеатром «Ударник»и моей 108 школой:канула в лету вечерняя ШРМ, нет большеГастронома икнижного магазина, где мы всей семьей ночами стояли в очереди за подписными изданиями, как нет и почты, где в огромном ЖАКТовском дворе, как памятник само себе стояло огромное, лишенное ветвей, столетнее тутовое дерево и жил мой одноклассник Эдик Михайловский; кому-то помешал кинотеатр «Узбекистан и сберкасса рядом; снесены обувной магазин и парикмахерская, а вместе с ними, как в дурном сне,и вся Мало Госпитальная улица, где мы жили, и где, возможно, я прожил самые лучшие, беззаботные дни своей жизни.
      Двенадцать лет назад я на три дня приезжал в Ташкент и специально выкроил время и забрел на Госпиталку.Место я, естественно не узнал, — все было чужое, и только купола православного собора говорили мне, что я нахожусь на том месте, где я вырос.
      Я, наверное, как и все бывшие ташкентцы, до моего приезда в этот город испытывал жгучее чувство ностальгии, чувство безвозвратной потери чего-то дорогого.Но побывав на Мирабадском рынке, как ни странно, я излечился. Я понял, что все то, что мне было дорого в моих воспоминаниях. —потеряно навсегда.
      Меня больше не тянет в это чужое для меня место, и вообще в этот город.
      Лишь изредка, во сне, я вижу мальчика, запускающего змея, свистящего стае голубей. подбивающего в лянгу, взобравшегосяна самый верх раскидистого тутовника, но все это больше не относится к городу моего детства и юности.
      Это просто где-то играющий мальчик, у которого злое время и люди украли самое дорогое — его малую Родину.

        [Цитировать]

      • VTA:

        А я никуда не уезжала, так и живу 73-й год в родном городе. А чувствую то же, что и Вы.

          [Цитировать]

        • Мих. Мачула:

          VTA:

          А я никуда не уезжала, так и живу 73-й год в родном городе. А чувствую то же, что и Вы.

          Спасибо, низкий Вам поклон.

            [Цитировать]

      • Арина:

        А я была в Ташкенте в 2008 году, увидела новый и даже другой город, но мои чувства к нему не изменились. Это всё-равно был мой любимый Ташкент! Район Госпитального рынка — это тоже район моего детства. Любимый район. Недалеко от него жила моя бабушка. На улице 19 февраля. Мы часто ходили с ней на Госпитальный базар, по пути заходили в парикмахерскую, а вечером ходили в церковь слушать хор. И время здесь ни при чём. Это просто мы уже прошли по своему счастливому времени. Сейчас по нему идёт кто-то другой. Это мои такие ощущения…

          [Цитировать]

        • Усман:

          Может, улица 20-го февраля?

            [Цитировать]

          • Тана:

            Улица 19 февраля, я рядом живу… На улице 8 марта. Свой город люблю и старый и новый! А сегодня люблю его еще больше, я просто чувствую остро, как он сейчас в этом нуждается!

              [Цитировать]

            • VTA:

              «я просто чувствую остро, как он сейчас в этом нуждается!», — какое необычное ощущение! Почему же именно сейчас? Ведь Вам нравится его полное обновление?

                [Цитировать]

            • Усман:

              А что было 19-го февраля?

                [Цитировать]

              • Ирина:

                Усман:
                А что было 19-го февраля?

                Манифест был

                  [Цитировать]

              • Арина:

                19 февраля (3 марта) 1855 года на престол вступил император Александр II. К шестой годовщине его правления был приурочен Высочайший Манифест об отмене крепостного права в России: государь подписал этот документ в редакции, составленной святителем Филаретом, митрополитом Московским. В тот день, 19 февраля 1861 года было отменено крепостное право, которого тяготило русских крестьян почти три столетия, – на 40 лет больше, чем монголо-татарское иго томило древнюю Русь.

                  [Цитировать]

            • Арина:

              Тана, мы частенько бегали в церквушку, которая находилась на улице 8 марта. Есть ли она сейчас? Мне очень нравилась эта улица: тенистая, тихая, с ухоженными домиками.

                [Цитировать]

    • urman:

      Время идет быстро, «и невозможно встретиться. условиться, и уклониться не дано». И вырастет новое поколение, которое будет тосковать по городу своего детства и юности, тому городу, который появился вместо отнятого у нас.

        [Цитировать]

      • Ирина:

        Это было, есть и будет везде и всегда. Закончила читать книгу американца, который проработал 20 лет в Англии и перед возвращением домой решил объехать города и места своей работы. Я все время ловила себя на мысли, что он наверно скрытый ташкентец. Потом поняла, что это — просто течение жизни и происходит везде. У них стекла дымчатые, у нас — синие. Кстати, очень интересная книга.
        «Остров Ее Величества. Маленькая Британия большого мира» (Билл Брайсон)
        Многое из того, что когда-то стояло в этом шумном уголке Лондона, теперь снесли и заменили зданиями с дымчатыми стеклами. Я не был здесь всего восемь лет, но если бы не постоянные ориентиры: Лондонский мост и Тауэр, — я бы вряд ли опознал знакомые места.
        ==========
        Я шел по несносно шумной улице под названием Хайвэй, разглядывая все эти новшества. Мне чудилось, будто я оказался на конкурсе на самое уродливое здание. Чуть не десять лет архитекторы съезжались сюда и заявляли: — Вы думаете, это плохо? Погодите, вы еще не видели, на что я способен! И над всеми этими бездарными современными конторами гордо высится самая уродливая постройка в Лондоне — комплекс «Ньюс интернешнл», напоминающий главный кондиционер планеты.
        ==========
        Главную торговую улочку сделали пешеходной зоной, Рыночную площадь превратили в этакую пьяццу с картинной мостовой и обычным набором чугунных украшений. Весь центр как будто неловко съежился в тесном кольце шумных, широких объездных дорог, которых я не запомнил, и еще построили большое здание для туристов, названное «Опыт белых скал», где, как я полагаю, вы можете испытать, каково быть меловым утесом восьмисотмиллионного возраста. Я ничего не мог узнать. Вся беда с английскими городами в том, что они совершенно неотличимы друг от друга. В каждом найдется «Бутс», «У. Г. Смит» и «Маркс и Спенсер». Я рассеянно кружил по улицам и горевал, что город, занимавший такое место в моих воспоминаниях, стал чужим. И на третьем круге, пройдя по аллейке, по которой, готов поклясться, никогда не ступал прежде, я наткнулся на кинотеатр, в котором, несмотря на густую патину художественной перестройки, еще можно было узнать приют «Рынка женщин», и тогда все вдруг стало ясно. Теперь у меня была надежная точка отсчета, и я точно знал, где нахожусь.
        ==========
        «Дэниел» полностью отвечает моему представлению о том, как выглядела бы Британия при коммунистах. Мне всегда представлялось неудачным — рассматривая вопрос с глобальной точки зрения, — что проведение столь важного социального эксперимента предоставили русским, хотя британцы справились бы куда лучше. Ведь все, необходимое для установления строгой социалистической системы, для бриттов — вторая натура. Прежде всего, они любят терпеть лишения. Они великолепно умеют сплачиваться, особенно перед лицом врага, ради будущего общего блага. Они будут стоять в бесконечных очередях и невозмутимо встретят введение пайков, скудную диету и внезапное исчезновение из продажи скобяных товаров — в чем может убедиться каждый, кто в субботу вечером искал хлеб по супермаркетам. Их не выводит из себя безликая бюрократия, они, как доказала миссис Тэтчер, терпимы к диктатуре. Они безропотно будут ждать годами операции или доставки купленной мебели. У них природный дар отпускать остроумные шутки о властях, не бросая тем серьезного вызова, и все, как один, радуются, видя богатых и могущественных поверженными в прах. Почти все, кому за двадцать пять, уже и теперь одеваются как восточные немцы. Одним словом, условия подходящие. Пожалуйста, не подумайте, будто я говорю, что Великобритания под властью коммунистов стала бы лучше и счастливее — просто британцы проделали бы все как следует. Они провели бы эксперимент точно по плану, с искренним старанием и без большого мошенничества.
        =============================================
        Я бы не так уж возражал, если бы заодно не уничтожили последний в Британии великолепный общественный туалет — маленькую подземную сокровищницу с блестящими изразцами и начищенной медью под вышеупомянутыми садами. «М.» был выше всяких похвал, и о «Ж.» я тоже получал одобрительные отзывы. И даже с этим я мог бы смириться, не будь новый торговый центр столь душераздирающе ужасен — худший образец пластиковой архитектуры: помесь батского полумесяца с Хрустальным дворцом под крышей «B&Q». Ума не приложу, с какой целью балюстраду вдоль карниза крыши уставили статуями обычных мужчин, женщин и детей в натуральную величину. Бог весть, что сие должно означать — видимо, что это, так сказать, народный дворец, но выглядят они так, будто две дюжины граждан различного возраста собрались совершить коллективное самоубийство. С парадной стороны здания, где прежде находились «Сады Виктории» с их милым общественным туалетом, теперь устроено нечто вроде амфитеатра под открытым небом; на его ступенях, думается мне, люди с удовольствием сидят два или три дня в году, когда в Йоркшире тепло и солнечно, а высоко над улицей возведен крытый пешеходный мостик в том же георгианско-итальянско-хрен-знает-каком стиле, соединяющий торговый центр с многоэтажной автостоянкой на той стороне.
        ==========
        Я сел на поезд до Ливерпуля. Прибыв туда, я застал праздник мусора. Горожане проводили свободное от важных занятий время, украшая хрустящими пакетиками, пустыми сигаретными пачками и мешками для покупок блеклый, запущенный ландшафт. Мусор весело шелестел в кустах, добавляя цвета и разнообразия мостовой и канавам. Подумать только, что мы, в других местах, прячем такую красоту в мусорные мешки.
        =============================================
        А пятничными и субботними вечерами тут действует больше общественных туалетов, чем где бы то ни было в Британии, — правда, в других местах их называют подворотнями.
        ============================================
        И все равно, как ни жаль, я не смог бы жить в Инвернессе из-за двух сенсационно уродливых современных конторских зданий, которые стоят у центрального моста и непоправимо портят центр города. Тогда, возвращаясь к центру, я наткнулся на них и был просто сражен: как две бездушных постройки могут испоганить целый город. Все в них: масштаб, материал, архитектура — безумно противоречило окружению. Они были не просто велики и уродливы, но еще и так нелепо спланированы, что пришлось бы обойти их по меньшей мере дважды, чтобы вычислить расположение парадного входа. В том из них, что больше другого, на стороне, выходящей на реку, где можно было бы разместить ресторан, террасу или хотя бы магазин с хорошим видом, большая часть фасада была отдана большим загрузочным воротам с высокими металлическими створками. И это в здании, выходящем на одну из красивейших рек Британии! Это ужасно, так ужасно, что нет слов.

          [Цитировать]

        • ANV:

          Ирина браво! Не в бровь, а в глаз!

            [Цитировать]

        • Мих. Мачула:

          Ирина:

          Это было, есть и будет везде и всегда. Закончила читать книгу американца, который проработал 20 лет в Англии и перед возвращением домой решил объехать города и места своей работы. Я все время ловила себя на мысли, чтоон наверно скрытый ташкентец. Потом поняла, что это — просто течение жизни и происходит везде. У них стекла дымчатые, у нас — синие. Кстати, очень интересная книга.«Остров Ее Величества. Маленькая Британия большого мира» (Билл Брайсон)
          Многое из того, что когда-то стояло в этом шумном уголке Лондона, теперь снесли и заменили зданиями с дымчатыми стеклами. Я не был здесь всего восемь лет, но если бы не постоянные ориентиры: Лондонский мост и Тауэр, — я бы вряд ли опознал знакомые места.
          ==========
          Я шел по несносно шумной улице под названием Хайвэй, разглядывая все эти новшества. Мне чудилось, будто я оказался на конкурсе на самое уродливое здание. Чуть не десять лет архитекторы съезжались сюда и заявляли: — Вы думаете, это плохо? Погодите, вы еще не видели, на что я способен! И над всеми этими бездарными современными конторами гордо высится самая уродливая постройка в Лондоне — комплекс «Ньюс интернешнл», напоминающий главный кондиционер планеты.
          ==========
          Главную торговую улочку сделали пешеходной зоной, Рыночную площадь превратили в этакую пьяццу с картинной мостовой и обычным набором чугунных украшений. Весь центр как будто неловко съежился в тесном кольце шумных, широких объездных дорог, которых я не запомнил, и еще построили большое здание для туристов, названное «Опыт белых скал», где, как я полагаю, вы можете испытать, каково быть меловым утесом восьмисотмиллионного возраста. Я ничего не мог узнать. Вся беда с английскими городами в том, что они совершенно неотличимы друг от друга. В каждом найдется «Бутс», «У. Г. Смит» и «Маркс и Спенсер». Я рассеянно кружил по улицам и горевал, что город, занимавший такое место в моих воспоминаниях, стал чужим. И на третьем круге, пройдя по аллейке, по которой, готов поклясться, никогда не ступал прежде, я наткнулся на кинотеатр, в котором, несмотря на густую патину художественной перестройки, еще можно было узнать приют «Рынка женщин», и тогда все вдруг стало ясно. Теперь у меня была надежная точка отсчета, и я точно знал, где нахожусь.
          ==========
          «Дэниел» полностью отвечает моему представлению о том, как выглядела бы Британия при коммунистах. Мне всегда представлялось неудачным — рассматривая вопрос с глобальной точки зрения, — что проведение столь важного социального эксперимента предоставили русским, хотя британцы справились бы куда лучше. Ведь все, необходимое для установления строгой социалистической системы, для бриттов — вторая натура. Прежде всего, они любят терпеть лишения. Они великолепно умеют сплачиваться, особенно перед лицом врага, ради будущего общего блага. Они будут стоять в бесконечных очередях и невозмутимо встретят введение пайков, скудную диету и внезапное исчезновение из продажи скобяных товаров — в чем может убедиться каждый, кто в субботу вечером искал хлеб по супермаркетам. Их не выводит из себя безликая бюрократия, они, как доказала миссис Тэтчер, терпимы к диктатуре. Они безропотно будут ждать годами операции или доставки купленной мебели. У них природный дар отпускать остроумные шутки о властях, не бросая тем серьезного вызова, и все, как один, радуются, видя богатых и могущественных поверженными в прах. Почти все, кому за двадцать пять, уже и теперь одеваются как восточные немцы. Одним словом, условия подходящие. Пожалуйста, не подумайте, будто я говорю, что Великобритания под властью коммунистов стала бы лучше и счастливее — просто британцы проделали бы все как следует. Они провели бы эксперимент точно по плану, с искренним старанием и без большого мошенничества.
          =============================================
          Я бы не так уж возражал, если бы заодно не уничтожили последний в Британии великолепный общественный туалет — маленькую подземную сокровищницу с блестящими изразцами и начищенной медью под вышеупомянутыми садами. «М.» был выше всяких похвал, и о «Ж.» я тоже получал одобрительные отзывы. И даже с этим я мог бы смириться, не будь новый торговый центр столь душераздирающе ужасен — худший образец пластиковой архитектуры: помесь батского полумесяца с Хрустальным дворцом под крышей «B&Q». Ума не приложу, с какой целью балюстраду вдоль карниза крыши уставили статуями обычных мужчин, женщин и детей в натуральную величину. Бог весть, что сие должно означать — видимо, что это, так сказать, народный дворец, но выглядят они так, будто две дюжины граждан различного возраста собрались совершить коллективное самоубийство. С парадной стороны здания, где прежде находились «Сады Виктории» с их милым общественным туалетом, теперь устроено нечто вроде амфитеатра под открытым небом; на его ступенях, думается мне, люди с удовольствием сидят два или три дня в году, когда в Йоркшире тепло и солнечно, а высоко над улицей возведен крытый пешеходный мостик в том же георгианско-итальянско-хрен-знает-каком стиле, соединяющий торговый центр с многоэтажной автостоянкой на той стороне.
          ==========
          Я сел на поезд до Ливерпуля. Прибыв туда, я застал праздник мусора. Горожане проводили свободное от важных занятий время, украшая хрустящими пакетиками, пустыми сигаретными пачками и мешками для покупок блеклый, запущенный ландшафт. Мусор весело шелестел в кустах, добавляя цвета и разнообразия мостовой и канавам. Подумать только, что мы, в других местах, прячем такую красоту в мусорные мешки.
          =============================================
          А пятничными и субботними вечерами тут действует больше общественных туалетов, чем где бы то ни было в Британии, — правда, в других местах их называют подворотнями.
          ============================================
          И все равно, как ни жаль, я не смог бы жить в Инвернессе из-за двух сенсационно уродливых современных конторских зданий, которые стоят у центрального моста и непоправимо портят центр города. Тогда, возвращаясь к центру, я наткнулся на них и был просто сражен: как две бездушных постройки могут испоганить целый город. Все в них: масштаб, материал, архитектура — безумно противоречило окружению. Они были не просто велики и уродливы, но еще и так нелепо спланированы, что пришлось бы обойти их по меньшей мере дважды, чтобы вычислить расположение парадного входа. В том из них, что больше другого, на стороне, выходящей на реку, где можно было бы разместить ресторан, террасу или хотя бы магазин с хорошим видом, большая часть фасада была отдана большим загрузочным воротам с высокими металлическими створками. И это в здании, выходящем на одну из красивейших рек Британии! Это ужасно, так ужасно, что нет слов.

          Но, мне думается, что этот янки запел бы совсем другую песню, когда, полный надежд и радостных ожиданий встречи с милыми с детства дорогими для него местами, вернувшись домой на свою родовую ферму. некогда стоявшую на берегу горной речки у опушки рощи столетних дубов, с просторными лугами, где резвились табуны лошадей,

          — он, вместо всего этого великолепия, обнаруживает работающий химзавод. закоптивший небо своими бесчисленными трубами, превративший его речку в хилый ручеек со зловонными берегами, с горечью смотрит на остатки дубовой рощи, в мольбе протягивающей свои сухие мертвые ветви в серое хмурое небо. Луга, где он гонял верхом на гордом скакуне, превратились в уходящие вдаль заасфальтированные площадки, на которых хранилось несметное количество металлических бочек, выкрашенных в ядовито-зеленый цвет, с круглой маркировкой желтого пропеллера на черном фоне.

          Он оглянулся по сторонам и, не веря своим глазам. по горным вершинам, определил. что завод построен точно на месте его родового гнезда. Не сохранились даже родовые склепы, где раньше спокойно спали его предки — покорители Дальнего Запада.

          Пришла мысль, что на фоне такой беды, новостройки, по сути чужого для него Лондона, которые так его недавно волновали, увиделись столь несущественными и не имеющими никакого значения.

          Приняв решение, он подошел к дубу, который помнил его детские игры. на котором его отец когда-то соорудил для него качели, подпрыгнул до ближайшей горизонтальной ветки. Повисел немного. Спрыгнул.
          Выдержит, подумал он…

            [Цитировать]

          • urman:

            «…он, вместо всего этого великолепия, обнаруживает работающий химзавод. закоптивший небо своими бесчисленными трубами…»

            Я знал аксакала, детство которого прошло около Чирчика, он бы полностью согласился с этим. Он тосковал по скрипу огромных колёс арбы, по истошным крикам ишаков, по топоту коней и не хотел понимать, что этого уже (дай Бог) никогда не будет. И не хотел принимать новую реальность, в которой люди при встрече не приветствуют друг друга, в которой основным цветом праздников стал красный, солидные мужчины стали носить короткие пиджаки и туфли вместо сапог, а женщины оголять руки и ноги. И не слушал моих объяснений, что время вспять не повернешь. Лишившись из-за своих взглядов своего имущества и отсидев за них перед войной положенный срок в известном здании рядом с Алайским, он продолжал возвращаться к своим воспоминаниям, продолжал соблюдать все обычаи, впитанные им в раннем детстве, и, наученный горьким опытом, молча наблюдал за тем, как время уничтожает все то, что когда-то согревало его душу…
            И ничем я ему помочь не мог…

              [Цитировать]

            • Ирина:

              Ну да, есть же такое понятие — «отстать от жизни» или «идти в ногу со временем». Несколько лет назад после защиты докторской моим знакомым на банкете я увидела мужчину возрастного, на которого с обожанием смотрели более молодые обоего пола. Оказывается, этот преподаватель в свои 80 лет освоил компьютер и английский, и завоевал дополнительный авторитет у сотрудников и тем более студентов. Хвала ему!

                [Цитировать]

            • Ирина:

              urman:
              Я знал аксакала, детство которого прошло около Чирчика, он бы полностью согласился с этим. Он тосковал по скрипу огромных колёс арбы, по истошным крикам ишаков, по топоту коней и не хотел понимать, что этого уже (дай Бог) никогда не будет. И не хотел принимать новую реальность, в которой люди при встрече не приветствуют друг друга, в которой основным цветом праздников стал красный, солидные мужчины стали носить короткие пиджаки и туфли вместо сапог, а женщины оголять руки и ноги. И не слушал моих объяснений, что время вспять не повернешь. Лишившись из-за своих взглядов своего имущества и отсидев за них перед войной положенный срок в известном здании рядом с Алайским, он продолжал возвращаться к своим воспоминаниям, продолжал соблюдать все обычаи, впитанные им в раннем детстве, и, наученный горьким опытом, молча наблюдал за тем, как время уничтожаетвсе то, что когда-то согревало его душу…
              И ничем я ему помочь не мог…

              Мне в книге англичанина очень понравился вот этот фрагмент:
              «Я вижу три причины никогда не быть несчастным. Первая — вы родились. Это само по себе замечательное достижение. Очень может быть, что рождение — главное достижение в Вашей жизни.
              Вторая — Вы живы. На кратчайший миг вечности Вам дарована волшебная привилегия — существовать. Бесконечные эпохи Вас не было. Скоро Вас снова не будет. То, что Вы сейчас, в этот неповторимый во веки веков миг сидите, читая эту книгу, закусывая леденцами, или чем Вы там сейчас занимаетесь — просто существуете, — уже чудесно до невероятия. Третья — у Вас вдоволь еды, Вы живете в мирное время, и песенка «Завяжи желтую ленточку на старом дубе» уже никогда больше не станет хитом номером один. Если Вы примете все это во внимание, то никогда не будете по-настоящему несчастным — хотя, по чести должен заметить, что, оказавшись в одиночестве в Уэстон-Сьюпер-Мэр в дождливый вечер вторника, Вы можете сильно приблизиться к этому состоянию.»
              Правда, не нашла, о чем эта песенка про желтую ленточку, но в целом понятно.

                [Цитировать]

              • urman:

                Песня «Tie a Yellow Ribbon Round the Ole Oak Tree» была хитом в Америке и Англии сорок лет тому назад. Ее пели Фрэнк Синатра, Карел Готт, Сергей Захаров (сейчас эти имена большинству ничего не говорят.) В Америке со времен гражданской войны желтая ленточка в волосах женщины — символ верности в разлуке (сравните с незабываемым “жди, когда наводят грусть желтые дожди”).
                А приведенный Вами отрывок просто замечательный.

                  [Цитировать]

                • Ирина:

                  urman:
                  Песня «Tie a Yellow Ribbon Round the Ole Oak Tree» была хитом в Америке и Англии сорок лет тому назад. Ее пели Фрэнк Синатра, Карел Готт, Сергей Захаров (сейчас эти имена большинству ничего не говорят.) В Америке со времен гражданской войны желтая ленточка в волосах женщины — символ верности в разлуке (сравните с незабываемым “жди,когда наводят грусть желтые дожди”).
                  А приведенный Вами отрывок просто замечательный.

                  urman, спасибо большое за объяснение. Все три имени мне знакомы, но песней этой, получается, я не интересовалась. Да, вот так, читая мемуары, но не зная того времени, пропускаешь много чего из мыслей пишущего.

                    [Цитировать]

          • Ирина:

            Мих. Мачула:
            Но, мне думается, что этот янки запел бы совсем другую песню, когда, полный надежд и радостных ожиданий встречи с милыми с детства дорогими для него местами,

            ……….. он подошел к дубу, который помнил его детские игры. на котором его отец когда-то соорудил для него качели, подпрыгнул до ближайшей горизонтальной ветки. Повисел немного. Спрыгнул.
            Выдержит, подумал он…

            Да Вы — писатель готовый…он же и пишет, что изуродовали дымчатыми стеклами и прочими постройками прежние здания — в первом фрагменте. А вообще Вы озвучили чувства тех дворян и аристократов, которых 1917 год лишил их поместий с дубами и выгнал с пустыми руками за границу. Ну а теперь — следующий круг.

              [Цитировать]

  • Мих. Мачула:

    Ирина, вы правильно поняли мою мысль, но к сожалению, не до конца.

    Лишиться чего-то — это большая боль. Это порождает чувство ностальгии.

    Но настоящее горе начинается тогда, когда становится ясно, что и возвращаться-то уже не куда. Что вместо старого поместья — развалины и колхоз, а вместо белокаменной церквушки на холме — грязный склад.
    Как ни парадоксально, но ностальгия проходит, а взамен появляется сначала злость, а затем безразличие.

      [Цитировать]

    • Ирина:

      Мих. Мачула:
      Ирина, вы правильно поняли мою мысль, но к сожалению, не до конца.
      Лишиться чего-то — это большая боль. Это порождает чувство ностальгии.
      Но настоящее горе начинается тогда, когда становится ясно, что и возвращаться-то уже не куда. Что вместо старого поместья — развалины и колхоз, а вместо белокаменной церквушки на холме — грязный склад.Как ни парадоксально, но ностальгия проходит, а взамен появляется сначала злость, а затем безразличие.

      Михаил, думаю, что Вашу мысль я поняла. Когда- то я рассуждала также — с позиций конкретного человека, себя, например; это было из разряда: наши — разведчики, а их — шпионы. Я тоже ходила и сканировала окружающие изменения, и все эти чувства мне понятны, я их прошла. Но поскольку с детства я книгочей запойный, и в последние лет 20 поняла, что читать мне интересно только исторические, документальные, мемуарные книги, а современные писатели художественной и детективной литературы мне неинтересны по своему птичьему языку и непонятно о чем, углубилась в литературу о прошедшем. Читая воспоминания тех, кого мы на уроках истории называли «бывшими», понимала, что это были люди образованные гораздо лучше, чем мы, что они были выбиты из своего русла 17-м годом и лишены всего и всей своей прежней жизни; документальный фильм, где показали вскрытие гробов из ташкентского Военного Спасо-Преображенского собора и вытряхивание останков, рассказы тех, кто помнил «ту жизнь» — складывались в тот подход, который у меня сейчас есть. Даже недавний материал о переделках в Ботсаду и возмущение работников об откусывании территории Ботсада для Зоопарка, сложился у меня в целое после комментария женщины, написавшей, что глиняная супа, сделанная ее дедом и урючина рядом, посаженная им же в их дворе, до сих пор находятся на территории Ботсада, и теперь она знает, что лишением двора и дома деда они обязаны энтузиазму Русанова, создателя Ботсада. Все идет по кругу. В разное время из разных уст приходилось слышать информацию, которая сложилась в понимание, что практически все потомки 14-ти Туркестанских комиссаров имели большие проблемы по жизни и странные жизненные финалы. Точку поставила Филанович М.И. своей профессиональной фразой о том, что в Ташкенте нет места, где бы не было под землей чьих-то костей. «Весь квартал Ц-1 оказался местом с археологическим прошлым». То есть все дома там — на костях.
      Что такое потери по жизни — я знаю не понаслышке. И знаю, что без потерь человек прожить не может. В конце концов, любой родившийся — умрет обязательно, но это же не повод встречать из роддома новорожденного с гробиком и сразу — на Боткина, чтобы не переживать всю цепочку эмоций, прекрасно сформулированную Вами, извините за утрирование.
      Если хотите, мы на эту темы с Вами поговорим — у ЕС мой e-mail есть. Возможно, Ваше безразличие или другие эмоции сменятся на более позитивные. Здесь народ может возмутиться, и обвинить в офтопе.Извините за многословность.

        [Цитировать]

      • VTA:

        Ирина! Извините, что вмешиваюсь в Ваш диалог, но меня заинтересовало упоминание о документальном фильме. Не помните ли Вы, куда перенесли останки или в фильме об этом умолчали? Где бы фильм раздобыть? Кем снят?

          [Цитировать]

        • Ирина:

          VTA:
          Ирина! Извините, что вмешиваюсь в Ваш диалог, но меня заинтересовало упоминание о документальном фильме. Не помните ли Вы, куда перенесли останки или в фильме об этом умолчали? Где бы фильм раздобыть? Кем снят?

          Вот сама все время пытаюсь вспомнить, как назывался, или это в передаче какой-то показали фрагмент. Кем, где — ничего не знаю . Но четко помню эти кадры, потому что в то время я уже знала про Собор, где он был и многое о Ташкенте. Кадры были немые; счастливые лица тех, кто срывал кресты и выкидывал все это, наводили на мысль, что переносить официально, и обозначать новое место никто не собирался. Вот фрагмент из воспоминаний о Ташкенте историка Пославской О,
          «Улица Карла Маркса, идущая параллельно Сулеймановой (Воронцовской), называлась раньше Соборной, потому что до тридцатых годов на том месте, где сейчас площадь Ленина, стоял большой Спасо-Преображенский собор. Рядом с его основным зданием возвышалась высоченная колокольня, обнесенная широкой каменной папертью. Вокруг колокольни вечно катались велосипедисты. Мы, «печатники», устраивали здесь антирелигиозные шествия. Сейчас бы очень осудили наши выкрики, шум оркестра, лозунги «Бога нет!» и антирелигиозные песни. Очень популярна была странная песня: «Сергей поп, Сергей поп, Сергей дьякон и дьячок; пономарь Сергеевич и звонарь Сергеевич. Вся деревня Сергеевна. Комсомольцы Коминтерна разговаривают!» Тогда атеизм был в моде у молодежи.
          На площади вокруг колокольни проходили демонстрации трудящихся. Я отлично помню день похорон В. И. Ленина. Люди были подавлены, ходили притихшие. В день похорон к часу погребения, на три часа позднее московского, на улицах стали собираться. Мои родители пошли к скверу Революции, нам же позволили идти только до Обуховского сквера. Постепенно он заполнился молчаливой толпой. Стояли тихо, неподвижно. В тот момент, когда тело Владимира Ильича вносили в Мавзолей на Красной площади, со всех сторон зазвучали гудки фабрик и заводов. Все стояли, опустив головы. Многие плакали.»
          =========================================
          Так что убрали Собор, чтоб не мешал демонстрациям, кстати после сноса Храма Христа Спасителя. Сейчас — с точностью до наоборот.
          ======================================
          И еще фрагмент из Пославской О.
          «На кладбище был похоронен мой дед И. Т. Пославский, склеп с его могилой был сразу за церковью. Однако в то время одно упоминание о деде, царском генерале, могло привести к тяжелейшим последствиям. Поэтому в семье помалкивали о «неудачном» предке.
          Уже во время Великой Отечественной войны церковь расширяли, и архитектор-строитель принес мне письмо от церковных властей Ташкента с просьбой разрешить, чтобы склеп оказался внутри церкви, под ее алтарем. Мама разрешила».
          ======================================
          Деда Пославской О. возможно выкопают из-под алтаря Храма на Боткина — объявили реставрацию. Обнаружили под алтарем 5 захоронений, причем, объявляют их неизвестными и приглашают волонтеров.Цитирую:
          «на ОК пишут — ПРИ РЕСТАВРАЦИИ ХРАМА НА КЛАДБИЩЕ БОТКИНА ПРЯМО ПОД АЛТАРЕМ НАЙДЕНЫ ЗАХОРОНЕНИЯ (СКЛЕП-5 ЧЕЛОВЕК). НУЖНЫ МУЖЧИНЫ-ВОЛОНТЕРЫ И ПОСИЛЬНАЯ ПОМОЩЬ. НЕ ОСТАВАЙТЕСЬ РАВНОДУШНЫМИ!
          Что значит — найдены — а то не знали, что там есть захоронения и чьи? Вот просто кого попало похоронили под алтарем и вблизи Храма? Там с улицы сзади Храма первые плиты — Остроумовы-Маллицкие, как у Кремлевской стены — первые люди Ташкента. А те, которые под алтарем оказались — и того важнее были. В книгах Храма должны быть записаны эти захоронения. Пройдет лет 100 и еще куда-нибудь повернется все.

            [Цитировать]

          • VTA:

            Спасибо, Ирина за ответ! Всю историю с собором я, разумеется, знаю. Ищу документы куда перенесли или вообще не переносили останки Кауфмана, Малова и других. Хоть про фильм не прояснилось, но напомнили про Поплавского. Я весь день сегодня вспоминала, у кого я читала про разрешение расширить храм за счет склепа (((. И вспоминала в связи с просьбой о волонтерах. Про книги в храме Вы ошибаетесь, они давно в архиве на Чиланзарской, то что осталось. В метрических книгах, в разделе с записями о смерти, писали и о месте захоронения. Не всегда, правда, не всех своих я нашла.

              [Цитировать]

            • Ирина:

              VTA:
              Спасибо, Ирина за ответ! Всю историю с собором я, разумеется, знаю. Ищу документы куда перенесли или вообще не переносили останки Кауфмана, Малова и других. Хоть про фильм не прояснилось,но напомнили про Поплавского. Я весь день сегодня вспоминала, у кого я читала про разрешение расширить храм за счет склепа (((. И вспоминала в связи с просьбой о волонтерах. Про книги в храме Вы ошибаетесь, они давнов архиве на Чиланзарской, то что осталось. В метрических книгах, в разделе с записями о смерти, писали и о месте захоронения. Не всегда, правда,не всех своих я нашла.

              Про книги в Храме я и не знала, где они, когда-то их заполняли в церквях при крещении. А Поплавский — это кто-то еще, или просто описка у Вас получилась от Пославской Ольги?

                [Цитировать]

              • VTA:

                Пославский!!! Я через знакомых написала настоятелю про воспоминания Ольги Пославской, не знаю известно им или нет. На всякий случай, чтоб имели в виду.

                  [Цитировать]

                • VTA:

                  Ирина! Отвечаю Вам на эту фразу: «Деда Пославской О. возможно выкопают из-под алтаря Храма на Боткина — объявили реставрацию. Обнаружили под алтарем 5 захоронений, причем, объявляют их неизвестными и приглашают волонтеров»

                  Настоятель церкви на кладбище Боткина протоиерей Сергей Стаценко ответил: останки будут торжественно перезахоронены, получено разрешение родственников.

                    [Цитировать]

                  • Art68:

                    мда, получается так, что когда то при расширении алтарной части храма рука не поднялась перенести останки, а сейчас спустя много лет молодой настоятель о. Сергий дает согласие. Что же там за реставрация такая?и еще непонятно, если их(останки) объявляют неизвестными, то согласие чьих родствеников тогда получено? где логика ?

                      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Танечка, кто из родственников Пославских найден?
    Мы очень хорошо знали и Ольгу Юрьевну, и особенно её сестру Марию Юрьевну, они жили в нашем районе, за штабом ТурКВО. Наши дети называли младшую из сестер тетя Муся — она в молодости была на фронте почти 2 года вместе с мамой моего мужа, они и потом дружили, и обе занимались военно-патриотической работой с детьми и молодежью в хорошо известной Вам школе №190.
    Очень хотелось бы знать, как вся эта история будет дальше разворачиваться…
    Напишите мне, пожалуйста, на домашний — iskanderov0406@rogers.com
    Заранее спасибо! Зелина

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.