Сейдулла Молдаханов: «Театр – мой храм» Tашкентцы Разное

Сейдулла Молдаханов

Строгий и мягкий, резкий и отзывчивый, коммуникабельный, компетентный и критичный… Трудно поверить, что всеми этими противоречивыми качествами обладает один человек. Тем не менее это так. Близнец по гороскопу, он, как и этот необычный знак Зодиака, многогранен и удивителен. Это и нежный отец, и любящий муж, и ласковый сын, и строгий педагог, и яркий актер… Наш собеседник сегодня – заслуженный артист Республики Узбекистан Сейдулла Молдаханов. Нашему зрителю он знаком по фильмам «На Муромской дорожке», «На краю стою», «Урток Бойкенжаев», «Высоцкий. Спасибо, что живой», «Адмиралъ».

Какой он в жизни? Чем он отличается от своих героев и чем похож на них? Что он любит, а от чего бежит?.. На эти и многие другие вопросы Сейдулла Абдуллаевич охотно ответил нам в уютной атмосфере маленького кафе его родного театра «Ильхом».

- Сейдулла Абдуллаевич, когда Вы поняли, что Ваше призвание – именно профессия актера?
- Я мечтал стать актером с детства, лет с 10-ти. В это время отец купил телевизор. Там показывали кино, и я хотел попасть туда, в телевизор. Я говорил, что хочу стать актером. Мне сказали, что есть такой институт, где готовят киноактеров, и с детства я мечтал поступить именно в этот вуз и поступил во ВГИК. Это была моя заветная мечта, и она и большое желание двигали мною. Причем я в школе никогда не участвовал ни в каких драмкружках, у меня было просто большое желание. Начал поступать: провалил экзамены в институте культуры, в студии ТЮЗа… Пошел работать на завод, увидел объявление о наборе в самодеятельность и вот тут и началась моя школа, потому что это был агиттеатр Ташкентского тракторного завода – один из лучших в то время в стране. Мы ездили на фестивали, а мои первые гастроли были на Байкало-Амурской магистрали (БАМ). Там был маленький театрик, и мы в своих спектаклях критиковали пьянство и другие пороки. Мы месяц колесили по БАМу. Это и был мой дебют.

Родители были против моего выбора. Еще никто до меня в нашем роду не был актером. Мой отец был инженером-геофизиком, а мама – кастеляншей в гостинице и детском саду. И еще она очень вкусно готовит, хотя это и не профессия, и к ней до сих пор приезжают из президентского совета, чтобы просто вкусно пообедать. Она готовит на заказ. Она до сих пор говорит: «Откуда ты такой взялся?!» Тем не менее они не стали убивать мою мечту, поддержали меня. Были против, но не говорили «нет». Мама потом мне сказала: «Я знала, что ты не поступишь, но я собрала деньги тебе на билет. Я это сделала, чтобы ты потом никогда в жизни не сказал, что мы убили твою мечту». Поэтому и я говорю всем родителям: дайте возможность детям! Пусть пойдет, провалит экзамены, но если запретить – будет обида на всю жизнь.

- А можно сказать, что путь к звездам у Вас пролегал через тернии? Трудно было?
- Трудно было. Отказывали в ролях, потому что были бесконечные кастинги… а по молодости любое «непрохождение» на роль – это очень больно. Это сейчас я к этому спокойно отношусь. И в театре я очень долго не получал ролей. Я пришел в театр, когда мне было почти 30 лет. Это все – действительно тернии, да!

- Вообще у Вас строго одного амплуа нет. Вы – уникальный разноплановый актер. Вы и наркоделец-бандит («На краю стою»), и китайский промышленник («На Муромской дорожке»). А какое у Вас амплуа по жизни? Как Вы себя охарактеризуете как человека?
- Мне с этим очень повезло. Некоторых актеров «заштамповывают», «надевают форму» - или положительный, или только отрицательный персонаж и так вся жизнь и проходит. Мне повезло… Я всегда говорю: «Спасибо маме с папой за такую внешность!» У меня такое количество ролей: и китайцы, и буряты, и калмыки… Я в прошлом году сыграл таджика! Я режиссеру говорю: «Я не похож на таджика». Нет, все нормально. Фильм прошел в российском прокате. Называется «Весной расцветает любовь».

А амплуа по жизни… Близнец! Знаете гороскоп? По гороскопу, как выяснилось, я должен был стать артистом, таможенным работником, спортсменом… Кстати, спортом я занимаюсь до сих пор – хожу в тренажерный зал.

- Кроме такой разноплановой внешности у Вас есть еще одна уникальная черта – Ваш голос! Как Вы стали голосом радио «Максима»?
- 13 января, в Старый Новый год – день рождения радио «Максима». В тот год им исполнилось 9 лет, Пригласили меня, предложили стать «генеральным» голосом радио «Максима». Я озвучиваю и рекламу, говорю точное время, песни… Я, допустим, прихожу туда раз в 3 месяца, раз в полгода. Могу уехать. Но в эфире мой голос.
Но, правда, там жесткий контракт – я не могу работать на другом радио, не могу читать рекламу, которая там звучит. Могу читать только рекламу в театре. Могу озвучивать документальные фильмы и художественные.

- Раз уж речь зашла о голосе… Вот как раз еще один вопрос - приходилось ли свой голос «одалживать» другим актерам?
- В смысле?

- Ну, например, в «Мастере и Маргарите» Александр Галибин – Мастер – говорит голосом Сергея Безрукова. Голосом Сергея Безрукова говорит и Иннокентий Смоктуновский в «Вине из одуванчиков» (роль полковника Фрилея – прим. авт.), потому что он умер уже к этому времени. А Вашим голосом кто-нибудь говорит в фильмах?
- Да, часто так бывает, потому что иногда надо озвучить на русском узбекские картины. Озвучиваю тех актеров, которые не владеют русским языком, как и я не владею узбекским. Бывает и другое, не очень приятное обстоятельство: заканчивая проект в России, к концу проекта кончаются деньги и нет денег на мой перелет. И они приглашают другого актера озвучивать мою роль.

- А по-узбекски вы не умеете говорить… но ведь Вы же играете в узбекских фильмах. Например, «Урток Бойкенжаев» («Товарищ Бойкенджаев» - прим. авт.).
- Это вообще особый случай, потому что придумали, что я казах или каракалпак. Я наполовину казах и я это придумал, предложил режиссеру. И с отцом, уже ныне покойным, придумал фразу на казахском, на котором здесь говорят, чтобы было понятно узбекам. И я там себя озвучивал. Это был местный диалект. Фраза звучала так: «Ленин – бу Дед Мороз эмес» (Ленин – это не Дед Мороз).

Сейчас я опять снимаюсь у этого же режиссера – Юсупа Разыкова в сериале. Называется «Пороги». Я играю там или калмыка, или бурята. Действие происходит на китайской границе. Там совсем другая роль: человек без вины отсиживает 15 лет, его преследуют… связано это с золотом.

- Не было риска остаться актером «одной роли»?
- Для этого есть театр – здесь у меня совершенно разные роли. Если бы предлагали одно и то же, я бы отказывался.

- Вы не отказываетесь сниматься даже в эпизодах, снимаетесь в ролях второго плана. Последний фильм, который мы смотрели – «Высоцкий. Спасибо, что живой!» (Роль врача скорой помощи – прим. авт.). Просто есть актеры, которые требуют себе только главных ролей. Вы не чураетесь даже маленьких эпизодов.

- Нет, конечно. Особенно играть в таком фильме даже эпизод приятно.
- А понравилось работать с этими актерами? (С. Безруков, А. Панин, М. Леонидов).
- Конечно, понравилось! У этого режиссера (Петр Буслов – прим. авт.) я снялся тоже в эпизодике. Премьера этого фильма будет 15 октября. Мировая премьера. Называется фильм «Родина». О русских, которые живут в Гоа. Но благодаря этому эпизодику я месяц жил в Гоа! (Смех)

- Понравилось?
- Да. Конечно. Я вообще люблю путешествовать. Мне везде нравится. Даже в Индии! Многие говорят – там грязно… Я с удовольствием побывал в этой удивительной стране. Это действительно удивительная страна, которую до конца не разгадали сами ее жители. Япония… Там вежливые люди, чистота. Никто друг на друга не орет, не ругаются. Нет ни одного окурка на улице. Чистые улицы. Хотя у них экономических проблем больше, чем у нас. У них там много бомжей. Прямо вокруг императорского дворца бомжи в коробках живут! Очень много! Везде! На улице, в парках… Америка (США) контрастная страна, но понравилось больше всего в Лос-Анджелесе. Там собрались самые красивые люди на свете. Туда приезжают, чтобы покорить фабрику грез, это им не удается, но они все-таки остаются.

- А какие роли самые любимые? Какие запомнились лучше?
- Все роли, конечно, дороги… но самые… Вообще все актеры отвечают так: «Лучшая роль - впереди». Если говорить вообще. Мне ближе роли в театре, а в кино я бы отметил фильмы «На Муромской дорожке» (китайский купец Чжоу), «Возвращение в А» (реж. Егор Кончаловский), где я тоже играю главную роль (Марат Аюмов). Недавно я снялся в эстонском фильме и летал в Таллин переозвучивать. Благодаря этой картине я побывал в семи странах Европы.

Ну, и конечно, первая роль, где я был еще студентом. Фильм называется «Бардош». Это была моя первая главная роль, а у Шукура Бурханова, который сыграл со мной, это была последняя. Вместе с нами снялись Гани Агзамов, Хамза Умаров, Тути Юсупова. Целое созвездие! Этот фильм каждый год показывают на 9 мая. Я там был молодой и красивый. Сейчас я просто красивый (смех).

В театре легче сказать, что мне не очень нравится. Мне не нравится играть в спектакле «Глиняные буквы, плывущие яблоки» С. Афлатуни (роль Старого учителя). У меня там три выхода по 1 минуте. И я должен все остальное время сидеть в гримерной и ждать 2 с половиной часа! Вот это тягостно! Одна из последних ролей – Привидение. Она сложная. Уже третий сезон играем, а я себя так и не нашел. С каждым разом по-новому. Легче, чем в кино. В кино нужно собраться и сыграть раз и навсегда! В театре можно «дорабатывать» с каждым разом. Еще один очень хороший спектакль «Белый-белый черный аист» (А.Кадыри) (роль Саида). С ним мы гастролировали в разных странах (США, Израиле). Есть еще и другая особенность у спектаклей: он может стать заезженным. И, например, зритель, который не видел его, может попасть на неудачный спектакль. Это может быть незаметно ему, но нам – заметно.

- Раз уж речь зашла о театре. Великий актер Лев Дуров на вопрос, что он чувствует после премьеры, ответил, что у любого актера такое чувство, что он только что родил ребенка и его сразу же отняли. Чувство какой-то потери, опустошения… Вы согласны с этим?
- Я согласен с Дуровым, что у всех актеров это чувство. Ты не спишь ночь до премьеры и ночь после премьеры. После премьеры все это проигрываешь, вспоминаешь, просчитываешь… а потом ведь это все долго вынашиваешь… Первый спектакль – он все равно недоделанный. Критики приходят всегда после десятого спектакля, когда уже наиграли. Например, в Лондоне в театрах таблички висят: «Критикам на первые 10 спектаклей вход воспрещен!» Первые 10 спектаклей – для театралов, а потом только приходит понимание.

- Ваш коллектив очень сплоченный – это сразу видно. Расскажите о ваших отношениях с командой.
- Вообще считается, что театр, его коллектив принято считать дурдомом, полным шизофреников. В этом театре людей учат работать от начала до конца. Конфликты и интриги пресекаются сразу.

- А вообще вы строги со своими студентами? С окружающими?
- Я люблю дисциплинированность. Все бывает: с похмелья может прийти человек, опоздать… если сидит человек, ничего не соображает, без желания… Зачем? Не участвуй! Могу прикрикнуть, обругать.

- А к себе вы строги, требовательны?
- Да, конечно. Строг, требователен. Человек должен быть таким по отношению к себе. Сомневающимся. Сомневающимся в своей профессии. Обидно бывает. Жалею ли? Да по нескольку раз в день! Потому что это тяжело, трудно. Это лишения! Обо всем жалеешь: о деньгах, о зарплате. Я же говорю: сборище шизофреников! (смех) Сутками сидишь в театре. Да кто тебя заставляет?! Иди на завод, работай с 8-ти до 5-ти, у тебя график будет, здоровье будешь беречь. Семью свою чаще видеть… но нет. Я возвращаюсь сюда – в свой дом.

- А в семье с пониманием относятся?
- Да. Моя супруга творческий человек – хореограф. Я познакомился с ней в институте культуры, когда учился на режиссерском отделении. В этом году у нас янтарная свадьба – 34 года вместе. Я, правда, прибавляю еще 4 года – вместе мы с ней уже 38 лет. Я каждый год дарю ей что-нибудь к этой дате. В этом году я подарил ей сережки янтарные. У меня есть дочь Александра, скоро будет внук. Она живет в Москве. Окончила здесь институт дипломатии, в Москве – РУДН. Два красных диплома. Она уже 5 лет за рулем, в отличие от меня. Когда мне надо для роли, я беру пару уроков.

- А Вы строгий папа?
- Нет. Я практически не участвовал в воспитании дочери – работал.

- А если внук по Вашим стопам захочет пойти?
- Конечно, я его поддержу. Я же говорил: мечту надо поддерживать, нельзя убивать, особенно если человек талантливый. Но не так, чтобы «толкать» режиссерам: посмотрите его. Учить, направлять.

- А ваша педагогическая деятельность Вам нравится?
- Да, нравится, Я преподаю пластику. Это не означает, что пластика, что надо что-то пластично изобразить… пластика – это непластичность в том смысле, в котором все понимают. Вот пример. Предположим, один актер сидит в инвалидном кресле, и мы ему верим (по системе Станиславского), а другому – нет. Потому что он неправильно сидит, неправильно думает. Надо сидеть всем телом, думать мозгами, развивать пластическое мышление, как думают все в нашем доме… больном.

- Студенты плачут от вас, как, например, студенты Этуша?
- Нет, я почти никогда не кричу на студентов. Есть книга одного педагога, которая так и называется: «Пластическая выразительность актера». И там написано: «если педагог начинает кричать на своих студентов – это первый признак старости». Старым быть не хочется! Могу прикрикнуть, если кто-то за собой что-то не убрал. Но и в последнее время я уже и этого не говорю, особенно взрослым актерам. Когда театральный актер работает в кино, то он за собой аккуратненько берет свой костюм и вешает на вешалку сам. Киноактер все побросает и за него все должна сделать костюмерша. В театре каждый должен убирать свой костюм. Если актеры не убирают и все это валяется на другой день, я все это беру и в угол бросаю. Наверное, плохо поступаю, потому что все это будет разбирать костюмерша. Взрослым актерам говорить бесполезно.

- А в жизни тоже такие требования предъявляете к окружающим?
- Меня это бесит, но я же не могу ничего сделать. Например, «мода» такая появилась в Ташкенте: из своего подъезда вынесет пакетик с мусором и у соседнего оставит или у дороги. Донеси до бака! Такая нечистоплотность просто бесит!

- А насчет ваших ролей и мечтаний… Были такие роли, о которых вы мечтали и сыграли?
- Были. Я с детства мечтал сниматься в фильмах по книгам Джека Лондона. Я уже тогда с пониманием относился к разрезу своих глаз. А у него же много там индейцев, китайцев. Я отработал в фильмах «Аляска Кид» (китаец) и «Сердца трех» (индеец). «Аляска Кид» - масштабный проект, в котором принимали участие актера нескольких стран. Участие в нем, конечно, понравилось. Я познакомился со многими голливудскими актерами. Они очень простые люди. Съемки велись на английском языке, хотя потом перевели и озвучили на немецком, на котором и показали по телевидению. Мне это не понравилось. И еще там закралась ошибка – в титрах вместо меня написали имя актера Вячеслава Цоя. Который снялся совсем в крохотном эпизоде. Столько лет прошло, так до сих пор не могу взяться за это дело.

- А когда постановка идет по книге, читаете ли вы сначала саму книгу?
- Например, в сериале, если моего персонажа показывают с третьей до восьмой серии, я все равно читаю все с первой до двадцатой. Так как все равно надо «быть» в первой и двадцатой сериях. И книги надо читать.

- А вообще читать любите? И какие книги предпочитаете?
- Читать люблю, читаю классику, т.к много чего не прочитал. Не прочитал всего Достоевского, Бальзака, и т.д. Люблю Довлатова, Битова.

- А были такие роли, от которых вы отказывались?
- Да, если поступали предложения участвовать сразу в нескольких проектах. Тут есть «правило первой брачной ночи»: с кем первым договорился – с теми и работаю. Есть актеры, которые стараются участвовать сразу в нескольких проектах – это и перелеты, и съемки. Тут просто физически можно не успеть. А так, конечно, я не отказываюсь – хочется успевать везде, как Пореченков, как Безруков…

- Вы много работаете. А как предпочитаете отдыхать?
- Путешествовать. Стараюсь семью вывести на море. В отпуске стараюсь быть без телефона и даже без Интернета. Только агент знает, где я нахожусь.

- Вы были во многих странах, работали там, а не было желания остаться?
- Нет. Здесь я родился, здесь у меня мама. Здесь театр, подобных которому в мире нет.

- Какие бы Вы еще хотели роли сыграть и с какими актерами? Кого считаете образцом для подражания?
- С Арменом Джигарханяном. Он настоящий мэтр! Армянин, который сыграл даже афроамериканца. Держит театр, снимается, несмотря на довольно преклонный возраст. И с Беном Кингсли – оскароносным британским актером.

- Какие роли даются легче: отрицательные или положительные?
- Все роли даются тяжело. Легко тем актёрам, которые делают одно и тоже на протяжении всей карьеры.

- В одном из своих последних интервью актер Анатолий Ромашин сказал, что мечта любого актера - роль Гамлета, актрисы - роль проститутки. Согласны ли Вы с этим?
- Насчёт Гамлета согласен, насчёт проституток, не знаю... Гамлета не играл, но недавно играл Ромео в короткометражном фильме.

- Были роли, написанные специально для Вас?
- Были. "День Победы"

- Вы замечательно поете. Когда это обнаружилось?
- Я не считаю, что я замечательно пою, я просто пою, потому что надо. Петь я не люблю. У меня есть мания забывания текста и однажды я забыл текст во время концерта. Я пою одну строчку, а сам вспоминаю другую. Мне все говорят: вам петь надо. Ну, конечно! Чтобы я каждую песню забывал?! Слушать люблю джаз. Когда слушаю любимую музыку, то просто кайфую и отвлекаюсь от проблем.

- Певец Андреа Бочелли сказал, что в жизни не бывает сослагательного наклонения, но все же: кем бы Вы стали, если не получилось с актерством?
- Я бы работал в Кино, и все равно снимался в эпизодах или в массовке, потому что мне нравится атмосфера, люблю не просто быть в кадре – люблю работать!

- Чего вы не любите вообще?
- Я уже говорил: нечистоплотность, предательство, ложь в отношениях, зависть. Одним словом – нечистоплотность. Я знаю, что я – мусульманин. Но человек на свете должен жить, следуя основным десяти заповедям. Я не религиозный человек, не хожу на пятничный намаз. Для меня храм – это театр, а я – служитель этого храма. Зрители – это наши прихожане. Это и есть моя религия. И мы проповедуем со сцены этого храма.

- У Вас скоро день рождения. Как Сейдулла Молдаханов проводит праздники?
- Как получится: в театре, в самолете, в дороге, в аэропорту. Как отмечу? Обязательно с друзьями, с семьей. Отдельно на «Узбекфильме». Ведь я являюсь штатным работником «Узбекфильма».

- А много у Вас друзей?
- Настоящих друзей не может быть много. Есть друзья, есть товарищи, есть просто знакомые. Эти понятия надо разделять.

- А бывают дни, когда хочется побыть одному?
- Нет. Во-первых, я один вообще быть не люблю. А одному надо побыть, когда я учу роль – я это делаю очень долго.
Я очень подвержен депрессиям. Ну, не так их много и не так долго они длятся. Вот тут неподалеку есть стадион. Там играют команды инвалидов. Вот и думаю: они без ног, но бегают, счастливы, а ты здоровый! Сильный! У тебя есть список ролей, и ты считаешь себя несчастным?! И еще что-то расстраиваешься? Так и справляюсь со своими депрессиями.

- Легко идете на контакт с людьми?
- Легко. Но иногда надоедают. Один раз, когда ко мне обратился за день пятидесятый человек с вопросом: когда будет продолжение сериала «Шайтанат», я резко ответил: как вы меня все достали! Потом сам же полчаса ходил и извинялся перед ним. И с тех пор я никогда не отвечаю так резко. Хочется иногда быть незамеченным. Иногда я даже посадку и регистрация в самолет прохожу последним.

- Обидчивый ли Вы человек?
- Наверно нет, меня редко обижают

- Можете назвать себя душой компании?
- Бываю душой компании, но не в творческой среде

- Вы можете назвать себя счастливым человеком?
- Конечно! У меня есть дело, которым я мечтал заниматься всю жизнь. Есть семья. У меня прекрасные отношения в семье, на работе. Я считаю себя счастливым человеком. Несчастным я считаю себя тогда, когда я не востребован, когда молчит телефон и никому не нужен.

- Сейдулла Абдуллаевич, мы от души благодарим Вас за беседу. Поздравляем Вас с наступающим днем рождения. По больше вам новых ролей и спасибо, что Вы есть!

Авторы: Диана Ибатуллина и Азиза Аминова (Культура.уз)

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.