Дядя Петя Tашкентцы

Пишет Михаил Книжник в своем ЖЖ.

Умер Петр Иосифович Тартаковский. Литературовед, доктор наук, автор первой, а может и поныне единственной монографии о Дмитрии Кедрине, библиографии восточных мотивов в русской поэзии, книг о Востоке в творчестве Хлебникова, Есенина, Бунина. Он был одним из создателей Музея Есенина в Ташкенте, с годами превратившегося в важный центр русской культурной жизни города.
Тартаковские присутствовала в моей жизни всегда, сколько я себя помню. Дядя Петя был самым громким и экстравагантным из всех родительских друзей, собиравшихся у нас дома, на Курской. Он театрально падал поперек гостиной, когда я стрелял в него из игрушечного пистолета. Потом вставал и предлагал пострелять в других гостей: «Посмотрим, смогут ли они повторить».
У него было «высокое лицо», та смесь нервности и аристократизма, которое делало его отчасти похожим и на Смоктуновского, и на Бродского.


По периферии самого раннего детства прошли какие-то их, родителей и «Тартиков», общие друзья, через которых и произошло знакомство.  Трогательная надпись на книге о Кедрине отражает удивление и радость дяди Пети, обнаружившего на полке у новых знакомых собственную книгу, изданную хоть и московским «Совписом», но тиражом по тем временам невеликим. Книгу он надписал. Общие друзья обще рассеялись еще до моего совершеннолетия.


Он был на год что ли младше моего отца, но это уже было иное, не воевавшее поколение. Родился на Украине, в местечке. В Ташкент попал в эвакуацию. Работал электриком, филфак САГУ был позже.
Эта дружба сопровождала моих родителей по всем извивам жизни нашей семьи. С класса восьмого стали выслушивать и меня. Оба они, Лидия Анатольевна и Петр Иосифович, были хорошими слушателями, заинтересованными.  Жили Тартаковские на первом квартале Чиланзара, который быстрее прочих новостроек зарос деревьями по самые крыши четырехэтажек и превратился в нормальный ташкентский район, с жемчужным свечением летних сумерек.  Гостевание у них становилось все интереснее и интереснее для меня. Новые имена, новые, определившие многое в жизни, знакомства, новые книги.
Его помощь ощутили на себе многие литераторы, ставшие потом известными. Сентиментальных чувств к Тартаковскому они тем не менее не сохранили. Резкость и саркастичность Петра Иосифовича тому причиной.
Когда ушли мои родители, сначала папа, а потом вскоре – и мама, Тартаковские остались друзьями, уже моими. Потом пошла вразнос империя, в которой мы жили, и они последовали за океан, вослед единственной дочке Ирине и ее мужу.  Потом мы стали ссориться, вот так – через полмира, горько, обидно, но все же – о литературе.  Когда меня напечатали в «Знамени», Тартаковский написал: «Видел твою публикацию.  Порадовался за тебя. Посетовал на нынешний уровень толстых журналов. Посочувствовал Григорию Яковлевичу (Бакланову), вынужденному печатать такое говно. Не понимаю того значения, которое ты придаешь этой вещи». Я в ярости отвечал: «Это не страшно. Вы должны смириться с тем, что мало понимаете в литературе».
В 2006, попав впервые в Нью-Йорк, я решил презреть список обид, позвонил. Мы встретились и обнялись. Я узнавал картины, полки, книги, памятные мне по чиланзарской квартире. Сидели на кухне, Лидия Анатольевна сделала блинчики.
Я рассказывал о своей Ташкентской антологии. Петр Иосифович заинтересовался и даже прислал следом письмо со списком малоизвестных поэтов, у которых следует поискать ташкентские тексты. Благодаря этому списку антология пополнилась по меньшей мене пятью новыми фигурантами, которые много прибавили к ее стереоскопичности.
А потом были годы тяжкие, отчаянные. Заболела Лидия Анатольевна. Заболела и умерла дочь, Ира, красивая и яркая Ирина Служевская, вослед родителям ставшая литературоведом, писавшая об Ахматовой и Бродском. А теперь ушел и Петр Иосифович, дядя Петя.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

4 комментария

  • Николай Красильников:

    Скорблю. Очень обязан Петру Иосифовичу, поддержавшему меня добрым словом в одной из своих книг-монографий. Когда, при встрече в СП Узбекистана, я поблагодарил его за такое внимание (а я Тартаковского всегда считал крупным учёным-литературоведом!), он усмехнулся: «Коля, это только аванс, а зарплату ты должен отработать сам!» Ему при жизни посвящали стихи многие поэты — А. Файнберг, Р. Фархади, А. Широнина, я… Его мнение ценили писатели В. Александров, Б. Боксер, Э. Бабаев… Спасибо, Пётр Иосифович, за мудрые Ваши уроки — и в литературе, и в жизни. А вам, Михаил, крепко жму руку, хотя в таких случаях не принято говорить об этом, за честное эссе-воспоминание…

      [Цитировать]

  • Ирина Островская:

    Спасибо вам, Миша, за ваши правдивые слова об этом неординарном человеке. Для меня тоже дяде Пете, а за глаза фамильярно – Петьке. Петька, Лидка, Сашка и Милка. Так, промеж себя, мы с его дочерью называли наших родителей, их же и цитируя. Отцы хорошо знали друг друга по учебе в университете, а мамы еще по школе. Мы с Иркой углубили это знакомство и продружили до последнего ее часа. И сегодня она остается самым важным и ярким человеком в моей жизни, а ее безвременный уход незаживающей раной. В чиланзарскую квартиру на первом квартале, всю заставленную книгами, я попала еще в детскосадовском возрасте на Иркин день рождения, а потом, учась ней в одном классе, провела там множество прекрасных часов своей жизни. В этой квартире никогда не было скучных, сплетенных разговоров. Я редко уходила оттуда без хорошей книжки. Лидку я любила, студенткой бегала на ее лекции в университет, а Петьку немного побаивалась, но слушала всегда с открытым ртом. Ему, действительно, было важно оглушить своей яркостью любого собеседника, даже того, кто еще ходит под стол пешком. Он читал и правил мои наивные студенческие писания. Не церемонился, не жалел, высмеивал, но кое чему научил. Ему я обязана темой моей кандидатской диссертации, которую он сформулировал за одну минуту, узнав о моих метаниях по этому поводу. Этого человека, наверное, можно было любить или не любить, но забыть его явно невозможно. Это была личность и светлая ему память!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.