Талант быть человеком Tашкентцы История Литература

Автор Лейла Шахназарова

Почти полвека назад, 24 мая 1968 года, не стало народного писателя Узбекистана Абдуллы Каххара.

Талант быть человеком

О творчестве Каххара написаны десятки литературоведческих исследований, на его произведениях выросли многие поколения читателей. Говоря об этом человеке, приходится часто употреблять слово «первый». И в самом деле, он – один из создателей узбекского романа («Огни Кошчинара», «Мираж»), классик беллетристики, внесший большой вклад в развитие отечественной реалистической художественной прозы: новеллы Каххара по сей день являют собой непревзойденные вершины этого жанра в узбекской литературе. Абдулла Каххар оказался «первопроходцем» и в жанре национальной драматургии («Голос из гроба», «Больные зубы»). А его пьеса «Шелковое сюзане» много лет украшала репертуар прославленного московского Театра имени Моссовета, что уже само по себе свидетельствует о высоком уровне этого драматургического шедевра.

Ряд современников писателя оставили воспоминания о своих встречах с Абдуллой Каххаром, о том, каким был этот замечательный человек в жизни, какой нравственной школой становилось для окружающих личное общение с ним.

«…Впервые я прочитал рассказ Абдуллы Каххара перед войной (я тогда учился в четвертом классе). Рассказ назывался «Внук», и говорилось в нем о таком же точно мальчике, как я, и о его бабушке. А мне казалось, что рассказ этот обо мне и о моей бабушке… Бабушка разогрела маленькому внуку вчерашний обед, но мальчик отказывается его есть. В это время с самолета сбрасывают листовки. Мальчик поймал одну из них. На вопрос бабушки, что там написано, смышленый внучок отвечает без промедления: «Что дети не должны есть вчерашний обед». И бабушка поверила…
И по сей день, вспоминая детство, я вспоминаю тот рассказ…»

Это – отрывок из воспоминаний замечательного ученого-филолога, литературоведа Озода Шарафуддинова.

Талант быть человеком

Каххар работал в разных жанрах, его острое, ироничное перо оставило яркий след и в беллетристике, и в публицистике, и в драматургии. Огромна заслуга писателя и в деле знакомства узбекского читателя с мировой литературой: «устами» Каххара-переводчика заговорили по-узбекски Толстой, Чехов, Горький… А его повесть о собственном детстве «Сказки о былом», оставшаяся, к сожалению, незавершенной, занимает достойное место в ряду автобиографической прозы таких крупнейших мастеров пера, как Садриддин Айни и Айбек.
Личное же общение с этим мудрым и талантливым человеком было поучительным уроком жизни для всех, кто его знал. Не могли не восхищать мягкость и неизменный такт Каххара, его доброжелательность в обращении с людьми, независимо от их возраста и социального положения, стремление доставлять окружающим как можно меньше хлопот.

«Шел, если не ошибаюсь, 1954 год, – пишет тот же О. Шарафуддинов о своей встрече с Каххаром, произошедшей много лет спустя. – Я тогда учился в Москве и собирался домой, в Ташкент, на летние каникулы. Вдруг зазвонил телефон – мой друг, Пиримкул Кадыров, работавший в Союзе писателей, обратился ко мне с просьбой:
– Есть одна вещь Абдуллы Каххара, ее нужно доставить в Ташкент. Сможешь?
– Конечно! – ответил я, не раздумывая.
Наутро, когда я приехал к поезду, возле моего вагона уже стоял Пиримкул, а рядом с ним – Абдулла Каххар с супругой. Пиримкул представил нас друг другу. Я от смущения не знал, о чем говорить, даже стал заикаться. Но вскоре от простых и кротких слов Каххара, хорошо понявшего мое состояние, неловкости моей как не бывало.
– Вот велосипед племяннику купили, – говорил он. – Мы летим самолетом, багажа набралось много, так что перевезти его нет никакой возможности. Уж извините, что пришлось вас обеспокоить…
– Пустяки, Абдулла-ака. Куда его доставить в Ташкенте? – выпалил я, на этот раз вполне внятно.
– Что вы, что вы, не беспокойтесь, я сам встречу вас на вокзале, – поспешил заверить Каххар.
По прибытии в Ташкент, едва лишь поезд остановился, я увидел возле вагона улыбающегося Абдуллу Каххара и его супругу Кибрию-опа. Забрав велосипед, они сердечно меня поблагодарили и уехали.
Знакомство с большим писателем, начало которому положил этот забавный случай, стало для меня событием, оставившим неизгладимый след в памяти. Зимой того же года мне довелось познакомиться еще с одним человеком, и тогда я понял: встреча с Каххаром послужила мне и поучительным уроком – на всю жизнь. И на этот раз «виновником» знакомства был все тот же Пиримкул Кадыров, позвонивший мне в один из дней декабря:
– Выручай, друг, – голос его был расстроенным. – Я должен встретить одного человека, а самолет опаздывает. А у меня срочные дела. Прошу тебя, поезжай в аэропорт и встреть… – он назвал фамилию известного писателя, с произведениями которого я был знаком.
Сразу согласившись, я выехал в аэропорт. Самолет прибыл с большим опозданием, далеко за полночь. Я встретил писателя, представился, передал ему извинения Кадырова. Приезжий окинул меня недоуменным взглядом с ног до головы, словно бы говоря: «Неужели никого более подходящего не нашлось?» – и на ходу бросил: «Поехали!».
Дорога от аэропорта до города неблизкая. Писатель, устроившись на переднем сиденье, всю дорогу молчал. Было два часа ночи, когда мы прибыли в гостиницу. Ответственный за размещение гостей дремал на стуле, видно, умаявшись за день.
– Разбудите! – не терпящим возражений тоном приказал мой спутник, указав кивком на спящего.
Вспоминать о дальнейшем мне неприятно. Писатель долго шумел на проснувшегося человека, упоминая все свои заслуги, потом высокомерно потребовал, чтобы я отнес в номер его чемодан…
Вернувшись в ту ночь домой, я не сразу смог уснуть. Перебирал в памяти события этого вечера – и вдруг словно увидел снова улыбающееся лицо Каххара, его добрые, чуть прищуренные глаза, услышал его вежливую и доброжелательную речь. И я понял: чтобы быть личностью, одного таланта недостаточно. Нужно обладать еще простыми и такими необходимыми человеческими качествами, первейшее из которых – уважение к тем, кто находится рядом с тобой. Тот, кто в произведениях своих возвеличивает людей, а в жизни ими пренебрегает, – лжет…»

Скромность, глубокая интеллигентность, непоколебимая порядочность, – это во времена, когда сохранять эту самую порядочность было подчас не так-то просто! – таким предстает Каххар как человек и личность.
Все эти качества притягивали к этому невероятно обаятельному человеку множество людей, учеников, молодых литераторов. На его даче вблизи кишлака Аргин всегда было много гостей, – и сколько же можно было узнать в такие вечера интересного от гостеприимного хозяина! Знавшим его Каххар запомнился неизменно доброжелательным, в хорошем расположении духа. Беседы с ним составляли важнейшую часть самообразования для молодых филологов, будущих писателей, хотя Каххар никогда не подчеркивал разницы в возрасте, не допускал поучающего тона. Некоторые из его учеников даже не знали, что их наставник – лауреат Государственной премии по литературе (1952), много занимается и переводческой деятельностью, что им переведен роман Л. Толстого «Война и мир»…
Огромная, многогранная эрудиция Каххара позволяла ему с полным знанием дела увлеченно говорить об узбекской, таджикской литературе и о произведениях французских писателей XVIII века, о сути фрейдизма… И это – в середине прошлого века, когда книги Фрейда не только не издавались у нас, но и само его учение считалось глубоко реакционным! Абдулла Каххар был в курсе всех литературных новостей, живо интересовался произведениями современных писателей, смело и всесторонне размышлял о новых веяниях в литературе. Глубокие знания помогали ему ориентироваться в сложнейших вопросах, а круг интересов был широк и многогранен: обществоведение и история, политика и религия, психология и этика…
Абдулла Каххар прекрасно разбирался и в поэзии, писал статьи о ней. Среди его ранних произведений много фельетонов в стихах, сатирических стихотворений. И это неудивительно, если знать, каким неповторимым чувством юмора он обладал, как легко и непринужденно создавал свои остроумные и необычные образы и сравнения. Впоследствии, отойдя от поэзии, он изредка посылал друзьям свои шутки в стихах. Строки их дышали искрометным юмором, восхищали истинной художественной выразительностью… А юмор писателя, позволявший ему порой принимать участие в состязаниях острословов – аские, – никогда не бывал злым по отношению к окружающим.
Однако же знаменитый юмор Каххара, которыми дышат многие его произведения, умел оборачиваться беспощадной иронией в блестящих сатирических творениях писателя. Таких, например, как любимый мной едко-остроумный рассказ-фельетон «Преподаватель изящной словесности». Сам писатель говорил, что высмеивает своей сатирой «бюрократизм, подхалимство, ротозейство». К этому перечню можно было бы добавить и невежество, и хамство, и лицемерие, и ханжество, и многое другое, что претило не только писателю Каххару, но прежде всего Каххару-человеку.
Уже в пятидесятые годы прошлого века его стали называть в писательской среде «совестью узбекской литературы». Звание, пожалуй, более высокое, чем многие иные титулы: Каххар получил его от своих же коллег по «цеху» не только за выдающееся литературное дарование, но, прежде всего, за личные качества.
Так, один из его младших современников-литераторов рассказывал мне о примечательном случае: в свое время на очередном партсобрании, призванном сурово осудить «аморальное поведение» одного из его коллег, Каххар оказался почти единственным, кто посмел выступить против этого умело срежиссированного «общественного порицания», чреватого в те времена очень серьезными последствиями. Писатель открыто, в присутствии «высокого начальства», высказал свою точку зрения: частная жизнь каждого человека – его личное дело, она должна быть неприкосновенна, и подобные прилюдные разбирательства тех или иных обстоятельств, которые, казалось бы, должны касаться только двоих, – очень похожи на копание в чужом белье…
Быть может, история эта преувеличена или переиначена, – ведь подобные рассказы существуют лишь изустно, нигде, как правило, не публикуясь, – но в любом случае она очень ярко характеризует Каххара. И это – тоже лишь одна из граней его неисчерпаемой личности. Личности выдающегося писателя, которым по праву гордится национальная литература, и – человека, оставшегося для современников и потомков поистине совестью нашей литературы и – шире – всей узбекской культуры.

Талант быть человеком

Лейла ШАХНАЗАРОВА.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

3 комментария

  • Bekhzod:

    Воспоминания об А.Каххаре написал также народный писатель Саид Ахмад в книге «Йўқотганларим ва топганларим» (Потерянное и найденное» и «Киприкда қолган тонг» (Утро, оставшееся на ресницах). Рекомендую. Правда на узбекском языке. Можно скачать на ziyo.uz

      [Цитировать]

    • Bekhzod:

      Bekhzod:

      Воспоминания об А.Каххаре написал также народный писатель Саид Ахмад в книге «Йўқотганларим ва топганларим» (Потерянное и найденное» и «Киприкда қолган тонг» (Утро, оставшееся на ресницах). Рекомендую. Правда на узбекском языке. Можно скачать на ziyo.uz

      ziyouz.uz

        [Цитировать]

  • Лейла Шахназарова:

    Спасибо!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.