Ташкент — город огня История

Нурулин Т.С.    магистр теории и истории архитектуры, архитектор

Опубликовано:

Нурулин Т.С.   Ташкент – город огня // Архитектура и строительство Узбекистана. – Ташкент, 2013. - №4-5-6. – С. 45-46.

Этот город с более чем двухтысячелетней историей. Каждый из периодов мировой истории, накладывая свой отпечаток, преобразовывал его пространство, оставляя неизменным сущность мультикультурного города, что подтверждается множеством его современных эпитетов: «Город на перекрестке культур», «Город мира и дружбы», «Город хлебный». Имя его Ташкент.

Имя Ташкент.

Сегодня вопрос, касающийся топонимики города Ташкента, считается решенным в пользу транскрипции его названия как «Каменного города». Перевод имени Ташкент как «Каменное селение» впервые сделал Абу Райхан Беруни в работе «Та`рих аль-Хинд» (согласно Бартольду это первая работа, где встречается имя Ташкент [2]) еще в начале XI века, взяв за основу тюркскую версию перевода, где “таш” – камень, “кент” – селение, город [1]. Современные ученые поддержали эту версию, выводя его по следующей этимологической цепочке: Чач – Шаш (Шашкент) – Ташкент. Например, выдающийся археолог М.Е. Массон видел в слове “Ташкент” искаженную народной этимологизацией форму Шашкент. М.И. Филанович полагает, что наиболее приемлемым кажется расшифровывать название Ташкента не как «каменный город», а как «город драгоценного камня – бирюзы» [1], славившейся, по мнению автора, на всем Востоке.

Выдающийся финский филолог и ориенталист (1917-1998) Пентти Аальто полагал, что различные названия Ташкента появлялись в результате перевода или приспособления более древних имен, причем сохранялся смысл «каменный» [2]. Автор полагал, что латинское имя Staastenes в Cosmographia Anonimi («Анонимная космография» латинского географа Юлия Гонория, 5 век н.э.) соответствует греческой версии Чач (впоследствии Ташкент) надписи на «Каабе Зороастра» сасанидского царя Шапура I (262 год н.э.). Согласившись с Э. Пулейбланком, который связывает Чач с енисейским (тюркским) словом, имеющим значение «камень», Пентти Аальто транскрибирует второй компонент имени Таш-кент от иранского «канд» или «кент», что означает город.

Как мы видим, Беруни и большинство современных исследователей при переводе имени Ташкент берут за основу тюркскую форму этого слова, частично принимая во внимание иранское присутствие в этом топониме.

Ташкент – город огня.

 Основанием для данного утверждения послужила не только лингвистическая расшифровка имени Ташкент, где за основу взята иранская форма этого слова, а также исторические предпосылки формирования и функционирования самого города как материально-духовного объекта, которые нашли свое отражение в его названии.

Прервав этимологическую цепочку Чач – Шаш (Шашкент) – Ташкент и представив ее в виде Чач – Шаш (араб.) / Ташкент, получим два лингвистически не связанных разновременных имени этого региона, где Чач – древнее название Ташкента, возможно, связанное с природной средой региона с горами (Чачастанские горы; сегодня, в частности, Чаткальский хребет) и рекой (Чирчик), до сих пор присутствующее в их названиях, и Ташкент – имя, которое возникло в момент VII – VIII вв. н.э., вероятно, и раньше – во времена серьезных культурных преобразований в Средней Азии.

Таш-кент. Первая часть этого имени в иранском ареале транскрибируется как ‘огонь’ [таш, аташ], вторая – ‘обиталище’, ‘дом’, соответственно, и ‘город’ [кад, кадэ, канд, кент] [3,4]. Ташкент – город огня.

Со времен иранских царей…

В VI-VIII вв. н.э. Чач находился в составе Тюркского каганата [5]. В 567 году Иран и тюрки поделили Среднюю Азию. Все что находилось к юго-западу от реки Амударья отошло Ирану, к северо-востоку - тюркам (Туркестан), в частности Чач. Тюркский каганат как новое государство устанавливает официальную письменность, которой стало письмо ираноязычных согдийцев. Согдийский язык сделался международным языком центральноазиатских тюрков [6]. Л.Р. Кызласов на основании текста Мухаммада Мерверруди делает следующее заключение: тюркоязычные народы Средней Азии, а также Южной Сибири на протяжении свыше 500 лет (с конца VI до начала XIII в.) параллельно употребляли как согдийскую (иранские языки, в том числе и фарси), так и тюркскую письменности [6]. Этот факт позволяет предположить, что имена некоторых городов Средней Азии, такие как Таш-кент, Самар-канд, Чим-кент, Пенджи-кент, являются следствием этих вышеупомянутых исторических событий.

Примечательно, что множество древних и средневековых городов Ташкентского региона, как нигде, имеют в своей основе составляющую [кент, кет]: Таш-кент, Хараш-кет, Пс-кент, Фарн-кет, Бин-кет, Банун-кет, Ну-кет, Тук-кет, Нудж-кет, и многие другие. Происхождение этих имен заслуживает отдельного лингвистического исследования, но очевидно, что некоторые имена несут в себе отголоски зороастрийской культуры. Так, названия городов Харашкет и Фарнкет имеют в своей основе корень [Хварно, фарн], означающий «Божественная благодать». Хварно обладали города и земли авестийской страны Хванириаты: Согд, Бактрия, Маргиана и другие.

Махмуд ибн Вали в книге «Море тайн относительно доблестей благородных (География)» связывает возникновение города Ташкента с иранскими царями [7]. О правлении иранских царей из династии Кеянидов в древней Средней Азии свидетельствует Фирдоуси в Шахнамэ. Предположение о возможно происходивших в Древнем Ташкенте исторических событиях, запечатленных автором Шахнамэ Фирдоуси, подкрепляется, явно, сохранившимися с глубокой древности гидронимами  и топонимами. Так в Ташкенте есть каналы Калькауз (Кей-Кавус – иранский царь. Его сыном был Сиявуш, прибывший в Туран для установления мира с Афрасиабом), Салар, Зах (Заль). Холмы Мингурик и Шахнишин-тепа носят название Афрасиаб. Эти все названия – имена легендарных правителей и героев Ирана и Турана. Более того многие материалы для Фирдоуси были собраны ташкентским дехканином [8]. Из этих фактов видно, что легенды и события эпической поэмы Шахнамэ были широко распространены у жителей Древнего Ташкента и, возможно, имели место здесь быть.

Перевод имени Ташкент как ‘Город огня’ убедительно подкрепляется и фактом присутствия на этой территории древней зороастрийской культуры, одним из неотъемлемых культов которой было почитание огня, соответственно Солнца, который в свою очередь был связан с культом предков. Археологические артефакты фиксируют ее существование на территории Ташкента до появления в VIII в. н.э. Ислама и частично позже.

Священная страна с храмами где установлены алтари огня.

Территория Древнего Ташкента освещается в священном писании Авесте, где она фигурирует как Кангха – священная праведная страна [1]. Сопоставление древних легенд Востока о Шамбале и авестийской Кангхи, позволило автору предположить, что в разных источниках освещается одна и та же страна, и основываясь на этом выдвинуть гипотезу о локализации Шамбалы в Древнем Ташкенте [9]. Основой для данного утверждения явилось исследование уникального памятника древности – Шаштепа, расположенного в юго-западной части современного Ташкента. Археоастрономический метод исследования, геометрический анализ, а также археологический материал позволили отнести памятник Шаштепа к типу культовых строений древности: храм-обсерватория, отражающий принципы мироустройства. Этот достаточно крупный храм явился прототипом множества последующих храмов в Древнем Ташкенте и за его пределами. В этом храме немаловажную роль играл культ огня. Одна из четырех башен, пристроенной к основному квадрату строения, была посвящена огненной стихии, где археологами был обнаружен алтарь огня. Особо подчеркнут и вход в это помещение: арочный проем акцентирован мощными пилонами. Более того, обводной коридор и некоторые помещения храма почти полностью заполнены зольно-органическим слоем, что свидетельствует о частых ритуальных возжиганиях огня в здании. В храме Мингурик в Ташкенте археологи также предполагают наличие алтаря огня на верхней площадке здания. Причем за северным фасом здания обнаружены зольники. Позднее возводится Чиланзар-актепа, являющийся храмом, где был найден алтарь огня. V-VII вв. н.э. отмечены строительством в Ташкенте резиденций правителя (зимней и летней) на Мингурике и Юнусабад-актепе соответственно. Эти усадьбы возводились в виде целых комплексов, частью которых были встроенные храмы с алтарями огня. На Кугаит-тепа археологи обнаружили культовую площадку, связанную с почитанием огня [1]. Т.е. культ огня был распространен в Древнем Ташкенте по меньшей мере тысячу лет.

Зороастрийские храмы Ирана и сегодня называются «Аташ-кед» - Дом огня (священного). С этой точки зрения, [кед, кад] имея смысл ‘обиталища’, ‘дома’ и ‘города’ одновременно, выступает как место взаимодействия материального и духовного.

Средоточие древнейших памятников Ташкента (Шаштепа, Кугаит-тепа, Мингурик) вдоль Саларо – джунской водной системы и севернее, видимо, является следствием Великого закона Бэра [Булатов, 2009; Филанович, 2010; Богомолов, 2010], по которому река Чирчик в течении тысячелетий перемещаясь, доходила до этой границы. Именно, у прежних берегов реки Чирчик началась градостроительная культура Древнего Ташкента. Возвращаясь к своему нынешнему положению, она оставила за собой плоскую плодородную долину, создавая благоприятные условия для земледелия. Примером подобного явления может послужить река Нил в Египте: в древности великие Пирамиды в Гизе возводились на ее берегу. Сегодня же Нил отступил на сотни километров к востоку, подчинившись закону Бэра, оставив Пирамиды «бескрайним» пескам пустыни.

Вместо заключения. Святость территории Древнего Ташкента, зафиксированная в Авесте и в легенде о Шамбале, важные исторические события, отраженные в героическом эпосе Шахнамэ, а также материальные свидетельства в виде сохранившихся памятников архитектуры и археологические артефакты – все это послужило основой для именования города ‘Таш-кент’ как «Город огня».

Позднее, в тюркской версии имя Таш-кент, где [таш] ‘камень’, созвучное с иранским [таш] ‘огонь’, прозвучало в переводе как «Каменный город», трансформировав его первоначальный смысл «Города огня».

Литература:

  1. Филанович М.И. Древняя и средневековая история Ташкента в археологических источниках. – Ташкент: Узбекистан, 2010. – 312 с.
  2. Пентти Аальто   Имя «Ташкент» Пер. А.К. Акишева // Иран-Намэ. – Алма-Ата, 2007. - №2. – С. 61-67.
  3. Персидско-русский словарь: В 2-х тт. Свыше 60000 слов. - 3-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1985. Т. I. 800 с.
  4. Персидско-русский словарь: В 2-х тт. Свыше 60000 слов. - 3-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1985. Т. II. 864 с.
  5. Буряков Ю.Ф.   Генезис и  этапы развития городской культуры Ташкентского оазиса. – Ташкент, 1982.
  6. Кызласов Л.Р.   Тюркско-иранское культурное и языковое взаимодействие в его историческом освещении // Центральная Азия: источники, история, культура: материалы Международной научной конференции, посвященной 80-летию доктора исторических наук Е.А. Давидович и действительного члена Академии наук Таджикистана, академика РАЕН, доктора исторических наук Б.А. Литвинского. – Москва: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2005. – С. 145-171.
  7. Махмуд ибн Вали     Море тайн относительно доблестей благородных (География) Пер. Б.А. Ахмедова. – Ташкент, 1977.
  8. Буряков Ю.Ф.   Торговые трассы Трансоксианы – Мавераннахра в системе Великого шелкового пути.
  1. Нурулин Т.С.   Шамбала в Древнем Ташкенте // Архитектура и строительство Узбекистана. – Ташкент, 2013. - №3. – С. 36-37.
В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

2 комментария

  • (AK):

    конечно Ташкент — это Аташ-кед (из камня здесь ничего не строили, и поселок Старый Ташкент находится в районе храма огнепоклонников Шаш-тепа). Буква «а» легко теряется. К примеру деревню Ашит все называли Жид-аул :)

      [Цитировать]

  • Усман:

    Лингвисты все разъехались?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.