М. М. Фаткулин: «Всё имеет какие-то смыслы» Tашкентцы

М. М. Фаткулин: Всё имеет какие-то смыслы. Фото - Новый Вернисаж, http://newvernisage.ru

О Международной художественной выставке «Победа!», которая проходит в Центральном Доме художника с 24 апреля по 17 мая 2015 года, «Новый Вернисаж» уже рассказывал

     А сегодня, как мы и обещали, у нас в гостях - один из её создателей и участников, живописец, академик и член Президиума Российской академии художеств, председатель исполкома Международной конфедерации союзов художников Масут Фаткулин.

     - Масут Махмудович, ранее сообщалось, что организаторы выставки «Победа!» - это Международная конфедерация союзов художников и Союз художников России. Можно ли сказать, что кто-то из двух - «главный организатор»?

- Выставка, которая сейчас расположилась на третьем этаже Центрального Дома художника - действительно совместная выставка, я говорю это без какой-либо натяжки. Союз художников России предоставил очень много работ, практически целиком такие разделы, как графика, монументальное искусство, плакат. Конфедерация предоставила часть работ в разделы живописи и скульптуры. Если считать по количеству работ, то Российский союз дал их даже больше, если же говорить про «стержень» выставки, 16-й зал, который формирует экспозицию, то основная часть работ в нём - из коллекции МКСХ.
Идея совместной выставки не случайна. Конечно, СХ России мог бы сделать свою выставку, а Конфедерация - свою. И у них были для этого все возможности, и у нас. Если взять Военно-исторический фестиваль «Победа», расположившийся на первом, антресольном и втором этажах ЦДХ, то в его организации Союз Художников России участие не принимал, Конфедерация всё сделала сама, полностью. Но Международную художественную выставку «Победа!» мы сделали вместе, и это глубоко символично: ведь в 1945 году победа у нас была общей, одна на всех - советского народа, а не отдельно российского, отдельно каждого другого... И сейчас на выставке «Победа!» работы всех художников оказались вместе: и российских, и из всех бывших союзных республик, входивших в состав СССР, в том числе из Украины, Грузии, стран Прибалтики

М. М. Фаткулин. Уинстон Черчилль (Winston Churshill). Холст, масло, 90х60. Фото - Новый Вернисаж, http://newvernisage.ru     - Легко ли было сформировать экспозицию такой масштабной выставки, ведь она заняла целый этаж Центрального Дома художника?

- С точки зрения количества представленных работ - и Международная конфедерация союзов художников, и Союз художников России могли бы набрать их и намного больше - не на один этаж, а на несколько ЦДХ. С точки зрения организационной - определённые сложности, конечно, были, поначалу они пытались настоять на своей концепции, мы на своей, были споры, но в итоге мы пришли к общему знаменателю, нашли тот самый правильный путь, который позволил сделать выставку максимально высокого уровня, максимально интересную для участников и зрителей.
Нам удалось правильно определить баланс работ - произведения советских художников, сегодня признанных во всём мире, из коллекции МКСХ, из коллекции СХ России, и новые работы на тему войны, созданные уже в наше время, - как российскими художниками, так и членами союзов, входящих в Конфедерацию. Правда, новых произведений из бывших союзных республик в экспозиции меньше, чем хотелось бы, так как привезти работы из другого государства сегодня не просто - тут и таможенные проблемы, и финансовые.
Но в целом получился отличный совместный проект, и для нас нет никакого сомнения, кто больше сделал, кто меньше, - это действительно совместный труд. И Союз художников России с этим также согласился, хотя поначалу его представители пытались везде подчеркнуть свой приоритет - мол, у них работ больше, а МКСХ к ним примкнула. Но в процессе совместной работы они убедились, что мы участвуем в равной степени, и Конфедерация сделала «стержень» выставки, определивший её уровень.

     - Создать выставку - это не только предоставить работы...

- Да, тут много разных вопросов, которые надо решить. Взять, например, каталог выставки - его сделала МКСХ, взяла на себя всё, полностью, начиная от макета и заканчивая финансированием, - и подготовки, и печати. То же и со всей полиграфической продукцией: плакат, приглашение, баннеры, - их надо было разработать и напечатать, всё это оплатила МКСХ.
Поначалу дизайн вызывал у представителей СХ России замечания, они делали какие-то свои предложения, но мы настояли, и все говорят, что получилось очень удачно: дизайн соответствует теме и содержанию выставки, лаконичный, в нём нет ничего излишнего. В конечном итоге и они согласились, убедились, что так, действительно, лучше.

     - А кто и как отбирал работы для выставки?

- Если раньше при организации совместных выставок члены худсовета, который образовывал СХ России, приезжали в наши запасники, и отбирали работы по своему усмотрению, то на этот раз мы решили поступить иначе: свою часть экспозиции мы подготовили сами, а они подготовили свою. Получилось намного быстрее и более эффективно. СХ России отбирал свою часть работ так, как сам счел правильным для их условий, они для этого образовали комиссии по видам искусства - живописную, графическую..., всё обсуждали на них.
У нас тоже была комиссия, небольшая, в неё входили всего три человека: я, мой помощник, пресс-секретарь конфедерации и главный редактор издательства «Галарт» Юрий Подпоренко, а также главный хранитель МКСХ кандидат искусствоведения Рушания Ахунова. Никаких споров у нас не было, мы всё быстро решали, намного быстрее, чем когда собирался большой худсовет. И в результате экспозиция получилась намного более содержательной и цельной. Именно о цельности мы в первую очередь заботились: смотрели, как будет выглядеть главный зал, какие там должны быть художники, какие работы, какое впечатление произведут они на зрителя... Никаких неясностей для нас не было.

М. М. Фаткулин. Франклин Делано Рузвельт (Franklin Delano Roosevelt). 2015. Холст, масло, 90х60. Фото - Новый Вернисаж, http://newvernisage.ru     - Это не вызывало возражений?

- Поначалу вызывало, но потом они с нами согласились. За счёт правильно выстроенного главного зала, правильной расстановки акцентов вся выставка хорошо смотрится, всё за этим потянулось. А если бы акценты не были расставлены правильно, всё бы рассыпалось, как часто происходит на больших выставках: там далеко не всегда бывает чёткость, ясность замыслов. У нас же экспозиция получилась очень цельной благодаря единому замыслу, который шёл от нас, от шестнадцатого зала, и мы их убеждали, что это должно быть именно так. Вначале у них было другое мнение, но потом, в процессе формирования выставки, они тоже убеждались, что концепция, которую мы предлагаем, - наиболее верная. И если в первый день споры были порой очень острые, то потом мы нашли понимание, и к концу уже вообще не спорили.
Вообще-то всегда, если есть какая-то точка зрения, нелишне посмотреть и с другой позиции, так сказать, взгляд со стороны. Не стоит считать, что только вот такая позиция - единственно верная, а все остальные - ошибочные. Надо всё решать совместно.
Поэтому я удовлетворён, что у нас была плодотворная совместная работа, и это принесло пользу как выставке, так и тем авторам, работы которых вошли в экспозицию. В прошлом бывало, что работы размещали не по художественным соображениям, а по статусу художников: секретарей - вместе, всех других - отдельно... Не всегда это хорошо для экспозиции.
Сейчас мы нашли разумные доводы, и в шестнадцатом зале много советских художников, которых сегодня можно назвать великими, - те же Пластов, Пименов... Во-первых, они держат уровень, а во-вторых, их работы ни у кого не вызывают споров. Это уже признанные во всём мире мастера. Поэтому мы не хотели работы современных, - живущих сегодня, - художников вешать сюда, в этот зал. Люди заходят и видят сначала те произведения, которые задают уровень выставке.
Работы великих советских, уже ушедших из жизни, художников-фронтовиков, даже те, где сюжет впрямую не относится к военной тематике, смотрятся в центре экспозиции намного уместнее, чем если бы мы повесили туда картины пусть и на тему войны, но написанные сегодня, и не отвечающие тому уровню, который задаётся произведениями мастеров. Содержание было бы, а художественный уровень не соответствовал бы...

     - В итоге выставка получилась удачной - интересной, содержательной.

- Все, кто приходят, отмечают очень высокий уровень выставки. На открытии был президент Российской академии художеств Зураб Константинович Церетели, очень внимательно ознакомился со всей экспозицией, и дал ей высокую оценку, - нам это было очень приятно. Выставка получилась достойной этой великой даты, великой Победы, - говорю это без всякого преувеличения. И надеюсь, что такая успешная совместная работа у нас будет и дальше.

     - Среди авторов работ немало ветеранов, но много и тех, кто войну не застал.

Про нашу выставку нельзя сказать, что это выставка ветеранов - нет, это выставка художников высокого уровня, многие из которых непосредственно участвовали в боевых действиях. В прошлом, чего скрывать, бывало, что к формированию выставки по случаю Дня победы подходили формально: показывали работы только участников войны. Считалось, что хоть не все могли выдержать заданную планку, но пусть всё равно они будут участниками выставки.
А ветеран мог быть очень хорошим человеком, отважным, но если говорить о художественном уровне выставки - не все участники, к сожалению, могли ему соответствовать, сделать то, что мог сделать о войне Пименов, Дейнека, Нисский... Это уже история искусств, не всем удаётся такого достичь.
Зато глубокое проникновение в эту тему может быть у художников, которые не были на войне в силу своего возраста. И формальный подход тут не приведёт к успеху.

     - Пять лет назад в ЦДХ проходила выставка «Победа», о которой «Новый Вернисаж» писал 26 апреля 2010 года ,- эта заметку можно прочитать в архиве публикаций - http://news.nv.ru/vystavka-pobeda-v-cdx/ . К участию в ней приглашали и Государственную Третьяковскую галерею, хранящую произведения советских художников-фронтовиков, однако её руководство отказалось предоставить работы из своих запасников, и Третьяковка провела собственную выставку. Делалось ли подобное предложение в этом году?

- Сейчас Третьяковская галерея, как государственный музей национального искусства, ввела очень жёсткие условия для предоставления работ на выставку. Надо преодолеть массу барьеров, и платить огромные деньги за страховку, а потом трястись - как бы с работами чего-нибудь не случилось, а то можно попасть на огромные штрафы, - мы решили, что смысла нет.

М. М. Фаткулин. Иосиф Виссарионович Сталин. 2015. Холст, масло, 90х60. Фото - Новый Вернисаж, http://newvernisage.ru     - Теперь вопрос к Вам не как к организатору, должностному лицу, а как к художнику - участнику выставки: Вы представили на суд зрителей портреты тройки лидеров стран антигитлеровской коалиции - Черчиля, Рузвельта, Сталина, встречавшихся дважды, в Тегеране и Ялте, и картину, посвящённую инаугурации в 2012 году Президента РФ Владимира Владимировича Путина, имя которого теперь у россиян будет неразрывно связано с возвращение Крыма, его городов с большой историей - Севастополя, Ялты, Симферополя и других, - в состав Российской Федерации. Вы вложили в эту экспозицию какой-то особый смысл?

- Начну с того, что я давно ставил себе задачу участвовать в этой выставке. Каждые пять лет, к очередной круглой дате Победы над фашизмом мы проводим в ЦДХ выставку, посвящённую этой важной для всех нас теме. Так что я давно знал, что эта выставка будет, а не то, что спохватился за месяц - и давай срочно делать что-то подходящее...
И давно у меня была идея выставить проект - полиптих, состоящий из восьми работ. В их числе должны были быть, во-первых, три монохромных портрета членов «большой тройки» - Сталина, Рузвельта, Черчиля, - лидеров стран антигитлеровской коалиции, встречавшихся в Ялте, где была определена судьба не только послевоенной Европы, но и всего послевоенного мира. Их договоренности, помимо прочего, привели к созданию ООН.
Во-вторых, в полиптихе должны были быть пять полноцветных портретов нынешних лидеров стран - постоянных членов Совета Безопасности. Именно Совет Безопасности ООН несёт главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, - его решениям обязаны подчиняться все члены ООН. Страны - постоянные члены Совета безопасности, - это Российская Федерация, Китай, США, Великобритания и Франция, - обладают правом вето на любое решение: проведение миротворческих операций, введение санкций, и прочее. Благодаря такому механизму уже много лет удаётся избегать третьей мировой войны, находить мирные способы разрешения даже очень серьёзных споров, - бывало, что вето накладывал и Советский Союз, и США... Это тоже - результат Ялтинских договоренностей «большой тройки».

     - Монохромные портреты «большой тройки» я на выставке видел, а где же портреты в цвете пятёрки лидеров стран - членов Совета Безопасности? Разве Вы их не сделали?

- Сделал, и привёз. По замыслу проекта, идея была - снабдить эти восемь портретов двумя текстами: «1945 год: Победители. Союзники»; «2015 год: постоянные члены Совета Безопасности ООН - преемники Победы. А они смогут договориться?». Проект актуальный, на злобу дня. И он был поддержан ведущими мировыми экспертами по искусству, у меня уже были готовы работы, но - наши коллеги сочли, что его могут не так понять, что он слишком политизирован для выставки, посвященной Победе над фашизмом...

     - По-моему, в День Победы все разумные люди, поздравляя с праздником, желают друг другу чистого неба над головой, и надеются на прекращение возникшей напряжённости, конфронтации.

- Конечно, и я не сомневался, что для огромного количества людей мой проект был бы абсолютно понятным и уместным. В 1945 году Черчиль и больной Рузвельт приехали к Сталину в Ялту - и договорились, реально договорились. Они были разных убеждений, у них была разная идеология, но когда над миром возникла смертельная опасность, они смогли всё отставить в сторону, найти общий язык, договориться практически обо всём, и победить общего врага - германский фашизм. Почему же в 2015 году нам не надеяться, что лидеры - преемники, наследники Победы, - сумеют договориться? Владимир Путин, Си Цзиньпин, Барак Обама, Дэвид Кэмерон, Франсуа Олланд.
Но коль возникли сомнения и вопросы: поймут - не поймут, и как воспримут, что на выставке будет портрет Обамы, - настаивать я не стал, и портреты лидеров стран - постоянных членов Совета Безопасности заменил картиной, посвящённой инаугурации Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Я её выставлять и не планировал, но меня попросили - мол, давай, ведь сегодня Путин олицетворяет победу нынешней России.

     - То есть тоже получилось не без идеи.

- Тут возникла уже другая идея: «большая тройка» собиралась в Ялте в феврале 1945 года, в последние месяцы войны. В 2014 году состоялось возвращение Крыма в Россию. Естественно, творцом этой победы является Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. И его портрет в полный рост был уместен в этом контексте.
Раз сочли, что надо, - пожалуйста, я эту картину дал.
Я её, кстати, ещё дописал, она у меня не просто с прошлой выставки осталась. Я её немножко дорабатывал, и она несколько изменена, но выглядит более убедительно.
В этой экспозиции ей, я бы сказал, правильно подобрано соседство. Во-первых, «большая тройка» - она и по смыслу соответствует, и по общей идее. Они сумели в Крыму договориться, В. В. Путин сегодня удерживает мир от крайне безрассудных действий. Не случайно он сегодня признаётся разными влиятельными журналами политиком номер один. Потому, что именно его политика, его действия не дают ввергнуться в серьёзный конфликт.
И тут есть ещё один смысл: инаугурация Владимира Владимировича Путина состоялась 7 мая 2012 года, то есть ровно три года назад. А моя картина называется «Путин. Инаугурация», то есть это не просто портрет, а важный эпизод жизни и самого политика, и страны. Инаугурация, в моём представлении, это концентрация всех усилий Президента, момент, когда он идёт давать торжественную клятву исполнять свои президентские обязанности. И вот этот момент сосредоточенности, концентрации всех физических, интеллектуальных, духовных сил, мне хотелось отразить.
Эту работу я сделал ещё до Крыма, но насколько же она оказалась пророческой в смысле роли Путина: он в длительной, большой истории нашей страны играет большую роль, как человек, который смог из почти разваливавшейся на куски страны создать мощное государство, с которым, во-первых, все считаются, и во-вторых, в котором людям можно жить - нельзя сказать, что у нас военный режим, жёсткая жизнь, не дыхнуть, цензура... Или что у нас крайне тяжёлые экономические условия, - ничего подобного, все же могут сравнить свою жизнь двадцать лет назад, и сегодня.

М. М. Фаткулин. В. В. Путин. Инаугурация. 2014. Холст, масло, 200х100. Фото - Новый Вернисаж, http://newvernisage.ru     - Вы рассказали, что доработали картину, внесли в неё некоторые изменения, - хотелось бы уточнить: по своей инициативе?

- Абсолютно по своей. Во-первых, эту картину я писал по своей инициативе, у меня не было ни договора, ни договоренностей, - чисто мой порыв. Решил написать - и написал. Чем моё положение сейчас отличается от другого художника: с одной стороны, я занят административной, управленческой работой, которая отнимает много времени и сил. Но с другой, я располагаю возможностью делать то, что мне хотелось бы делать. Не то, что раньше, когда приходилось делать работы, чтобы получить за это деньги, потому, что надо было прокормить себя, семью, детей... Дети у меня уже выросли, таких забот уже нет - где жить, что есть (на обед, на ужин)...
Поэтому у меня есть внутренняя свобода, и возможность выбирать в творчестве то, что мне хочется, а не то, что можно скорее сделать и получить за это деньги. И тему я выбрал ту, которая меня интересовала, и не стал бояться, как если бы у меня был договор, - вдруг я не так сделаю, как хочет заказчик, и договор не закроют... Положим, ты сделал что-то не так, и худсовет не принимает, скажет - верни аванс, или сделай так, как они тебе навязывают, какое-то своё решение... Здесь же я делал то, что считал нужным, и не стал никому показывать эскиз, чтобы на нём написали миллион замечаний.
Нет, всё сделал, как хотел сам, и показал уже готовую работу. Мои коллеги были, мягко выражаясь, удивлены. Сейчас практически никто не делает работ на серьёзную, большую тему по своей инициативе. Все пытаются под какой-то договор, какие-то гарантии, что кто-то купит. Поэтому сейчас таких серьёзных работ практически нет. Художник напишет пейзаж, и думает, что его продаст. Или натюрморт, - такие работы легче куда-то определить, чем большую картину, тем более на значимую тему.
Поэтому моё положение, что я могу свободно выбирать то, что мне хочется делать, сыграло свою роль. И меня никто не подгонял по срокам: я начал писать эту картину сразу после инаугурации, в 2012 году, мне эта тема запала в голову и я начал работать. Но у меня не было обязательств к такому-то сроку её закончить, сдать. Она была начата, потом какой- то период я её не трогал, потом вернулся к ней, поработал, потом опять отложил. И последний рывок сделал, чтобы закончить её к выставке, которая открывалась в прошлом году, в январе, всероссийская. Как раз тогда были длительные каникулы, дней десять или одиннадцать, никуда не надо было ходить, и это мне позволило завершить картину, чтобы её можно было выставить.
А потом она у меня стояла в мастерской, я её отвернул, чтобы не привыкать к ней, потом развернул, посмотрел на неё - думаю, ну-ка дай поработаю ещё чуть-чуть... Никакого большого переписывания не было, но какие-то тактичные введения - и она стала ещё более убедительной.

     - Но идею с проектом-полиптихом Вы совсем не оставили?

- Не оставил. Хотя как это будет выглядеть в окончательном варианте, покажет время. Сейчас у меня собирается большая галерея портретов лидеров стран: ялтинская «большая тройка», пятёрка сегодняшних лидеров стран - постоянных членов Совета Безопасности ООН, потом я ещё хочу сделать портреты лидеров стран Содружества Независимых Государств, потом ещё есть Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), есть группа из пяти стран - БРИКС, - во всех этих объединениях Россия участвует, это всё наши друзья.
На выставке «Победа!» я хотел подать тему войны по-современному. Есть великолепные произведения, которые написаны 40-50 лет назад, а некоторые - даже в годы войны или сразу после её окончания. А где сегодняшний взгляд на войну?
Я хотел осовременить, мост протянуть от Ялты 1945 года к сегодняшнему, 2015 году, от «большой тройки» - к постоянным членам Совета безопасности ООН, преемникам и наследникам тех побед. Почему они сегодня иначе себя ведут? Надо задать вопрос.
Смысл современного искусства - реагировать на сегодняшний день, на реальную сегодняшнюю жизнь. Ставить вопросы перед зрителем, и пытаться дать на них ответ, с позиции уже сегодняшнего дня. А то некоторые художники сегодня используют сюжеты 70-летней давности, опять повторяют почти то же самое, что и 70 лет назад. Для современного зрителя это уже не так интересно.

     - Сегодня на выставке рядом с Вашими портретами лидеров «большой тройки в экспозиции расположился макет памятника им же, - Сталину, Рузвельту, Черчилю, - работы скульптора, президента Российской академии художеств Зураба Константиновича Церетели.

- Да, очень уместно получилось. Этот памятник был открыт в феврале 2015 года в Ялте, рядом с Ливадийским дворцом, где проходило заседание лидеров стран «большой тройки. Скульптурная группа была создана автором, Зурабом Константиновичем Церетели, десять лет назад, в 2005 году, - но в то время украинские власти заблокировали идею, не дали разрешения на установку. Якобы этим возмутились крымские татары - дескать, Сталин был их гонителем. Но, слушайте, без Сталина же смысл потеряется, они же были там тройкой, а не двойкой, не по-отдельности. .. Но - упёрлись. А сейчас - иная ситуация, и памятник был установлен. Меня очень порадовало, что получилась такая «перекличка» - там – в объёме, скульптурный макет, а у меня в - живописи. И смотрится всё это более разносторонне, более живо.

     - Вернусь к идее с проектом - не хотите ли Вы выставить его в том виде, в каком он может быть выставлен сейчас, с той идеей, о которой Вы рассказали? Пусть не в рамках выставки «Победа!», а как вполне самодостаточный проект, - в ЦДХ, или Российской академии художеств, членом Президиума которой Вы являетесь?

- Мне кажется, что такая возможность будет. Семидесятилетие Победы - оно у нас празднуется весь 2015 год. Вторая мировая война закончилась 2 сентября 1945 года, с капитуляцией милитаристской Японии, так что время ещё позволяет показать этот проект. А в принципе, его можно и не привязывать к 70-летию Победы, это исторический факт, от которого никуда не денешься. Я думаю - когда есть, ЧТО показать, вопрос, КОГДА показать - это уже второе. Хуже, если показать нечего. Поэтому я нисколько не жалею, что так получилось, - в том, ли, другой варианте, но всё равно прочитывается, что «большая тройка» в Крыму - лидеры государств 1945 года, - и лидер государства в 2015 году. Тоже «мост перекинуть» от того дня - к сегодняшнему, тоже важно. Всё имеет какие-то смыслы.
А проект, конечно же, будет ещё показан. В конце концов, я могу сделать его и в рамках персональной выставки, как своё видение этой задачи.

     - Несомненно, этот проект будет интересен любому зрителю - будем его ждать. Пожелаю Вам его успешной реализации, и дальнейших творческих успехов, от себя лично и от имени читателей «Нового Вернисажа».

С М. М. Фаткулиным беседовал Николай Ефремов

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.