Ташкентский Дом на набережной. Часть первая Tашкентцы История

Автор Владимир Фетисов.

Ташкентский Дом на набережной
Дом специалистов. 2015 год

В конце 70-х годов прошлого века - не то 76-й, не то 77–й год - в журнале “Дружба народов” прочёл я замечательный роман Юрия Трифонова “Дом на набережной”. Роман произвёл сильное впечатление. Так случилось, что буквально через пару месяцев я оказался в Москве и специально пошёл на Берсеневскую набережную, чтобы посмотреть на этот дом со зловещей историей.

Тогда я не знал, а может не придавал значения, что такой же дом и тоже на набережной существует и в моём родном городе.
В 1980 году я работал ассистентом на кафедре “Общая электротехника“энергофака ТашПИ. Однажды, для усиления научного и учебного потенциала к нам, с других кафедр, были переведены двое замечательных людей и великолепных специалистов - Валентин Иванович Усенко и Александр Борисович Суслов. Это были люди, как сейчас говорят, моего формата и, несмотря на то, что были они значительно старше меня, мы подружились. Сколотилась небольшая интеллигентная компания из нескольких человек объединённых общими интересами – литература, поэзия, барды, гитара. Часто собирались за рюмкой чая, пели Высоцкого, Окуджаву, играли в преферанс – так проводила свободное время техническая интеллигенции того времени.

Александр Борисович Суслов проживал как раз в том доме на набережной по улице 9-го января. От него я услышал многочисленные рассказы о его знаменитых соседях. Вот этими историями я и хочу поделиться.
Начну с семьи самого Саши Суслова.
Вскоре после знакомства, довелось нам вместе работать в приёмной комиссии энергофака. Случайно увидел его паспорт, который меня поразил. Там было написано:

Имя: Александр
Отчество: Борисович
Фамилия: Суслов
Национальность: Узбек
- Это как? – удивился я.
И Саша рассказал мне историю своей семьи.

Сусловы

Отец Александра, Борис Васильевич Суслов, родился в декабре 1910 года в Харькове. После окончания школы он едет в Москву и поступает в Московский текстильный институт по специальности – “Текстильные машины”. Студентом он проявляет большой интерес к науке и под руководством известного профессора В.В. Линде публикует две научные статьи. После завершения учёбы в институте Борису Васильевичу предложили остаться на кафедре, но ему хотелось поработать на производстве, а наукой заняться позже, после приобретения практического опыта.

Ташкентский Дом на набережной
Второй слева в нижнем ряду Борис Суслов

Молодого специалиста направляют в далекий древний город Маргилан, где в то время была самая крупная в Советском Союзе шелкомотальная фабрика, выпускающая шелковые ткани, в том числе знаменитый узбекский хан-атлас.
Начал он трудовую деятельность на должности мастера цеха. На фабрике работали в основном девушки-узбечки, русского населения в Маргилане тогда почти не было. Очень быстро выучив узбекский язык, он показал себя весьма грамотным специалистом и талантливым организатором и уже через два года становится главным инженером фабрики.

Ташкентский Дом на набережной
Б.В. Суслов, конец 30-х годов

А в 1938 году, коллектив избирает 28-летнего Бориса депутатом верховного совета Республики Узбекистан. Во время работы съезда депутатов Суслова привлекают к редакционной работе над текстами выступлений некоторых депутатов, в том числе он редактирует доклад первого секретаря ЦК КП Узбекистана Усмана Юсупова. Текст очень понравился докладчику, и он поинтересовался - кто редактировал. Тогда произошло первое знакомство Бориса Васильевича с Усманом Юсуповичем. Вскоре после этого Суслова назначают заместителем председателя Бухарского областного исполнительного комитета. Территория Бухарской области, в то время, включала в себя нынешние Кашкадарьинскую и Сурхандарьинскую области. В 1940 году, решением правительства, область разделили на две - Бухарскую и Сурхандарьинскую с центром в г. Карши. Борис Васильевич избирается вторым секретарем Сурхандарьинского обкома КП Узбекистана. А через год началась война. Главная задача, вставшая перед руководством государства, обеспечение фронта всем необходимым. В Ташкентскую область и город Ташкент были эвакуированы заводы и фабрики с западной территории страны. Для вновь запускаемых предприятий не хватало электроэнергии. Чтобы ликвидировать эту нехватку началось строительство Фархадской гидроэлектростанции на реке Сырдарья, рядом с Бекабадом. Денег на строительство в бюджете не было, но в Узбекистане знали, как можно построить, не затрачивая больших средств. Этот метод назывался “хашар”, то есть всем миром. От каждой области делегировалось по три тысячи рабочих, которые на голом месте начали строительство электростанции. Жили в землянках, работали без выходных, от рассвета до заката. Во главе рабочих делегированных из Сурхандарьи стоял Борис Васильевич.

Ташкентский Дом на набережной
Строители Фархадской ГЭС, в нижнем ряду, 4-й слева Б.В. Суслов.

На этой грандиозной стройке он познакомился со своей будущей женой Мамурой Рахматовой.

Мамура Рахматовна Рахматова, родилась в 1916 году в Ташкенте, на Кашгарке. Семья могла быть многодетной, но из 12 рождённых детей в живых остались только три девочки, - Мамура была старшей. С детства, видя как умирают её маленькие братья и сестрёнки, она твёрдо решила стать врачом. И такая возможность представилась - она поступает в медицинское училище. Там Мамура проучилась два года. Однажды во время занятий в класс зашла комиссия по отбору успешных учеников в медицинский институт и Мамура оказалась в числе тех, кого зачислили на первый курс ТашМИ.

Ташкентский Дом на набережной
Группа студентов 1-го курса ТашМИ, 2-я слева в нижнем ряду Мамура Рахматова

Преподавание велось на русском языке и ей, плохо им владевшей, пришлось нелегко, но приложив максимум усилий, она, в 1936 году, успешно оканчивает институт, став одной из первых женщин–узбечек врачей. Это был первый выпуск ТашМИ, и надо сказать среди выпускников были будущие выдающиеся медики, ставшие гордостью республики. В частности, Эргаш Исбаевич Атаханов, впоследствии директор Института гематологии и переливания крови, впервые открывший в клиническом учреждении кафедру биофизики; Асадулла Икрамович Магрупов – первый узбек-патологоанатом, возглавивший впоследствии кафедру патанатомии Самаркандского Медицинского Института;
Сайфи Шамсиевич Шамсиев, известный, профессор, член-корреспондент Академии Медицинских Наук СССР; Ялки́н Халма́тович Тураку́лов, биохимик, лауреат Ленинской премии 1964 года.

Ташкентский Дом на набережной
1-й выпуск ТашМИ, преподавательский состав и часть студентов. Наверху в центре М.И. Слоним. В верхнем правом углу М. Рахматова

А Мамура Рахматовна после окончания института направляется в медико- санитарную часть Чирчикстроя. Там она проработала до весны 1940 года, а затем неожиданно принимает решение, которое должно было круто изменить всю её дальнейшую судьбу - едет в Москву и поступает в Московскую консерваторию по классу скрипки.
- Это как? - спрашиваю Александра Борисовича - Мама, что разочаровалась в медицине?
- Честно сказать, я не знаю и мотивы этого решения мне непонятны, но мама
всегда была очень музыкальна. Она прекрасно играла на дутаре, пианино,
хорошо танцевала. И вот так, решительно, поехала и поступила.

В Москве, в то время, уже учились несколько ее подружек, в том числе подруга детства Хадича Сулейманова постигавшая юриспруденцию в аспирантуре юридического института. Впоследствии Хадича Сулеймановна Сулейманова станет действительным членом АН Республики Узбекистан, видной ученой правоведом. Многие ташкентцы помнят улицу имени Сулеймановой, которая шла от ОДО до Красной площади.
Общежитие Мамуре не предоставили, и она стала снимать комнату у пожилых супругов, которые вскоре стали относится к ней как к родной дочери. В начале 1941 года хозяйка и хозяин квартиры стали уговаривать Мамуру бросить учебу и вернуться в Ташкент, потому, что скоро может начаться война с Германией и её, как дипломированного врача, сразу привлекут на фронт. Мама поделилась этими настроениями с Хадичей и предложила вместе вернуться домой. Но Хадича отказалась, считая, что войны не будет. Мамура уезжает в Ташкент, где продолжает работать по своей медицинской специальности. В 1943 году она получает направление на работу начальником медико-санитарной части Фархадстрой, где и знакомится со своим будущим мужем.

Произошло это так. У Бориса Васильевича начались приступы малярии, болезни, которой он заболел еще в Сурхандарье. Его отправляют в медсанчасть. Во время лечения между врачом и пациентом возникла симпатия, постепенно перешедшая в более глубокое чувство. Борис стал ухаживать за Мамурой и, в конце концов, предложил ей выйти за него замуж. Мамура согласилась, но нужно было получить согласие её матери, что было довольно сложно. Сватами к ней пошли руководители стройки во главе с начальником строительства Акопом Абрамовичем Саркисовым. Мать уговорили, правда, прибегнув к маленькой хитрости, - сказали, что жених татарин. Свадьба прошла там же на стройке. Для рабочих событие это стало небольшим отдыхом от изнурительных трудовых будней. На свадьбу шли как на демонстрацию, с транспарантами и флагами.

После окончания строительства молодые возвращаются в Карши, где в 1944 году у них рождается дочь Татьяна, а в 1946 году, сын Александр.
В 1949 году Бориса Васильевича переводят в Ташкент, в аппарат ЦК КП Узбекистана, и семья переезжает вместе с ним.
Сусловы поселились на северной окраине Ташкента. Дом, в котором они жили, находился на отшибе, после него начинался пустырь до железной дороги, а дальше степь.

Однажды в осенний выходной день, к ним домой приехал помощник Юсупова, чтобы привезти Бориса Васильевича на работу. В те времена не так много было телефонов, и вызывать на работу приходилось нарочными.
Приехав в ЦК, помощник зашел в кабинет Юсупова доложить, что Борис Васильевич ждет в приемной. Усман Юсупов обратил внимание на обувь и брюки у помощника, которые были по колено в грязи.
- Где это ты вымазался так - спросил его Усман Юсупович.
- А это Борис Васильевич живет на окраине города, там нет асфальтных дорог и пришлось добираться по грязи.

Спустя некоторое время Сусловым выделили две комнаты в четырех комнатной квартире в том самом доме специалистов. Ещё две комнаты занимала другая семья, правда вскоре соседей переселили в другую квартиру в этом же доме.
Так, что же это был за дом, официально называвшийся дом ИТР, а в просторечии – Дом специалистов.
Расположен он на улице, ныне именуемой Бешагачская, в прошлом имени Тураб Тулы, а ещё ранее – улица 9-го января. В досоветский период улица называлась Татарской, поскольку здесь располагалась татарская слобода.

Решение о строительстве этого дома было принято на основании постановления Совета Министров СССР в 1924 году, в год образования Узбекской ССР. В соответствии с этим постановлением, предусматривалось строительство четырёх домов вдоль набережной канала Анхор и предназначались они для проживания творческих работников и специалистов, как местных, так и из центральных городов России, которые были командированы или добровольно изъявили желание жить и работать в далеком Узбекистане. Спроектирован он был архитектором А.И. Павловым, в модном тогда стиле советского конструктивизма. Первый дом был построен и заселен в 1935 году. Это был шести подъездный 4-х этажный 48 квартирный дом с паркетными полами, подвальными помещениями, с собственной котельной, водяным отоплением, канализацией, автономной выгребной ямой, современными санузлами, ванными комнатами, кухнями. На южной стороне дома размещались лоджии, на северной - балконы. Дом был огорожен красивым забором, во дворе создавали прохладу три фонтана, был специальный водопровод для полива деревьев. Квартиры были только 3-х и 4-х комнатные. Учитывалась и вероятность землетрясений, здесь впервые была использована противосейсмическая железная арматура. Сегодня это не кажется чем-то особенным, но в те годы, когда почти все жители города жили в одноэтажных домах без элементарных удобств, с водопроводом и общим туалетом во дворе, с печным отоплением - такие условия были сверхкомфортными.
Вот в этот дом, в 1950-м году, и вселяется семья Сусловых.
Борис Васильевич в 1952 году был переведён в Совмин Республики, где и проработал вплоть до своей безвременной кончины, последовавшей 18 октября 1968 года.
Мамура Рахматовна устраивается в городскую поликлинику на Лабзаке, через некоторое время становится главврачом, но из-за конфликта с райздравом уходит из лечебной медицины и переходит в научно исследовательский институт Гематологии и переливании крови на должность научного сотрудника.

Ташкентский Дом на набережной
М.Р.Рахматова (на переднем плане) в НИИ Гематологии

В 1965 году она защитила кандидатскую диссертацию. В институте она проработала до 1984 года, а затем ушла на пенсию, заслуженным врачом республики.
Надо сказать, что её любовь к музыке, искусству, тяга к творчеству, сказалась и на круге её общения. Общительная, интеллигентная она дружила не только со своими коллегами, среди которых были известные люди медицины. Близкими подругами ее были Кибрие Каххарова - писатель и переводчик, член союза писателей СССР, переведшая на узбекский язык произведения Л. Толстого, Горького, Серафимовича и многих других авторов. Гавхар Артемовна Рахимова - актриса, танцовщица, балетмейстер, народная артистка Узбекистана, сестра Тамары Ханум и сама Тамара Ханум, певицы - Мехрихон Абдуллаева и Назира Ахмедова - народные артистки Узбекистана, выдающаяся балерина, народная артистка СССР Муккарам Тургунбаева.
Мамура Раматовна ушла из жизни в 1993 году.

В 1962 году пришло время Александру получать паспорт. Борис Васильевич положил перед сыном две метрики. В одной стояло – Александр Суслов, в другой Александр Рахматов. При рождении Борис Васильевич сделал два свидетельство, тем самым дав сыну сделать в будущем выбор. И Александр мудро решил оставить фамилию отца, взяв национальность матери.
Вот такая история.

- А ты понимал, что твоими соседями являются не простые люди – спрашиваю у Александра Борисовича?
- Ты знаешь, когда я стал жителем этого дома, мне было 4 года. Конечно, сначала я и моя сестра перезнакомились со всеми детьми, живущими там, сверстниками, чуть постарше, чуть помладше. Потом и родители, также познакомились со всеми соседями. Отношения были самые дружеские и такими они остались на долгие годы, даже после того, как некоторые переезжали в другой район города или другой город. А то, что люди, живущие с нами в одном доме, были знамениты, я особого значения не придавал, хотя повзрослев прекрасно понимал, кем является тот или иной сосед.
Сейчас весь дом увешан мемориальными досками, а в моём детстве и юности эти люди, для меня, были просто хорошими соседями, чьи дети стали моими друзьями.
Например, на первом этаже соседнего подъезда жили выдающиеся учёные – Михаил Евгеньевич Массон и его супруга Галина Анатольевна Пугаченкова.
Расскажу, что помню, о них.

Продолжение следует...

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

21 комментарий

  • Timur:

    Очень интересно, много знакомых имен и фамилий…

      [Цитировать]

  • над:

    Жду продолжения.

      [Цитировать]

  • yultash:

    «…где в 1944 году у них рождается дочь Татьяна, а в 1946 году, сын Александр.» Ещё о Сусловых — На Фромузе достаточно давно было (Feb 24 2008, 07:18 PM) — Вспоминает snezhkin — http://www.fromuz.com/forum/index.php?showtopic=735&st=6165 — «Юрий, обращаюсь к Вам как к специалисту по Домам специалистов на 9 января. Не знали ли Вы там семью Сусловых (во втором доме, дальше от «шампани», кажется предпоследний подъезд 3й или 4й этаж — (он — Михаил, как известный идеолог, работал в Совете Министров, она — врач, узбечка)? Дочь Таня года 44го, поступила в МГУ, а сын, Саша, мой ровесник, 46-47 гг. Учился со мной в 88й школе. Высокий, темноволосый, спортивный, пижонистый (тогда это называлось «стиляжный»), обычно тяготел к компаниям старших ребят в районе Домов специалистов… «. Мне лично интересна Татьяна — мы несколько лет учились в одном классе упомянутой школы и даже сидели рядом на одной парте. Ещё их Снежкина — «Бывал в школе их отец, здоровался, протягивал руки и говорил — Суслов, из Совмина….»

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Главное, что фамилия «Суслов», как у Члена Президиума ЦК КПСС, Члена Политбюро и Секретаря ЦК КПСС. Суслов Михаил Андреевич, годы жизни 1902 – 1982. На демонстрациях, во времена Брежнева Л.И., его портрет несли сразу за Леонидом Ильичем. Смотрите и вспоминайте.

      [Цитировать]

  • Светлана:

    Ничего себе, как учили «на врача». В 1916 году родиться, а в 1936 закончить учёбу и называться врачом.. Как это возможно было-то…

      [Цитировать]

  • вася:

    Было великое слово ПЛАН выпуска нац кадров и его надо было выполнять

      [Цитировать]

  • VTA:

    Спасибо за интересный рассказ. Тоже много знакомых фамилий встретилось.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Два дома специалистов до сих пор находятся на улице Тураб Тула. А улица Бешагачская таких домов не имеет.

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Цитата: «В 1962 году пришло время Александру получать паспорт. Борис Васильевич положил перед сыном две метрики. В одной стояло – Александр Суслов, в другой Александр Рахматов. При рождении Борис Васильевич сделал два свидетельство, тем самым дав сыну сделать в будущем выбор.».

    Эти всем можно было по два свидетельства «делать» при рождении? Для второго свидетельства нужна, как минимум, вторая справка о рождении.

      [Цитировать]

    • Владимир:

      Тогда, можно было. Мой близкий друг Нодир Джалалов, родился в Коканде, тоже, в 1946 году, в семье учителя. До 16-ти лет был Валерой Джалаловым и только когда пришло время получать паспорт, узнал, что есть второе свидетельство о рождении с именем Нодир, и он стал Нодиром. Но все Кокандские друзья всегда называли его Валерой, что поначалу меня удивляло, пока он не рассказал.

        [Цитировать]

  • Timur:

    А, что про Рахматовых известно?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.