О создании Института ядерной физики Tашкентцы История

Отрывок из книги Нуриддина Мухитдинова "Годы, проведенные в Кремле" о  создании Института ядерной физики.

..Когда председательствовавший на сессии Верховного Совета СССР объявил, что следующим выступит депутат академик И.В. Курчатов, произошло сильное оживление в зале, ложах для дипломатов, журналистов и гостей. Все слышали или читали о нем, но многие еще не видели его лично. Игорь Васильевич большими шагами быстро поднялся на трибуну, очаровав всех своей внешностью: сшитый по фигуре модный пиджак, белая сорочка, галстук. На груди сверкали три Золотые звезды, четыре медали лауреата Ленинской и Государственной премий, депутатский значок. Высокий, стройный, длинная лопатообразная борода, широкое одухотворенное лицо, большие глаза. Он ярко рассказал о достижениях страны в области атомного вооружения и атомной энергетики, о значении и перспективах научно-технического прогресса. Как бы отвечая тем, кто на Западе разжигал «холодную войну», он закончил свою речь словами: «Советский народ вооружил свою армию всеми необходимыми видами атомного и термоядерного оружия. Всякий, кто осмелится поднять атомный меч против него, от атомного меча и погибнет».

Весь зал, кроме некоторых западных дипломатов и журналистов, стоя, овацией проводил его.

В перерыве я подошел к Игорю Васильевичу, представился и выразил желание встретиться. Он тут же пригласил к себе в институт. После сессии подъехал, И.В. Курчатов встретил тепло.

Во всем мире тогда говорили об атомной энергетике, о различных бомбах, во всех частях Земли искали уран. В период такой атомной «лихорадки» я оказался в кабинете первого советского, самого популярного в мире физика-атомщика…

..Выпив чая, вышли во двор. Игорь Васильевич показал институт. Очень интересовался республикой. Информировав, пригласил его посетить. Он обещал приехать.

Второй раз встретились на XX съезде КПСС, где он в своем выступлении изложил программу развития атомной науки и техники в СССР. Увидев меня, извинился, что не смог приехать в Узбекистан и дал слово, что скоро будет у нас. Действительно, через некоторое время он прибыл в Ташкент вместе с известным ученым, тоже физиком-атомщиком, неизменным своим соратником, имеющим громадные заслуги в советской атомной энергетике, Юрием Харитоном.

Горячо встретили их на вокзале, вместе поехали на дачу. Они были в восторге от узбекских блюд. На следующий день утром прибыли в ЦК Компартии республики, вместе составили программу их пребывания. Оттуда поехали в Академию наук, где подробно ознакомились с ее работой, кадрами, проблемами, материальной и научной базой, провели совещание. Рассказывая затем о своих впечатлениях, Игорь Васильевич дал высокую оценку научным кадрам и их успехам.

Тогда в республике начали использовать в научных исследованиях атомную энергию. Так, она применялась в Среднеазиатском государственном университете, Узбекском государственном университете в Самарканде, Физико-техническом институте АН Уз ССР, в политехническом и медицинском институтах. Однако масштабы применения атомной энергии в научной работе были очень ограничены, а техническая база слаба.

Задача значительного расширения применения атомной энергии в мирных целях, особенно с учетом интенсивного развития экономики и науки в Средней Азии, диктовала необходимость создания самостоятельного крупного ядерного института. Выслушав нас, И.В. Курчатов поддержал, и с его и Ю. Харитона помощью составили Записку ЦК Компартии и правительства в союзные органы. Так мы с учеными Узбекистана физиками У.А. Арифовым и С.А. Азимовым зашли к М.Г. Первухину. Он вначале высказал сомнения, сказав о дороговизне этого плана и недостатке кадров. Наши ученые доказали, что все необходимое есть. Тогда он пригласил Завенягина, заместителя председателя Совета Министров Союза по атомной энергетике, и, по его рекомендации, мы с непосредственным участием И.В. Курчатова подготовили проект постановления союзного правительства, который завизировали Первухин и Завенягин.

Так в начале 1956г. Совет Министров СССР принял специальное решение о создании в Ташкенте Института ядерной физики. Определили, что этот институт будет заниматься исследованием фундаментальных проблем ядерной физики и вопросами широкого применения радиоактивных изотопов и излучений в физике, химии, различных отраслях промышленности, геологии, биологии, медицины.

Место строительства выбрали примерно в 30 км от Ташкента, в массиве Кибрай, недалеко от берега реки Бозсу, в богарной зоне колхоза им. В.И. Ленина. Утвердили структуру института из нескольких отделов со специальными лабораториями. Предусматривалась установка реактора мощностью несколько тысяч киловатт, ускорителей нейтронных трубок и циклотрона. По представлению соответствующих организаций утвердили пятилетний план комплексного строительства и развития института. Штат его (к моменту завершения строительства) составлял 750 человек. Городок состоял из 2-4-этажных жилых домов, гостиницы, дома культуры, кинотеатров, магазинов, поликлиники, спортивных сооружений, дома аспирантов, коммунальных и бытовых объектов и сплошь утопал в зелени садов. Научные, исследовательские и специализированные корпуса намечалось построить с учетом последних достижений науки и техники, гарантирующих безопасность людей, экологии и всей окружающей среды. Оборудованием обеспечили советские заводы, а аналогичные институты страны помогли кадрами и консультациями.

Было решено, что в институте будут работать ученые не только из Узбекистана, но и других республик Средней Азии. В дальнейшем планировалось, что институт будет принимать на работу и стажировку ученых, студентов и инженеров из дружественных стран зарубежного Востока.

Когда Игорь Васильевич и Ю.Харитон находились в Ташкенте, им подарили халат, пояс и тюбетейку. Они сразу же одели их, радовались, а И.В. Курчатов ходил как заправский аксакал. Возвратившись в Москву, он помог в определении программы, оснащении института и подготовке первой группы его сотрудников.

Игорь Васильевич и я получили приглашение присутствовать на пуске в 1959г. реактора в Ташкенте. Договорились ехать вместе, но неотложные дела не позволили. Реактор был пущен вовремя и успешно действует…

 

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

7 комментариев

  • Анатолий Блинцов:

    Академика Харитона звали Юлий Борисович. Он, как и академик И.В.Курчатов, был трижды героем и четырежды лауреатом — 1 раз Ленинской и 3 раза Сталинской премии. Государственной премии тогда не было.

      [Цитировать]

  • aida:

    как же не было, была с 1967 года — и значок соответствующий был

      [Цитировать]

  • Арина:

    В этом институте много лет проработал мой дядя — Цветаев Михаил Петрович. В посёлке Улугбек от института его семье выделили прекрасный коттедж с 10-ю сотками земли. Чудесные воспоминания детства…

      [Цитировать]

  • edisit:

    В Институте Ядерной Физики работал покойный брат моего одноклассника Ашрапов Тофик Буриевич. В настоящеее время эстафету продолжает его сын — Улугбек, защитивший диссертацию на тему о генерации технеция 99М. Коттеджи в посёлке Улугбек были действительно замечательные, со всеми удобствами.

      [Цитировать]

  • Арзуманов Семен Самвелович:

    На этом реакторе я проработал 1,5 года (с осени 1971 года по весну 1973 года) после окончания физфака ТашГу в лаборатории Арифова Убай Арифовича, в группе Вилли Иосифовича Когана. На прилагаемом фото виден мостик, ведущий на крышку реактора. Наша создаваемая экспериментальная установка располагалась внизу на уровне горизонтальных пучков. Создавался масс-спектрометр для сепарации осколков деления тяжелых элементов нейтронами.
    Жизнь сложилась так, что я женился переехал к жене в Москву и далее был принят на работу в Курчатовский институт в Лабораторию нейтронных исследований, где и работаю по настоящее время, уже почти 42 года.

      [Цитировать]

  • Егор:

    В свое время я был хорошо знаком с Тофиком Буриевичем Ашраповым. Он тогда был главным инженером реактора ВВР-С и собирался защищать диссертацию по одной из проблем яденого материаловедания. Он приезжал в наш Институт ядерной энергетики АН БССР, где я возглавлял лабораторию, занимающуюся выбором и обоснованием работоспособности конструкционных и реакторных материалов для создаваемых нами АЭС типа ПАМИР-630Д, БРИГ-300 и т.д. Бывал и я в ИЯФе АН УзССР, когда представлял ведущую организацию на его защите. Встречались мы и на заседаниях Межотрослевого Координацонного Совета «Физика радиаионных повреждений и радиационное материаловедение». Интересные бали времена…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.