Закрытие церквей тюремного замка и кадетского корпуса в Ташкенте в 1919 г. История Старые фото

Громобой Худояров

Еще одна редкая фотография из книги Гениса В.Л. Вице-консул Введенский Служба в Персии и Бухарском ханстве (1906-1920 гг.). Российская дипломатия в судьбах. М., 2003. 416 с. Скорее всего, это вторая годовщина революции, т.е. 7 ноября 1919 г. Ворота старой Таштюрьмы задрапировали, саму Таштюрьму переименовали в Исправительный рабочий дом. Руководство Туркестанской автономии в наличии: 4-й слева — военный комиссар Туркреспублики Н.Я. Федермессер, в центре — глава ТуркЦИК И.А. Апин, справа от него — член Исполбюро Крайкома РКП(б) П.А. Кобозев. Если мероприятие, запечатленное на фото, состоялось 7.11.1919 г., то в анналах истории сохранилась фамилия человека, назначенного в этот день главным инструктором культурно-просветительской части исправдома. Это был основатель Ташкентского коммерческого училища и полковник в отставке Валериан Николаевич Дунин-Барковский (1871, Одесса - 1943, Ташкент).

В этот день его освободили из Таштюрьмы за отсутствием улик и в честь годовщины революции. Человек, можно сказать, родился второй раз. Чем же он провинился перед федермессерами, апиными и кобозевыми? Об этом можно почитать в Заключительном постановлении ЧК, позднее такая бумага называлась обвинительное заключение (на фото 3 и 4).

Текст этой грозной бумаги: "Постановление. 1919-года 15-го октября Чрезвычайная комиссия, рассмотрев дело Валериана Николаевича Дунина-Барковского по обвинению его в политической неблагонадежности, нашла следующее:
Политическая неблагонадежность Барковского выразилась в том, что он весной сего года принимал деятельное участие в работах церковного совета церкви при кадетском корпусе. По распоряжению партийного коллектива при больнице Полторацкого эта церковь была закрыта и его (так в оригинале) имущество было реквизировано для народных целей.

Тогда Барковский взял на себя обязанность хлопотать перед компетентными органами об отмене постановления коллектива.Сам этот факт достаточно характеризует личность Барковского как человека совсем не разделяющего взгляды пролетариата, а наоборот принадлежащего к черным реакционерам. Добавить следует, что Барковский и как видно из показаний тов. Блоштейна и Каракаева уже в чине полковника при Керенском показал себя совсем не двузначно, что его взгляды несколько не по стороне рабочих и крестьян.
Чрезвычайная комиссия, приняв во внимание вышеизложенное и грозный момент, переживаемый пролетариатом в настоящее время, преследуя вполне лозунг диктатуры пролетариата, нашла по собранным материалам, что дальнейшее пребывание Барковского в Советском государстве вредное, ввиду чего постановила: В.Н.Дунина-Барковского изолировать, послать его в концентрационынй лагерь буржуазии сроком на шесть месяцев."

В оригинале были подписи председателя ЧК Попова, завюротделом Кириллова, секретаря Бессмертного, копию снял делопроизводитель юротдела Р.Гринбаум.

Откровенно говоря, даже после Осиповского мятежа народ в своем большинстве еще не разобрался в сути советской власти. Это ж надо было додуматься пойти против партийного коллектива больницы имени Полторацкого, закрывшего церковь при кадетском корпусе и реквизировавшего ее имущество! (Та самая церковь при кадетском корпусе на фото 5 и 6 и ее останки в современном ТашМИ, фото с сайта Письма о Ташкенте.). По дате можно сделать вывод о переменах, происходивших в бышем кадетском корпусе. После закрытия кадетского корпуса в 1918 г. здесь основывается больница имени Полторацкого, сейчас - ТашМИ. Больницу имени Полторацкого чаще называли больницей для бедных. Сам П.Г.Полторацкий (1888-1918) в Ташкенте никогда не жил, только
революционировал, одно время был наркомом труда Туркестанской автономии, участник колесовского похода на Бухару, убит в Мары ашхабадскими белыми 22.07.1918 г.

Ашхабад в его честь переименовали в Полторацк (с 1919 по 1927 гг.), в Ташкенте долгие годы его именем называлась улица. Ну, и как видим, партийный коллектив больницы имени Полторацкого быстренько церковь при кадетском корпусе в разгар репрессий после осиповского мятежа прикрыл, а ходатаев ждал концлагерь для буржуазии в старой Таштюрьме.

Что спасло В.Н.Дунина-Барковского в октябре 1919-го года? С одной стороны, конечно, подоспела вторая годовщина революции, наметились некоторые послабления или амнистии, концлагерь для буржуазии в старой Таштюрьме переименовали в Исправительный рабочий дом, вход задрапировали некими агитационными материалами и провели пропагандистские мероприятия. Ну, и сам В.Н.Дунин-Барковский хорошо зарекомендовал себя за почти месяц заключения на ниве культпросвета бывших буржуев. А с другой стороны, последовало протежирование его однокурсника по Николаевской академии генштаба П.В.Благовещенского (1866-1936), который в это время стал начальником главного штаба Туркестанской республики и в дальнейшем был военной фигурой № 2 в регионе после М.В.Фрунзе. Документальных подтверждений протежирования П.В.Благовещенского нет, но на это как бы намекает изменение в карьере В.Н.Дунина-Барковского. С 1.01.1920 г. он зачисляется преподавателем тактики Туркестанских артиллерийских курсов, а с 9.04.1920 г. назначается приказом по Туркфронту начальником военно-учебных заведений Туркфронта.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.