Сахибкиран История Фото

9 апреля – день рождения нашего великого предка Амира Темура (1336 – 1405 г.г.). Эта дата, после обретения независимости, широко празднуется в нашей стране.

Его именем названы улицы и проспекты во многих городах и весях государства, в самом центре Ташкента, рядом со сквером, носящим его имя,  воздвигнут музей Тимуридов, сразу ставший культурным очагом столицы. Имя Амира Темура носит одна из красивейших станций нашего метрополитена. Его скульптурные портреты украшают Ташкент, Самарканд и Шахрисабз.

Трудно переоценить жизнь и деятельность этого выдающегося правителя и полководца. В своем государстве он был творцом, созидателем!

Темур был незаурядной личностью, человеком богатырского сложения, не знающим страха. Один из источников сообщает, что когда он скакал на коне, то обгонял птиц…

В автобиографической книге, написанной им на закате жизни, он поведал, что был ранен 172 раза! Эту книгу он написал левой рукой, объясняя, что в правой меч держать еще может, а вот хрупкое перо -  после стольких ранений – уже нет. Он с детства одинаково искусно владел оружием двумя руками – учитель привязывал к туловищу правую руку, и Темур брал клинок в левую.  Наравне с боевыми единоборствами он изучал литературу, историю, философию, математику. Будучи подростком, он уже наизусть знал Коран.

Сохранилось немало свидетельств о том, как он поощрял честную торговлю, вел переписку с главами многих государств. Замечательные воспоминания о нем и его империи оставил испанский посол Рюи Гонсалес де Клавихо.

Во время походов он не делал себе никаких поблажек, вместе с воинами переносил все тяготы.

Темур писал: «Я ко всем относился одинаково строго и справедливо, не делая никакого различия и не выказывая предпочтения богатому перед бедным».

До последнего дыхания он живо интересовался всем передовым. В той же книге Темур сожалел, что мало имеет познаний в медицине и астрономии. Его любимым занятием были беседы с учеными и путешественниками. Потом это скажется в генах – внук от младшего сына Шахруха – Мирзо Улугбек, своими научными трудами продолжит великие дела своего деда…

В моем архиве хранится газета «Народное слово» от 8 февраля 1996 года, где опубликовано интервью с выдающимся кинодокументалистом Маликом Каюмовичем Каюмовым. Он ушел от нас 5 лет назад, 30 апреля 2010 года, в возрасте 98 лет. Но до конца жизни сохранил ясность ума, оставил бесценные воспоминания. Думаю, что читателям Анхор.уз будет любопытно их прочитать.

«ПРАВДА  О  САРКОФАГЕ  САХИБКИРАНА»
…Нелегко писать об этом, непросто смотреть на эти снимки, сделанные более полувека назад, когда было вскрыто захоронение Амира Темура. Люди  должны знать свою историю, знать правду без украшений.

В газете «Труд» за 12 января этого года под рубрикой наиболее читаемой и популярной «Последней колонки» опубликована информация «Совпадение или пророчество?».  Вот что в ней сообщается:
«Известный советский археолог и антрополог М.Герасимов участвовал во вскрытии саркофага среднеазиатского полководца, чтобы доказать подлинность его захоронения в Самаркандском мавзолее Гур-Эмир. Рядом со скелетом, обернутым в ткань, лежала табличка со словами: «Тот, кто посмеет осквернить мой прах, пусть знает, что на его страну нападет враг, во много раз превосходящий его по силе и ярости, и Родина его подвергнется таким бедам, которых не знали покоренные мною племена». Саркофаг был вскрыт 21 июня 1941 года».

Интригующая заметка…   Но откуда такие сведения? Как журналист, я собираю информацию о великом Тимуре. Если пишу, то стараюсь проверить каждый факт у ученых, историков. Ведь что написано пером, то не вырубишь топором. А читают сотни тысяч людей!

Про табличку в саркофаге я что-то не слышал…

Звоню ветерану узбекского документального кино Герою труда Малику Каюмову, очевидцу того вскрытия.

- Приезжай хоть сейчас, - сказал он. – Расскажу, как все было.
- В саркофаге никакой таблички с надписью я не видел – это ложь, выдумка корреспондента, - начал рассказ Малик Каюмович. – Хорошо, что ты приехал: я и сам хотел позвонить главному редактору
«Труда» и сказать об этом.

Указом Президента республики этот год объявлен Годом Амира Темура. Это очень справедливое и дальновидное решение – у народа должны быть национальные герои, надо, чтобы что-бы молодежи было на кого равняться. 660-летний юбилей Сахибкирана широко отмечается ЮНЕСКО.

Сколь бы разноречивые и субъективные суждения ни выказывались исследователями, все они сходятся в одном: Темур был выдающейся личностью. Какие удивительные памятники архитектуры оставил он потомкам! Он объединил народы Центральной Азии. Благодаря победе Темура над ханом Тохтамышем легко вздохнула и Русь. С его воцарением в Семиречье начался невиданный расцвет экономики и культуры… Сахибкирану был поставлен памятник во Франции с надписью «Освободителю Европы». Его портрет в ХУ11 создал великий Рембрандт…

А сколько делается перед юбилеем в республике сегодня! Неужели это не достойно внимания такой уважаемой газеты с многомиллионным тиражом. «Труд», как и «Аргументы и факты», любят в Узбекистане. Свежие номера газет с радостью разворачивают, передают из рук в руки.

И мне непонятно: такое солидное издание закрывает глаза на масштабные изменения в Узбекистане и снисходит всего лишь до превдосенсационной заметки, сообщая заведомую неправду…

- А дело было так, - продолжает Малик Каюмович. – Возглавлял экспедицию по вскрытию саркофага Сахибкирана заместитель председателя Совета Министров республики по науке Ташмухаммад Кары-Ниязов,  участвовали известные ученые – востоковед А.А.Семенов, антропологи М.М.Герасимов, Л.В.Ошанин, писатель Садритдин Айни, археологи В.А.Шишкин, Л.И.Альбаум, фотограф Герр, художник О.Татевосян, научные сотрудники, кинооператоры, рабочие – всего около 15 человек.

Экспедиция начала работу 1 июня 1941 года. Накануне вскрытия мавзолей посетил первый секретарь ЦК КП Узбекистана Усман Юсупов.

- В усыпальнице не было электричества, и мы привезли лихтванген – передвижную электростанцию, - вспоминает Малик Каюмов. – Работы велись при свете «юпитеров», которые освещали гробницу и на верхнем этаже – демонстрационном зале, выложенном красивыми камнями, и в нижнем склепе, где находятся сами могилы. Работали без механизмов, камни поднимали «дедовским» способом – при помощи блоков, ломов и досок. Каждый день работали по 10-12 часов.

Первым открыли гроб Шахруха, вторым – Улугбека. Факт его убийства подтвердился: его отрубленная голова лежала рядом с телом. Затем был вскрыт саркофаг Темура.

- Помню, 17 июня, - рассказывает аксакал узбекского кино, - я вышел из душной усыпальницы, зашел в чайхану. Тут сидели три старика. Я поздоровался с ними и заметил, что перед ними лежала старинная книга больших размеров.

Аксакалы спросили у меня, имею ли я отношение к вскрытию?

- Я здесь главный, - пошутил я, - от меня зависит, давать или не давать свет.
- Не открыли гроб Темура? – спросили они.
- Еще нет.
- Передай, что нельзя тревожить прах великого Темура, - сказали они. – Если тронете – начнется война. Вот в этой книге это написано.

Я попросил показать.
- А ты что, знаешь арабский?

Арабский алфавит я выучил еще в школе, и действительно так там было написано.

- Малик Каюмович, а что за книга это была? – перебил я,  не удержавшись.
- Извини, дорогой… не помню названия.

…Малик Каюмов – наша живая история. Слушать его – наслаждение. Он снимал в 93 мира! Только в Афганистане побывал тридцать раз. Впервые был в этой стране в 1935 году.

«Тогда, в Кабуле, - вспоминает он, - я встречался с бухарским эмиром – тот торговал золотом в дукане».

А полвека спустя внук эмира – Саид Али Алими – работал звукооператором в фильме Каюмова «Афганистан: революция продолжается…»

- Я был озадачен словами тех старцев, - продолжает Малик Каюмович. – Тут же пригласил в чайхану Кары-Ниязова, Семенова и Айни. Семенов блестяще знал арабский и легко прочитал то, что сказали аксакалы. Айни страшно странно рассердился на них, даже угрожал своей палкой. Жаль, по своей неопытности я не успел снять этот эпизод и книгу… Мы продолжили работы.

Те события запомнились очень четко: 18 июня начали поднимать верхний камень саркофага Темура, где написана его биография. Рабочим помогали все присутствующие.

19 июня сняли огромные мраморные плиты, и сразу показался гроб, сделанный из арчи. Он лежал в нише, вырезанной в цельном куске мрамора. Длина гроба – более двух метров, а ширина у изголовья – более шестидесяти сантиметров…

20 июня пришли и начали осторожно поднимать крышку гроба…

Ровно сто лет назад, в 1841 году, в Самарканде было сильное наводнение. Вода проникла в могилу и уничтожила все бальзамы. В арчовом гробу  не сохранилось ни одного гвоздя.

Все молчали. Скелет Темура – огромного размера – лежал на засохшем иле. Голова полководца была повернута в сторону Мекки. Правая рука изувечена, на кости левой ноги около чашечки колена был большой – размером с крупное яйцо – срос.

21 июня Михаил Михайлович Герасимов спустился в могилу и поднял череп Сахибкирана. Никаких бумаг, табличек, украшений и оружия рядом с останками не было. Не было – вопреки тому, как сообщает «Труд», - никакой ткани, в которую были завернуты останки, а сохранился лишь кусочек материи серого цвета, размером с четверть ладони. Вот и все. Вода все уничтожила, но, удивительно, кости и гроб сохранились. И еще – на черепе нашли несколько волосков рыжевато-серого цвета.

За двадцать дней мы отсняли 100 километров пленки! Работали синхронно несколько камер: старались не упустить ни одну деталь.

В те дни вся планета следила за новостями из усыпальницы Гур-Эмир. Сообщения публиковали все центральные газеты, ведущие информационные агентства мира. Из Америки, Англии, Австрии, Германии приходили телеграммы: «Пришлите эти кинокадры!»

Но судьба распорядилась иначе. Бывший тогда нарком кинематографии Большаков дал распоряжение: весь отснятый материал срочно отправить в Москву.  Где эти кадры сейчас – никому не известно. К сожалению, в фильмотеке «Узкинохроники» сохранился всего один позитив, - подытожил Малик Каюмович свой рассказ…

А 22 июня по радио объявили: «Война!» Ученые забрали три черепа и уехали в Ташкент. А я на следующий день снимал на площади Регистан, как бойцы узбекской дивизии давали клятву, целовали знамена и уезжали на фронт. Эти кадры потом показывали сотни раз…

- Малик Каюмович, говорят, со стороны виднее. После вскрытия уже прошло более полувека. Что Вы думаете о том событии сейчас?
- Не надо было трогать прах Темура. По мусульманскому обычаю, нельзя тревожить ушедших в мир иной. Когда 20 декабря 1942 года останки Темура предали земле, в войне начался перелом, мы начали побеждать.

…Трудно говорить об этом. Жутковато смотреть на снимки останков полководца. Но историю не перепишешь, ее не надо приукрашивать, ее надо изучать.

Рустам Шагаев, фото автора – специально для сайта Anhor.uz.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

8 комментариев

  • ANV:

    «9 апреля – день рождения нашего великого предка Амира Темура» — вот только вопрос чьего предка? Ведь Шейбани почти всех потомков Тимура уничтожил.

      [Цитировать]

  • Усман:

    Где это видано, чтобы у мусульман в гробу хоронили? И чтобы у монголоида были рыжие волосы? М.Герасимов «Портрет Тамерлана»: «Волосы Тимура толсты, прямы, СЕДО-РЫЖЕГО ЦВЕТА, С ПРЕОБЛАДАНИЕМ ТЕМНО-КАШТАНОВЫХ ИЛИ РЫЖИХ. Волосы бровей сохранились хуже, но все-таки по этим остаткам нетрудно представить и воспроизвести общую форму брови. Хорошо сохранившиеся отдельные волоски… ЦВЕТ ИХ ТЕМНО-КАШТАНОВЫЙ… Оказывается, Тимур носил длинные усы, а не подстриженные над губой, как это было принято правоверными последователями Шариата… Небольшая густая борода Тимура имела клиновидную форму. Волосы ее жесткие, почти прямые, толстые, ЯРКО-КОРИЧНЕВОГО (РЫЖЕГО) ЦВЕТА, с значительной проседью»

      [Цитировать]

  • ANV:

    В старости у многих память подводит и поэтому нет смысла стебаться над фразами:
    «За двадцать дней мы отсняли 100 километров пленки!»
    «Извини, дорогой… не помню названия.»
    Но вот наводнение в Самарканде 1841 года удивило. Насколько помню Гур-Эмир достаточно удален от больших каналов. Может здесь кто знает про это наводнение.

      [Цитировать]

    • Plim:

      По вашему прошлогодное наводнение в Ташкенте тоже из за больших каналов?

        [Цитировать]

    • Виктор Арведович Ивонин:

      Делим 100 км на 20 дней получается 5 километров в день. В секунду в кинокамере проскакивает больше метра плёнки. Значит в час примерно 3,5 км. Выходит, что 5 км плёнки на 2 часа съёмки не хватает. Снимали они, естественно, минимум тремя камерами, одновременно или по очереди. Поскольку камеры были с пружинным заводом и часто требовали перезарядки и дозаводки, то выходило у них меньше, чем 3 км в час, но и этого хватает, чтобы говорить о том, что за 20 дней можно отснять 100 км.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.