Проблема кадров и пути её решения в сельском хозяйстве Узбекистана в годы второй мировой войны История Разное

Библиографическое описание: Бабаджанов Х. Б. Проблема кадров и пути её решения в сельском хозяйстве Узбекистана в годы второй мировой войны [Текст] / Х. Б. Бабаджанов // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 631-633.

С первых дней Второй Мировой войны на территории СССР сельское хозяйство, как и другие отрасли народного хозяйства, было перестроено на нужды фронта и военной экономики. При переводе сельского хозяйства на военные рельсы одной из основных задач стала проблема кадров. Проблема трудовых ресурсов и рабочей силы оказались в числе самых насущных и сложных, которые предстояло решить в годы войны. Война поставила перед тружениками сельского хозяйства такую задачу, как беспрерывное обеспечение промышленности сырьём, а население и фронт продовольствием и одеждой. Решение этих проблем потребовало, прежде всего, огромных средств, огромных человеческих и природных ресурсов. С начала Второй Мировой войны потребность в трудовых ресурсах в сельском хозяйстве Узбекистана возросла по следующим основным причинам:

Во-первых, основная часть работников сельского хозяйства была мобилизована на фронт, а решение всех неотложных задач легло на плечи стариков, женщин и подростков. В 1941 году население Узбекистана насчитывало около 6,5 млн. человек, из которых половину составляли старики и дети. Так, около 50–60 % трудоспособного населения, а точнее 1 433 230 человек было призвано на фронт. Основную часть мобилизованных на фронт составляли мужчины в возрасте 18–55 лет и все они в довоенное время трудились во всех сферах народного хозяйства.

Таким образом, значительная часть квалифицированных кадров и трудоспособного сельского населения была призвана на фронт, в результате чего в 1941–42 годах численность дехкан сократилась на 20 %, а к 1945 году на 40 % [1]. Особенно обострилась проблема сельских механизаторов;

Во-вторых, из-за войны были прекращены поставки новых тракторов, сельскохозяйственных машин и запасных частей, а часть техники и рабочего скота была направлена на нужды армии. Это обстоятельство привело к снижению производительности труда, а также к увеличению затрат рабочего времени и сил на выполнение определенных задач.

Мобилизация сельскохозяйственной техники на нужды фронта или изъятие её в других целях привели к ослабеванию материально-технической базы аграрного сектора. Резко сократилось обеспечение сельского хозяйства удобрениями и топливом. Происходило последовательное сокращение технической базы и транспорта МТС, колхозов и совхозов. В 1941 году в Узбекистане количество тракторов по сравнению с 1940 годом сократилось на 425, а в 1942 году уже на 900 единиц. Так, в 1941 году грузовых машин стало меньше на 3800, а в 1942 году на 5268 [1].

Нехватка агротехники в сельском хозяйстве стала причиной снижения производительности труда и урожайности. Дефицит кадров повлёк за собой увеличение доли ручного труда и возрастание объёма работ, выполняемых при помощи тягловой силы. Эти факторы оказывали негативное влияние на развитие сельского хозяйства и в последующие годы;

В-третьих, в годы войны в Узбекистан было эвакуировано около ста промышленных предприятий. Также было построено множество предприятий и гидротехнических сооружений. Введение в строй заводов и фабрик в сжатые сроки потребовало привлечения огромных трудовых ресурсов. Эти задачи осуществлялись в основном за счёт сельского населения.

Особенно эти проблемы обострились в 1942–1943 годах, когда в сельском хозяйстве Узбекистана сложилась крайне тяжёлая ситуация. Для работы на промышленных предприятиях республики было мобилизовано около 500 тысяч дехкан, что ещё более усложнило обстановку сельском хозяйстве.

Наряду с этим, колхозники Узбекистана участвовали в строительстве оросительных сетей, новых промышленных предприятий, заводов, шахт. Так, в строительстве Фархадской ГЭС участвовало 11000 колхозников из Ташкентской, 9500 колхозников из Наманганской и 5000 колхозников из Андижанской областей Узбекистана [2].

Стремясь смягчить катастрофический дефицит кадров, правительство мобилизовало для работы на производстве стариков, женщин и подростков. Ими же была восполнена нехватка кадров и в сельском хозяйстве.

В годы Второй Мировой войны во всех сферах народного хозяйства роль женского труда была огромной. Это можно наблюдать и в сельском хозяйстве. Женщины заняли место ушедших на фронт и мобилизованных на строительные работы мужчин. Так, в 1941–1942 годах в колхозах республики численность трудоспособных мужчин сократилась на 32 % [3].

С другой стороны, в условиях острого дефицита рабочей силы перед сельским хозяйством Узбекистана стояла задача бесперебойного обеспечения фронта и тыла продуктами питания, промышленность сырьем, а также расширения посевных площадей под зерновые и другие культуры. Выполнение этих задач легло в основном на плечи сельских женщин. В Узбекистане, как и в других республиках СССР, доля женского труда в сельском хозяйстве преобладала.

Однако занятые на сельскохозяйственных работах женщины в основном являлись неквалифицированной рабочей силой, тогда как сельское хозяйство нуждалось также в хорошо подготовленных специализированных технических кадрах. С уходом специалистов на фронт, была сделана попытка восполнить образовавшийся вакуум за счет молодёжи и женщин. В течение 1941 года краткосрочные курсы при школах механизаторов и МТС закончили 18765 человек, из которых 12428 составляли женщины [4].

Однако создание таких ускоренных курсов не могло полностью решить проблему. На этих курсах давались элементарные знания по управлению агротехникой. Разумеется, полученные знания были недостаточными, но являлись первым шагом в попытке обеспечения села квалифицированными кадрами. Принцип «больше кадров за сжатые сроки», проводимый в сельском хозяйстве, значительно снизил качество обучения. Большая часть женщин, овладевшая профессией в годы войны, представляла собой рабочие кадры низкого разряда.

В 1942 году около 50 % от общего числа занятого в сельском хозяйстве населения по Наманганской области составляли женщины, тогда как по Ташкентской, Андижанской и Самаркандской областям Узбекистана их численность достигала 60 % [3]. Женщины, живущие в сельских районах Узбекистана участвовали на строительстве оросительных сооружений и чистке каналов. Наравне с мужчинами они поднимали тяжести, рыли каналы, укладывали бетон. Так, в 1943 году 60 % от общего числа строителей Саларской ГЭС составляли женщины, которые вручную вырыли 611 тыс. кубометров земли и уложили 4 млн. кубометров бетона [5].

Сельское население, в военные годы состоявшее в основном из женщин, стариков и детей, трудилось на грани физических и духовных возможностей. В военные годы в сельском хозяйстве почти всех республик соотношение женщин и мужчин в составе трудоспособного населения показывает значительное преобладание первых. Непосильный труд и тяжёлые условия работы оказывали негативное влияние на здоровье женщин, эти последствия наблюдались и в послевоенные годы.

Ещё одним способом смягчения дефицита рабочей силы было более эффективное использование кадров, повышение их активности, словом получение от них полной отдачи. Согласно постановлению СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 апреля 1942 года, количество обязательных рабочих дней для колхозников было увеличено (по сравнению с 1939 годом) и приведено к соответствующему состоянию: для населения нечернозёмных зон 100 трудодней, для зерновых районов Поволжья и Сибири 120 трудодней, для хлопководческих районов (в основном Средняя Азия и Кавказ) самая высокая норма 150 трудодней в году [6]. Как известно, труд среднеазиатских хлопкоробов был очень тяжёлым в сравнении другими регионами.

Эти трудодни вырабатывались намного больше нормы. Например, в 1940 году количество трудодней одного узбекского хлопкороба составило 215, тогда как в 1943 году этот показатель равнялся 280 дням, а в 1944 году уже 311 дням [7].

Трудовая активность сельского населения Узбекистана была весьма высока и ему удалось выполнить указанный в постановлении минимум с превышением количества трудодней. Также был снижен показатель численности колхозников не сумевших выполнить норму трудодней. По сравнению с другими республиками бывшего Советского Союза в Узбекистане этот показатель был самым низким. Так, в 1941 г. численность колхозников, не выполнивших норму трудодней составила: по Азербайджану 15 %, по Казахстану 12,4 % и по Узбекистану 8,9 % [8]. Эти меры были направлены на то, чтобы оставшееся на селе малочисленное трудоспособное население выполняло поставленные сельскохозяйственные задачи с наибольшим интенсивностью.

Одним из своеобразных противоречий войны было возрастание социально-экономического и политического значения женщин в общественной жизни. В целях подготовки руководящих кадров во всех областях и районах Узбекистана были созданы краткосрочные курсы обучения таких необходимых для колхозов кадров, как председатель колхоза, заместитель председателя, бригадир, бухгалтер и другие.

Например, в 1942 году в Андижанской области Узбекистана более 2000 женщин-активисток были выбраны председателями колхозов и бригадирами. В том же году в колхозах Кашкадарьинской области Узбекистана 1400 женщин стали руководить звеньями в хлопководческих и зерновых хозяйствах. В Чиракчинском районе Кашкадарьинской области Узбекистана 45 женщин были выдвинуты на руководящую работу в качестве председателей колхозов и их заместителей, а 72 женщины председателями сельского совета [3]. Подобный рост социальной активности и общественного статуса женщин имел и свои негативные аспекты. В годы войны, в условиях тотальной нищеты и голода, изнурённые непосильным трудом женщины-труженицы не могли уделять должного внимания своим семьям, что неизбежно отражалось и на их личной жизни.

Одной из возможностей в решении кадрового вопроса было привлечение к общественному труду подростков и детей. В Узбекистане старшеклассники (7–10 классы), учащиеся техникумов и студенты после занятий, а также во время летних каникул стали работать на промышленных предприятиях и сельскохозяйственных работах. Так, постановлением СНК Узбекистана от 18 июля 1941 года было разрешено привлекать учеников 7–10 классов на сельхоз работы [9]. Это решение вскоре начало претворяться в жизнь. Так, по решению СНК Узбекской ССР от 21 июля 1941 года были образованы трудовые бригады [9] из учеников 7–10 классов Ферганской и Наманганской областей Узбекистана. Ученики школ Ташкента тоже активно привлекались на сельхоз работы. Ими было собрано свыше 3 тысяч тонн хлопка-сырца [10].

О широкой практике привлечения старшеклассников к работам в сельском хозяйстве свидетельствует объявление социалистического соревнования между школами. Школа, достигшая наивысших результатов по итогам сельскохозяйственных работ, считалась победителем соревнования по республике и награждалась денежной премией в размере 30 тыс. рублей [9].

Однако широкое привлечение подростков к различной трудовой деятельности отрицательно сказалось на качестве обучения и результатах учебного процесса. В первой половине 1942–1943 учебного года был допущен ряд недостатков. Была ослаблена дисциплина, ухудшилась посещаемость, программа по целому ряду предметов оказалось неусвоенной полностью.

Так в школах Октябрьского (ныне Учтепинского) района Ташкента общая успеваемость снизилась на 78 %. 2835 учеников из 14796 учащихся во второй четверти получили отметки «плохо» и «очень плохо» [10]. В некоторых случаях ученики полностью перестали посещать школу и вследствие тяжелого материального положения занимались только трудовой деятельностью.

Высокий уровень трудовой активности и ужесточение контроля не смогли смягчить дефицит агротехники. Износ техники, постоянная нехватка топлива, смазочного материала и запасных частей не позволяли в полной мере использовать имеющиеся в наличии тракторы. Так, в Узбекистане в 1941 году трактор в 15 лошадиных сил обрабатывал 430 гектаров земли, а в 1942 году этот показатель снизился до 236 гектаров [11]. Несмотря на все предпринятые меры, решить проблему дефицита трудовых ресурсов и агротехники не представлялось возможным.

Сокращение сельскохозяйственной техники и рабочего скота привело к снижению качества работы. Так, в ходе проверки, проведённой в 1943 году в Наманганской области Узбекистана, было выявлено, что окучивание хлопчатника вручную не отвечает требованию [12]. Это обстоятельство привело к резкому снижению урожайности посевов в сельском хозяйстве.

Высокая сознательность, героический и самоотверженный труд дехкан не смогли повлиять на жёсткую политику тоталитарного строя. На протяжении всей истории колхозного строительства власти уделяли особое внимание защите колхозного и совхозного имущества от тружеников села. В годы Второй Мировой войны эта политика не снижала оборотов. Так, в 1941 году специальным указом СНК СССР и ЦК ВКП (б) подтверждалось действие закона 7 августа 1932 года. Также согласно принятому 26 октября 1943 года постановлению Президиума Верховного совета Узбекской ССР, было внесено изменение в 1667 статью Уголовного кодекса, устанавливающее уголовную ответственность за утрату урожая сахарной свеклы [13].

Литература:

1.         Новая история Узбекистана. Книга 2 — Ташкент: «Шарк», 2000.

2.         Пулатов И. Вклад трудящихся Узбекистана к победе в Великой Отечественной войне. — Ташкент: «Узбекистан», 1967.

3.         Тошходжаева Н. Сельские труженицы Узбекистана в годы войны (1941–1945). — Ташкент: «Фан», 1985.

4.         Узбекистан в годы Великой Отечественной войны. Том I. Ташкент: «Фан», 1981.

5.         Садиков О., Кадыров Е., Хабибуллина Е. Роль комсомола в развитии промышленности Узбекистана в годы Великой Отечественной войны. — Ташкент: «Знания», 1975.

6.         Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. — Москва: «Наука», 1970.

7.         Ризаев Г. Р. Аграрная политика советской власти в Узбекистане 1917–1965 гг. — Ташкент: «Узбекистан», 1967.

8.         Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. — Москва: «Наука», 1970.

9.         ЦГА РУз, ф. Р-837, оп. 32,. д. 2578, л. 45.

10.     Красный Узбекистан. 1941 г., 7 декабря.

11.     Узбекистан в годы Великой Отечественной войны. Том I. Ташкент: «Фан», 1971.

12.     ЦГА РУз, ф. Р-839, оп. 32, д. 3753, л. 22.

13.     Алиева Ш. Государственное руководство колхозами Узбекистана в годы Великой Отечественной войны: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / — Ленинград, 1952.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

1 комментарий

  • Хайдарыч:

    Женщины-бетоноукладчицы:
    «в 1943 году 60 % от общего числа строителей Саларской ГЭС составляли женщины, которые вручную вырыли 611 тыс. кубометров земли и уложили 4 млн. кубометров бетона»
    (наверняка строить позарез ГЭС потребовалось для обеспечения эвакуированных военных предприятий)

    «в 1941–1942 годах в колхозах республики численность трудоспособных мужчин сократилась на 32 %….. В 1942 году около 50 % от общего числа занятого в сельском хозяйстве населения по Наманганской области составляли женщины, тогда как по Ташкентской, Андижанской и Самаркандской областям Узбекистана их численность достигала 60 %»
    и в то же время
    «количество обязательных рабочих дней для колхозников было увеличено (по сравнению с 1939 годом) и приведено к соответствующему состоянию: для населения нечернозёмных зон 100 трудодней, для зерновых районов Поволжья и Сибири 120 трудодней, для хлопководческих районов (в основном Средняя Азия и Кавказ) самая высокая норма 150 трудодней в году [6]. Как известно, труд среднеазиатских хлопкоробов был очень тяжёлым в сравнении другими регионами. Эти трудодни вырабатывались намного больше нормы. Например, в 1940 году количество трудодней одного узбекского хлопкороба составило 215, тогда как в 1943 году этот показатель равнялся 280 дням, а в 1944 году уже 311 дням ….. был снижен показатель численности колхозников не сумевших выполнить норму трудодней. По сравнению с другими республиками бывшего Советского Союза в Узбекистане этот показатель был самым низким. Так, в 1941 г. численность колхозников, не выполнивших норму трудодней составила: по Азербайджану 15 %, по Казахстану 12,4 % и по Узбекистану 8,9 %»

    «..Непосильный труд и тяжёлые условия работы оказывали негативное влияние на здоровье женщин, эти последствия наблюдались и в послевоенные годы… В годы войны, в условиях тотальной нищеты и голода, изнурённые непосильным трудом женщины-труженицы не могли уделять должного внимания своим семьям, что неизбежно отражалось и на их личной жизни.»

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.